Читайте и слушайте
169 000 книг и 9 000 аудиокниг

Нечего бояться

3,8
70 читателей оценили
281 печ. страниц
2011 год
Оцените книгу

О книге

Лауреат Букеровской премии Джулиан Барнс – один из самых ярких и оригинальных прозаиков современной Британии, автор таких международных бестселлеров, как «Англия, Англия», «Попугай Флобера», «История мира в 10/2 главах», «Любовь и так далее», «Метроленд», и многих других. Возможно, основной его талант – умение легко и естественно играть в своих произведениях стилями и направлениями. Тонкая стилизация и едкая ирония, утонченный лиризм и доходящий до цинизма сарказм, агрессивная жесткость и веселое озорство – Барнсу подвластно все это и многое другое. В книге «Нечего бояться» он размышляет о страхе смерти и о том, что для многих предопределяет отношение к смерти, – о вере. Как всегда, размышления Барнса охватывают широкий культурный контекст, в котором истории из жизни великих, но ушедших – Монтеня и Флобера, Стендаля и братьев Гонкур, Шостаковича и Россини – перемежаются с автобиографическими наблюдениями.

Подробная информация

Переводчики: Д. Симановский, Сергей Полотовский

Правообладатель: Азбука-Аттикус

Дата написания: 2008

Год издания: 2011

ISBN (EAN): 9785389125049

Объем: 507.3 тыс. знаков

  1. jonny_c
    Оценил книгу

    Я почти уверен, что все наши страхи, начиная со страха перед публичным выступлением и заканчивая страхом сойти с ума, произрастают из страха смерти. Я также почти уверен, что не я один пришел к такому выводу, и, что не я один боюсь смерти так, что порой зубы сводит. Этот страх преследует нас всю жизнь, определяет многие наши поступки и зачастую ограничивает нас в своем выборе.

    Мысли о том, что с нами будет происходить в процессе умирания и что будет после него, приводят большинство людей в ужас и для того, чтобы избавиться от этого кошмара, или хотя бы немного его притупить, мы прибегаем к различным уловкам. Мы обращаемся к психотерапевтам, экстрасенсам, шаманам и астрологам. Мы выполняем ежедневные ритуалы, принимаем таблетки, находим утешение в стакане с водкой, читаем книги, терзаем докторов. Но самой большой уловкой, которую придумал человек с целью избавления от страха смерти, является религия с ее обещаниями загробной жизни в обмен на то, что люди будут любить и почитать Господа Бога нашего и усердно замаливать свои грехи. Я, конечно, сейчас рассуждаю как дилетант, но я убежден, что религия не только не ослабляет страх перед смертью, а как раз, наоборот, во сто крат его усиливает.

    В общем, вопрос, касающийся того, что будет с нами после того, как мы умрем и, что мы будем испытывать во время перехода в мир иной, волновал не одно поколение людей. Многие мыслители и ученые головы прошлых столетий посвящали свои труды рассуждениям на эту извечную тему, многие писатели в своих произведениях прямо и откровенно делились своими чувствами и ожиданиями, связанными с неизбежной кончиной. К этому числу принадлежит и Джулиан Барнс.

    С обложки своей книги он говорит нам: "Нечего бояться". Но эта фраза является ни ободрением и ни утешением. Барнс сам не знает, да и никто не знает, что будет там, в огромном бескрайнем ничто, когда оно окутает нас и увлечет за собой. Барнс не знает, будет ли смерть выглядеть как старуха с косой или как сладкоголосая сирена, он лишь говорит о том, что не перестает о ней думать. "Нечего бояться" – эта фраза, которая является заголовком книги, указывает на то, что мы, ничего не зная о смерти, можем лишь принять ее как данность, как неизбежный факт, и сопроводить эту фразу, произнесенную в контексте рассуждений о конце своего существования, любимым Тургеневским жестом - легкий взмах рукой, означающий "да гори оно все синем пламенем, будь, что будет".

