«Сто лет одиночества» читать онлайн книгу 📙 автора Габриэля Гарсиа Маркеса на MyBook.ru
image
Сто лет одиночества

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.2 
(5 204 оценки)

Сто лет одиночества

419 печатных страниц

2012 год

12+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

Все книги Габриэля Гарсии Маркеса обладают особой атмосферой, заставляют читателя сопереживать и погружаться в мир, который описывает автор. «Сто лет одиночества» — культовая книга этого автора, она написана в жанре магического реализма, а значит, что здесь реалистическая картина мира будет дополнена мистическими и фантастическими элементами. Книга построена по кольцевой композиции и повествует о семье Буэндиа и о событиях в деревне Макондо. Название романа не случайно, ведь именно от одиночества больше всего страдают его персонажи — это словно генетическая болезнь семейства Буэндиа. Кроме того, вся деревня живет в изоляции от внешнего мира, ожидая приезда цыган, которые время от времени привозят с собой новые изобретения и рассказы о том, что творится в остальном мире. Прочитайте эту книгу, и вы узнаете, что не только люди, но и целые народы могут быть одиноки.

читайте онлайн полную версию книги «Сто лет одиночества» автора Габриэль Гарсиа Маркес на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Сто лет одиночества» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 1967Объем: 754816
Год издания: 2012Дата поступления: 28 января 2021
ISBN (EAN): 9785271346873
Переводчик: Маргарита Былинкина
Правообладатель
10 828 книг

Поделиться

malasla

Оценил книгу

Я вообще часто перечитываю книги, но Сто лет одиночесва я перечитываю чаще остальных.
Я очень люблю ее, эту странную историю с самым красивым началом в мире:

Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лед. Макондо было тогда небольшим селением с двумя десятками хижин, выстроенных из глины и бамбука на берегу реки, которая мчала свои прозрачные воды по ложу из белых отполированных камней, огромных, как доисторические яйца.

Я знаю ее на память, эту прекрасную фразу. Так же сильно, как ее, я люблю еще только одно предложение из Степного волка, после которого я стала любить то, как написано, так же сильно, как то, что написано. Ну, ту, знаете, там еще про красивую и грустную улыбку Галлера.

Кода я была маленькая, меня всегда пугали, что вот Маркеса нужно читать, составляя попутно генеалогическое древо персонажей, потому что иначе - никак не разобраться.

И это так неправильно.
Они ведь все разные совершенно. Вот как можно спутать Хосе Аркадио, мечтателя, отдавшего судьбу на откуп любви и основавшего целый город, Хосе Аркадио, изрисованного татуировками, как Квикег (хотя мне больше нравится его представлять Человеком в картинках Бредбери - чтоб они двигались и рассказывали истории), и Хосе Аркадио, который любил детей, деньги, и не любил оправдывать надежд?

Но больше всех я, конечно, люблю полковника.
Не за тридцать два неудачных восстания, не за то, что он родился с открытыми глазами и даже не за редкий талант к выживанию в сложные периоды жизни.
А потому что он делал золотых рыбок.

Вы только вслушайтесь, как это звучит - делал золотых рыбок.

Кажется, моя любовь к украшениям в виде рыб - именно от него.

23 июля 2011
LiveLib

Поделиться

TibetanFox

Оценил книгу

Где-то в потусторонних мирах мойры прядут полотно бытия. Когда на том его клочке, который отвечает за Латинскую Америку, встречается ниточка гнилая, тусклая, одним словом, недоброкачественная — будьте уверены, владелец этой судьбы родится в семье Буэндиа и звать его будут Хосе Аркадио или Аурелиано, а может быть Урсула, Амаранта или Ремедиос, как хромосома ляжет.

Вот мы смеёмся над наивными латиноамериканскими мыльными операми, вроде как страсти в них наигранные, чрезмерные, карикатурные. А после "Ста лет одиночества" понимаешь, что латиносы и есть такие, слегка карикатурные в своих страстях. Мы им, наверное, кажется пассивными амёбками без тени эмоций. Эту карикатурность Гарсиа Маркес доводит до гротеска, но всё же нельзя отрицать — семья Буэндиа не странная до ненормальности, наоборот, она нормальная до странности. Это типичные латиноамериканцы с их не слишком-то радостными судьбами: революционеры, домохозяйки, пылкие любовники, изобретатели, недотёпы... Целая энциклопедия человеческих характеров. Характеры слегка видоизменены, как, например, у Салтыкова-Щедрина, для более яркого эффекта. Но они всё же узнаваемы.

