Уникальный экземпляр: Истории о том о сём

4,1
752 читателя оценили
297 печ. страниц
2017 год
Оцените книгу
  1. mariepoulain
    Оценил книгу

    Как часто в издательства поступают второсортные тексты от новоиспеченных писателей? Думаю, почти ежедневно. Как часто автором этих текстов оказывается Том Хэнкс? Вот, то-то же. Конечно, издатели ухватились за бомбическую возможность нажиться на имени Хэнкса со скоростью молнии, и какая нахрен разница, хороши ли в действительности его рассказы, если это, мать вашу, сам Том Хэнкс?!

    В моем представлении Хэнкс - такой теплый-ламповый персонаж, и его сборник рассказов с винтажной пишущей машинкой на обложке обещал мне уютное осеннее чтение. Я открывала его без всяческих ожиданий и даже с некоторым опасением. Каждый нынче писатель, от блогеров до санитарок, а на деле графоманство и пустота, нашептывал мне мой внутренний зануда и был в общем-то прав.

    Из семнадцати рассказов Хэнкса мне понравилось... только два. Самый первый рассказ "Изнурительные три недели" стал моим фаворитом и задал отличный темп, но после него все как-то сдулось. Ярким проблеском ближе к концу книги стал рассказ "Нас манит прошлое", действительно взволновал и заставил переживать, но остальные истории прошли мимо меня, не затронули и не запомнились.

    Рассказы в этом сборнике очень простые, непритязательные, неглубокие. Некоторые из них напоминают какие-то бессюжетные зарисовки, но даже хорошо очерченные сюжеты все равно отдают вторичностью: где-то мы все это уже видели/слышали/читали, и не раз. Эти рассказы можно пощелкать, как семечки, пока едешь в транспорте, но если не прочитаешь их, вообще ничего не упустишь.

    Впрочем, я могу простить Хэнксу бесхитростные сюжеты, но не могу закрыть глаза на постоянный product placement, которым топорно напичкана эта книга. Если герой пользуется мобильником, это обязательно айфончег (а не ваш сраный самсунг), если едет на бензоколонку - это непременно "Шелл" (нам же так важно знать об этом). Подташнивает от столь явной рекламы в литературе.

    "Уникальный экземпляр" - книга очень американская во всем, от сюжетов и "газетных" вставок между рассказами до упомянутых брендов и мыслей героев ("Мой аккаунт взломали! Кто бы это мог быть? Русские!"). По тексту сразу чувствуется, что книга переводная, а по ходу чтения особо не чувствуется ничего. Томми, я хочу помнить тебя классным актером, а не середнячковым писакой, прости.

    М.

  2. Flight-of-fancy
    Оценил книгу

    Я не ждала от этой книги ничего хорошего: сейчас, кажется, каждая знаменитость в любой сфере решила, что помимо своего основного дела жизни, она/он может еще петь, плясать, писать, играть в кино, шить, нужное подчеркнуть, отсутствующее дописать – ну чего еще ждать от книги актера, кроме самопиара и заработка? Ой, да кому я вру, конечно же, я ждала! Если не ах какого слога, то хотя бы начинку, добротную и теплую – это же Том Хэнкс, а я really really really really really really like him.

    Может, это и повлияло. Или звезды так сошлись, или на усталый мозг его простой незатейливый, но какой-то очень настоящий слог так созвучно лег, но мне понравилось. Не до искр из глаз, как иногда бывает от самых великолепных книг, не до степени, когда хочется купить книгу только чтобы пихать ее каждому встречному-поперечному, лишь бы прочитало как можно большее количество людей. Но понравилось.

    Том Хэнкс вызывает у меня стойкую ассоциацию доброго, ироничного, немного мечтательного дедушки, и большинство рассказов именно такими у него и вышло: будто сидишь с кружкой чая, а тебе рассказывают о жизни всех знакомых до пятого колена, специально припоминая что поинтереснее, чтобы отвлечь от суетливого мира вокруг, продлить беседу подольше. Как в любом таком разговоре попадаются гнилые яблоки, они все тянутся и тянутся, и вроде не вежливо тему перевести на что-то другое, но и терпеть уже мочи нет. А есть и настоящие бриллианты – слушаешь и хочется не отпускать их никогда, такие они особенные, самые-самые важные из всех услышанных. Для меня такие почему-то про 30-50-е годы, это, наверное, Брэдбери виноват, заразил любовью к этому периоду времени, теперь не отделаешься. Рэев дух, на мой вкус, во многих моментах над книгой так и витает – то же самое ощущение пронзительно светлой печали, как и от многих его рассказов, когда тебе грустно, сам не понимаешь, почему. И то ли хочется быть героем этой истории, то ли наоборот тихонько радуешься, что это не ты замер на страницах.

    Не думала (но тайно надеялась), что скажу это, но если Том решится на еще один сборник – я буду в первых рядах с протянутой к книжке рукой. Не без шероховатостей, не без притирки, но хорошо пошло, ох как хорошо!

  3. Marikk
    Оценил книгу

    узнала про книгу на ЛЛ.
    Том Хэнкс - не то, чтобы мой любимый актер, но фильмы с ним мне нравятся (Форрест Гамп - вне конкуренции!). И каково же было мое удивление, когда я узнала, что у него вышла первая книга. Сразу стало любопытно, сможет ли именитый актер реализовать себя как писатель. И, знаете, ему удалось!
    книга содержит 17 рассказов из жизни США начала 21 века. Герои попадают или в комичные, или в драматичные ситуации, но все повествование приправлено добрым юмором и неизменным оптимизмом.
    Пожалуй, больше всего запомнились рассказы "Добро пожаловать на Марс" (отношения отцов и детей, взросление), "Особенные выходные" (любовь сына и матери, несмотря на разлуку), "Нас манит прошлое" (любовь, которая не может сбыться, т.к. она живет в 1939 году, а он - в начале 21 века) и "Спросить Костаса" (оптимизм нелегального эмигранта в США после Второй мировой войны).
    стоит отметить, что где главным героем, где маленькой деталью являются печатные машинки. Если читать в оформлении Литреса, то они в начале каждого рассказа. Вот такой вот ретро-шик)))

  1. По привычке он сел за стол с книгой и уже погрузился в чтение.
    3 января 2018
  2. – С днем рождения, сын, – произнес Фрэнк. – Сколько там тебе стукнуло? – Девятнадцать, но с тобой я чувствую себя на тридцатник.
    2 января 2018
  3. Отношение к конкретным людям целиком и полностью определялось тем, в какую сторону дул ветер его предвзятых мнений.
    3 января 2018