    Я не ожидал, что книга меня так увлечет, ведь с этим писателем я раньше не был знаком. Книга хоть и небольшого размера, но читается долго и тяжело, нужно вдумываться практически в каждую строчку. Однако, она не перестает быть интересной до самого конца. Барнс обильно сдабривает повествование своими воспоминаниями из прошлого, знакомит читателей с членами своей семьи и дает им запоминающиеся характеристики. Но, в основном, на страницах книги он размышляет о том, что ждет нас впереди, за порогом жизни, рассказывает о, казалось бы, малозначительных фактах из жизни некоторых своих коллег, философов, художников и композиторов, фактах, которые указывают на их отношение к смерти, на то, какой они ее представляли и что от нее ожидали.

    Прочитав эту книгу, мы можем сделать свои выводы, можем сформировать свое видение этой проблемы, можем мысленно поспорить с писателем, но перестать бояться мы не сможем. Эта книга не является сборником психологических приемов, призванных побороть страх перед кончиной. Это прежде всего трезвый незамыленный взгляд зрелого человека на жизнь и смерть, человека, старающегося разобраться в своих переживаниях, обладающего такими же страхами как и большинство людей и имеющего талант живо и ярко их описывать.

    Дружите со своими страхами, ведь они призваны нас защищать.

  2. panda007
    Оценил книгу

    Барнс мил. Вот не думала, что буду писать это об авторе, которого, по большому счёту, считаю сухарём. Но здесь Барнс, действительно, мил. Может, потому что речь идёт о его собственной семье, и повествует он о ней с изрядной долей иронии, но с неменьшей долей тепла. Бабушка - верная поклонница коммунистов, папа и мама, набившие старыми любовными письмами кожаный пуф, брат, помнящий всё не так, как помнит сам Джулиан, прадедушка, который "отвратительно вонял"...
    И всё-таки книга не о семье. Прежде всего, это размышления на зубодробительные темы: о смерти и о вере. Смерть автора, как и положено, страшит, а веры ему сильно не хватает. Собственно, книга - это история одного неверия (или потери веры), растянувшаяся на век. Как становятся атеистами? Почему становятся атеистами? Что есть вера - удобная привычка или внутренняя потребность?
    При этом забавно, что Барнс постоянно сбивается на то, что ему ближе: размышления о судьбе и предназначении писателя. В результате получается винегрет: множество разных кусочков, приправленных всё той же иронией. И это хорошо, потому что в размышлениях о "серьёзном" Барнсу часто не хватает глубины. Ей богу, существует много трудов гораздо более основательных и убедительных, от упоминаемого в книге Арьеса до Ирвина Ялома с его "Глядя на солнце". Барнс берёт эрудицией, бесконечными байками о знаменитостях, некоторым легкомыслием, которое могло бы показаться кощунственным, если не было бы столь очаровательным.
    Тем не менее, от авторского зубоскальства в какой-то момент устаёшь. С англичанами это случается: в потоке бесконечного остроумия смысл начинает теряться. Нет, конечно, жанр "анекдоты о смерти" вполне имеет право на существование, но сколько анекдотов можно прочесть подряд? Да и от стилистики

    читаете святой комикс Джотто в Падуанском соборе как нон-фикшн

    рано или поздно начинает коробить. Особенно, если вы видели Джотто.
    И книга могла бы начать раздражать, если бы Барнса не было так жалко. Он выглядит столь потерянным, лишённым Пути и ориентиров, не верящим не только в бога, но и вообще в какие-либо ценности: дружбу, любовь, вдохновение, счастье. И за всем этим - страх. Страх поверить, который, пожалуй, и посильнее, чем страх смерти. Потому что всё преходяще, терять больно, а если ни к чему не относиться серьёзно, то вроде и не так больно. Вот только чувство потерянности...
    И всё же я не могу исключить, что перед нами ловкая литературная мистификация. Насколько искренен Барнс? Автор перед нами или всё же литературный герой, хотя и в авторских одеждах? Бог весть. В любом случае, ему не позавидуешь.