Чем должна быть пропитана ниточка судьбы, чтобы получился типичный Буэндиа?
Тягой к инцесту. Именно из него растут корни и семьи Буэндиа, и самого городка Макондо, чьё название приснилось фантазёру-основателю. От инцеста, верят Буэндиа, рождаются дети со свинячьими хвостами или вовсе игуаны. На протяжении всего романа игуаны и крокодилы остаются упрятанными в человеческие шкурки, но всё равно понятно, что в них кипит холодная кровь, пламень страстей берёт начало из того льда, на который смотрел малыш, будущий полковник Аурелиано. Когда свинячий хвостик всё-таки появляется, рыжие муравьи утаскивают сморщенную пустую шкурку этого уродца. Ему ещё повезло, потому что все остальные Буэндиа внутри такие же пустые, но так явно этого не видно, вот они и мучаются.
Пассионарностью. Не той, возвышенной и гумилёвской, а той, которая скорее называется "шило в заднице". Даже если Буэндиа получается спокойный и флегматичный, он фанатично предаётся какой-нибудь ерунде. Может быть, так они заполняют свою пустоту — шумом, гамом, видимостью действия.
Смертью и тленом. Со смертью у Буэндиа особые отношения, призраков в доме больше, чем живых. Кто-то после смерти стареет, кто-то молодеет, кто-то прибивается к берегу Буэндиа, чтобы умереть второй раз (а первый раз его засосало болото), а затем и третий раз, после смерти — уйти наконец. Где-то слышен клок-клок костей в мешочке, где-то полковник прислонился лбом к дереву да так и застыл, а под тем же деревом сидит престарелый основатель, который просто не обратил внимания, что помер. Кого-то перед смертью судьба скукоживает в крошечного ребёнка, так что хоронить приходится в корзинке. Кого-то присылают в ящике вместо рождественского подарка. Некоторым не везёт ещё больше, читайте, читайте, после смерти им не обрести покой.
Чудесами. Тут даже не столько заслуга Буэндиа, сколько вообще латиноамериканского народа. Даже не буду перечислять, потому что целый каталог бесовщины из романа можно издавать отдельной повестью.
Революцией. Война, бунты, либералы, демократы, восстания рабочих. Без этого не бывает Латинской Америки, увы. Золотых рыбок, волшебных магнитов и танца бабочек недостаточно для того, чтобы понять эту угрюмую, в общем-то, страну. Через все чудеса проглядывают эти чудовищные проявления реальности.
Цикличностью. Возможно нить судьбы сбивается в узелок, так что приходится вновь и вновь переживать одно и то же, только более тускло, менее масштабно. Время истончается и стареет, всё приходит в упадок, потому что если долго-долго ездить по одной и той же спирали, то рано или поздно она прорвётся, и всё сгинет в тартарары.
Одиночеством. Стоит ли раскрывать?

Много ещё чего интересного есть у Гарсиа Маркеса. Если уж браться за его прочтение, то "Сто лет одиночества" нужно ставить одной из первых книг, так много мотивов будет потом раскрыто и дополнено дальше. Хотя я прекрасно понимаю, почему многим этим книга не нравится. Уж слишком резко она пахнет чужаками, рисует непривычное. Что латиносу хорошо, то русскому — магический реализм.

6 июня 2013
LiveLib

Поделиться

bigminipig

Оценил книгу

Десять лет предвкушения и опасений, что книга окажется сложным непонятым кирпичом, а потом всего несколько дней чистейшего удовольствия от «падения в кроличью нору».
Если меня попросят пересказать эту книгу, я, скорее всего, жестами покажу, что сорвала горло на концерте «Король и Шут» и не могу говорить, потому что словами не передать. Если начинаешь рассказывать сюжет, чувствуешь себя каким-то дурачком, самой начинает казаться просто очередной бесконечный латиноамериканский сериал. С тем же успехом можно попробовать пересказать фейерверк, или описать увиденное в калейдоскоп. Сюжет банален и стар как сама Литература. Перед нами несколько поколений одной семьи — мужики воюют и таскаются, бабы вышивают у окна и рожают. Тем не менее, это одна из самых чудесных, красивых и обворожительных историй, что я читала!
Забористый такой коктейль «Зелёный мексиканец колумбиец», где слоями реальность, мистика, волшебство, ил болотный. Пить залпом. Лёгкая горечь грусти в послевкусии.

9 мая 2012
LiveLib

Поделиться

Он почувствовал напряжение всех ее жилок, пульс ее несчастья и влажную ладонь с линией жизни, усеченной в основании большого пальца по воле смерти.
22 мая 2022

Поделиться

Амаранта пришла на кухню и положила руку на угли в печи и держала, пока боль стала такой, что уже ничего не чувствовалось, кроме тошнотворного запаха паленого мяса. Таково «ослиное лекарство» отугрызений совести. Несколько дней она ходила по дому, держа руку в чаше с яичным белком, а когда ожоги зажили, казалось, что яичный белок исцелил и ее сердечные раны. Единственный неизгладимый след, который оставила трагедия, была черная креповая повязка, которую она надела на обожженную руку и носила до самой смерти.
22 мая 2022

Поделиться

а потом – глубокую тишину, пахнувшую растоптанными цветами.
22 мая 2022

Поделиться

Интересные факты

В 2006 году Педро Санчес, мэр городка Аракатака, в котором родился Маркес, предложил переименовать поселение в Макондо, в честь места действия романа «Сто лет одиночества». Было проведено голосование, но, хотя более 90 % проголосовавших высказались за переименование, город переименован не был, поскольку в голосовании приняла участие лишь половина из необходимых 7400 человек.

У проекта Егора Летова «Егор и Опизденевшие» в 1993 году вышел альбом «Сто лет одиночества», на котором есть композиция с тем же названием.
У Зои Ященко и группы «Белая Гвардия» в репертуаре есть песня «Сто лет одиночества».
У группы БИ-2 в альбоме Moloko есть песня «Макондо», где, в частности, поется про дождь.

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой