Срединная Англия

Оцените книгу

О книге

И вновь Джонатану Коу удался этот непростой писательский трюк – одарить нас глубоко британским романом, где живое целое составляют сверхактуальный и очень честный взгляд на общественный ландшафт нашего времени, подробное человечное наблюдение за трагикомедией жизни в 2010-е, ностальгия, особый, задумчивый уют и непременная ирония, столь дорогая нам в книгах Коу. Но и это еще не все. “Срединная Англия” – заключительная часть трилогии, начатой в романах “Клуб ракалий” и “Круг замкнулся”. Три книги сложились во впечатляющую сагу новейшей истории Британии с 1970-х по наши дни. Мы снова с Бенджамином Тракаллеем, Дугом Андертоном и их близкими пытаемся постичь странности устройства современной Британии, в которой все меньше той воображаемой Англии, с которой Толкин писал Средиземье. “Срединная Англия” – это путешествие по лабиринту обыденных странностей, которыми все больше наполняется жизнь. Это история сражения обыкновенного человека с надвигающимся со всех сторон хаосом – и оружием, казалось бы, в заранее проигранной битве является человеческое тепло и близость: вроде мрак сгустился и Средиземье вот-вот сгинет навсегда, но можно просто посмотреть в глаза другого человека – и морок вдруг развеется.

Подробная информация

Дата написания: 2018

Год издания: 2019

ISBN (EAN): 9785864718087

Дата поступления: 10 апреля 2019

Объем: 746.4 тыс. знаков

  1. Lanafly
    Оценил книгу
    Эта так называемая терпимость... Каждый день сталкиваешься с людьми, которые нисколько не терпимы, будь то сотрудники магазинов или обычные прохожие на улице.

    Понятно, что политика или точнее выразиться, политическая жизнь государства неотделима от жизни обывательской. Волей-неволей приходится существовать в заданных рамках, подчиняться законам, чувствовать на себе общее настроение, следовать ему, а может даже, протестовать против. Можно не помнить имена политиков, но, хотим мы того или нет, их дела записываются в большую книгу Истории, иногда бывает втягивая в историю всю страну.
    Как можно не знать значение слова "брексит"? А "ксенофобия"? А "политкорректность"?

    Роман Коу оказался ничуть не политизированным, он просто о том, как жизнь страны влияет на судьбу каждого из героев. Большая семья с её проблемами взаимоотношений внутри себя и окружающими, прослеживается автором приблизительно с 2010 года до 2018 год. Нетерпимость британцев к людям иного происхождения выглядит как аномалия: разве срединная Англия, - простая, тихая, мирная, уютная глубинка - такова? Почему свекровь главной героини Софи, Хелена, считает свою горничную из Литвы - женщиной сортом ниже себя? А её сыну выгодно думать, что место, на которое он сам метил, досталось иностранке вовсе не потому что она - лучший специалист.

    В книге есть место смешному, как, например, любовная сцена в шкафу двух немолодых уже любовников и грустное: ощущение неправильности того, как изначально хорошее можно извратить, перекосить и обезумить. А как ещё назвать остранение от преподавания Софи за то, что та всего лишь неудачно пошутила со своей студенткой? Но из этого раздули грандиозный скандал, усмотрев в безобидных словах унизительный подтекст.

    Оказывается, роман часть трилогии, но читая его, я никак этого не ощущала. Поэтому смело рекомендую его всем, без оглядки на два предыдущих.
    Очень английская проза, вдумчивая и чуть ироничная, не лишённая особого шарма.
    О людях, о нравах, о жизни в нашем настоящем.

    Дальше...

  2. lustdevildoll
    Оценил книгу

    Первые две книги этой трилогии я читала сравнительно недавно, герои и ключевые события не успели померкнуть в памяти, поэтому выход третьей книги в "Фантоме" всего через несколько месяцев после публикации в оригинале стал приятной неожиданностью. Коу не изменяет себе, его герои, хоть и стареют, остаются такими же обаятельными и живыми, а текущий политический фон, как и в "Клубе ракалий", добавляет им выпуклости и показывает, как влияют на жизнь внешние события. Я видела пару отзывов критиков, в которых говорили, что события брекзита раскололи британское общество пополам, совсем как у нас в 2014 году, и олимпиада становится еще одним маркером, который ненадолго сплачивает народ, но потом он снова возвращается в исходную разобщенность. Как по мне, про нас это чушь - пассионарии из фейсбука, при всем к ним уважении, все же не половина народа и даже не 5%, тогда как в Англии действительно голоса поделились на 51,9 и 48,1 при явке в 72%. И как же бесят те, кто при демократическом референдуме выступил за мнение, оставшееся в меньшинстве, а потом начал ныть, мол, все нечестно, а если бы пришло на 3 процента больше людей, то результат был бы другим, а давайте переголосуем и бла-бла-бла (в книге такие персонажи тоже были, куда же без них). Уважайте чужое мнение, даже если оно не совпадает с вашим.

    Коу, как истинный левак, рисует сторонников брексита пещерными ксенофобами, пересказывающими друг другу страшилки, не имеющие к действительности отношения. В качестве одиозного персонажа он выводит свекровь Софи (один раз заявившую, что Энох Пауэлл в своей речи был не так уж и неправ, что, будь она человеком публичным, было бы равносильно в современной Англии социальному самоубийству), которая относится к своей приехавшей из Литвы домработнице как к человеку второго сорта - будем честными, а английские аристократы прошлого к своим слугам относились как-то по-другому? Или сейчас средний англичанин не смотрит свысока на русского даже олигарха? Во время чтения этой книги как раз была в Англии и там гуляла в разношерстной компании европейцев, так вот, когда я упомянула Uber в Москве, на меня посмотрели так, будто у меня вторая голова внезапно отросла: у вас в России есть убер? Так и хотелось ответить, что нет, на самом деле мы на медведях скачем да на телегах ездим.

    Повествование охватывает восемь лет, с 2010 по 2018. За это время в жизнях героев происходит много всего. Бен, ныне одинокий, т.к. с Сисили Бойд все же ничего не вышло, таки публикует свой опус магнум в региональном издательстве своего друга Филипа. Так бы и остался роман скромной малотиражкой, да на него пал взор жюри маститой литературной премии, которой надо было восполнить региональную квоту. Книга вошла в лонг-лист, а Бен ракетой вознесся к славе, хоть автор и иронизирует по-доброму о том, что писатель все же не поп-звезда, масштабы узнавания и поклонения совсем не те. Дуг Андертон продолжает левачить в своей газете, но, пока жена сидит дома с детьми, заводит роман с политической деятельницей консервативного толка. Дочь Лоис Тракаллей, Софи, получает хорошее гуманитарное образование и является в романе олицетворением разумного либерала, а вот юная студентка-дочь Дуга со странным именем Кориандр - пример радикалов-SJW, готовых закатать чужую жизнь и карьеру в асфальт из-за малейшей обидки. Ситуация наитупейшая: студентка-трансгендер не могла выбрать, в какой день ей ходить на семинары, преподаватель посоветовала ей определяться поскорее, и в итоге на нее наехали за хейт спич и выгнали с работы. Причем что студентка-трансгендер потом пришла к ней и извинилась - а что мешало в разгар травли встать и сказать: "Народ, хватит, я не обиделась!"? Муж Софи, Иэн, по социальному положению и образованию ниже чем она, и являет собой иллюстрацию копящейся в коренных британцах пассивной обратки к "меня не повышают, потому что я черный" - теперь всех бесят обязательные квоты на женщин, этнических и сексуальных меньшинств, и что если раньше при прочих равных между белым мужчиной и черной женщиной выбирали всегда белого мужчину, то сейчас выберут наоборот.

    В чем прелесть британского юмора - Коу не стесняется смеяться не только над представителями противоположного лагеря, но подтрунивает над всеми без исключения, сохраняя видимость беспристрастности, хотя его отношение к происходящему в стране явственно считывается (консерваторов он чморит сильнее). В отличие от наших Войновичей и прочих "сатириков", которые сами всегда все в белом и по отношению к себе убийственно серьезны, у Коу чувствуется, что он часть народа, а не стоит наособицу.

    А еще при чтении мне прямо остро захотелось посмотреть церемонии открытия и закрытия Олимпийских Игр-2012 в Лондоне, так вкусно Коу их описывал.

  3. Forrest
    Оценил книгу

    Неправильно, наверное, начинать читать трилогию с последней книги, но так уж получилось. И не сказать, что мне сильно мешало незнание содержания двух предыдущих романов. Все было очень прозрачно и понятно. Несколько раз пришлось листать обратно, чтобы вспомнить кто кому и кем приходится. Но это не только большое количество персонажей, но и чисто мое собственное невнимание.
    Что больше всего поражает? Постоянная мысль - как же это все на нас похоже. Нет, автор не дает забыть о месте действия. Более того, обращает внимание на разницу между жизнью в Лондоне, Бирмингеме и "глухой" английской деревне. Но ощущения постоянного ухудшения жизни, злость и непонимание между людьми, отсутствие ясной перспективы и целей собственного государства - не английская находка. Неважно, какое событие раскалывает общество - Брекзит, пенсионная реформа или избрание Трампа.
    Что делать дальше непонятно, родственники и друзья начинают нести чушь, политики сходят с ума, выходить из дома страшно.
    У Памелы Трэверс был смотритель парка, который каждое свое замечание начинал или заканчивал словами: "Когда я был мальчиком". Это как раз тот золотой век, о котором с такой ностальгией вспоминает большинство. Кроме тех, кто помоложе или у кого память получше.
    Можно, конечно, ненавидеть приезжих, соседей, студентов, преподавателей и разваливших страну политиков. Только вряд ли это кому-то поможет.
    Выход у Джонатана Кроу находится тоже вполне знакомый россиянам: нужно просто жить дальше.
    — Что же из этого следует? — Следует жить,
    шить сарафаны и легкие платья из ситца.
    — Вы полагаете, все это будет носиться?
    — Я полагаю, что все это следует шить.
    Следует шить, ибо, сколько вьюгё не кружить,
    недолговечны ее кабала и опала.

    Не буду придумывать дополнительные параллели с фильмом "Москва слезам не верит", но общее впечатление у меня удивительно сошлось.

  1. Неважно, что ты говоришь. Газетам интересно извлечь из этого историю, и все. А если история недостаточно сильная, они ее усилят сами. В публичном пространстве любая фигура, говорящая со СМИ, делает это на свой страх и риск. Я знаю не понаслышке, со мной тоже так было. До Дэвида Кэмерона мне обычно нет никакого дела, но в данном случае я ему сочувствую. Быть у всех на виду – штука нелегкая.
    20 мая 2019
  2. связанное с деревенской лужайкой, соломенной крышей местного паба, красной телефонной будкой и тихим стуком крикетного мяча о биту? Или же, чтобы полностью постичь его, необходимо погрузиться в сочинения Честертона и Пристли, Х. Э. Бейтса и Л. Т. К. Ролта?
    19 мая 2019
  3. Неважно, что ты говоришь. Газетам интересно извлечь из этого историю, и все. А если история недостаточно сильная, они ее усилят сами. В публичном пространстве любая фигура, говорящая со СМИ, делает это на свой страх и риск. Я знаю не понаслышке, со мной тоже так было. До Дэвида Кэмерона мне обычно нет никакого дела, но в данном случае я ему сочувствую. Быть у всех на ви
    17 мая 2019