  3. nezabudochka
    Оценил книгу
    Возможно, главная граница проходит не между верующими и неверующими, а между теми, кто боится, и теми, кто не боится смерти. Следовательно, мы делимся на четыре категории; понятно, какие две считают себя выше других: те, кто не боится смерти, потому что у них есть вера, и те, кто не боится смерти, несмотря на отсутствие веры. У этих групп нравственный приоритет. На третьем месте те, кто, несмотря на наличие веры, не может избавиться от древнего примитивного рационального страха. А уже за ними, без медалей, без права голоса, в глубокой заднице те из нас, кто боится смерти и не имеет веры.

    А я вот боялась. Очень боялась. Отношения с творчеством Дж. Барнса у меня складываются неоднозначные. Я бесспорно вижу в нем талант и гениальность, но его проза и герои так далеки от меня, что дотянуться невозможно. Но в этот раз он меня удивил. Дж. Барнс открылся мне совершенно с другой стороны и увлек меня в просторы своих мыслей, чувств, ассоциаций и рассуждений. Я внимательно слушала его монолог на вечные темы, кивала головой и искренне радовалась нашему сходству мыслей. Я как будто провела время в компании с близким другом и это прекрасно.

    Это роман - размышление. Это роман - откровение. Дж. Барнс смело и пронзительно рассуждает о смерти, вере, о том кто такой писатель. Он - агностик, живущий со сковывающим страхом перед смертью. И я боюсь смерти. А еще больше я боюсь смерти моих близких... Это такой животный страх, леденящий все внутри. Да, вот такая я трусиха. И думать даже об этом боюсь и не хочу... Вернее не хотела. Пока Дж. Барнс не решил побеседовать со своими читателями и не поделиться наболевшим. Религия и вера... Каждый сам выбирает верить или нет. Среди нас есть и искренне верующие, и те, кто не ходит в Церковь, но имеют свое личное представление о Боге (которые у меня как и у Барнса вызывают реакцию философа), и агностики, и ярые атеисты. Но "и верующие, и неверующие на протяжении веков равно искусны и отвратительны в своих преступлениях." Является ли страх перед смертью чем-то иррациональным? Или это логичное и рациональное чувство? Помогает ли людям вера в Бога и загробный мир жить спокойнее и умиротвореннее? Что нас ждет там впереди? И возможно ли то самое "впереди"? Может все же мы не вечны и просто исчезаем!? Никто не сможет дать однозначные ответы на такие вопросы. Не дает их и Дж. Барнс. Он лишь просто размышляет, никому не навязывая свою точку зрения, спокойно и методично. Свои размышления и автобиографические наблюдения автор перемежает историями о жизни ученых, художников, писателей, композиторов. На страницах романа мы встречаемся с такими великими именами как Флобер и Стендаль, Шостакович и Россини... Эти вкрапления охватывают огромный культурный пласт, отлично вписываются в роман и дают нам более обширную картину жизни, смерти, бытия...

    Очень сильный роман. Многоплановый и глубокий. Темы, затронутые там извечные и "скользкие". Все мы чего-то боимся в жизни. И страх смерти - один из первостепенных, ибо за смертью неизведанная бездна. Возможно ли представить вечную жизнь и заслужило ли ее человечество?

    «Представьте себе жизнь без смерти. Каждый день хотелось бы убить себя от отчаяния».

    Прекрасная книга, с которой я буквально прожила пару суток. Она въелась в меня, в мои чувства и мысли и заставила задуматься о многих вещах. Она необъятна. О ней сложно что-то сказать и вместе с тем невозможно промолчать. Я растащила ее на огромное количество цитат и обязательно к ней еще вернусь. Ближе к старости... Чтобы еще раз окунуться в размышления Дж. Барнса о вечном и понять что же лучше... Старость, немощность и разложение личности или все же смерть и забвение?

    И напоследок о человеческой жизни:)

    Один англосаксонский поэт уподобил человеческую жизнь птичке, влетающей из темноты в ярко освещенный банкетный зал, а затем вылетающей обратно в темноту с противоположного конца: возможно, такой образ утолит чью-то боль от того, что он человек и смертен. Со мной это пока не проходит. Красивая картинка, но педант во мне все хочет указать на то, что любая здравомыслящая птичка, залетев в теплый банкетный зал, усядется на балку и будет там сидеть сколько влезет, а не стремиться обратно наружу. К тому же эта птичка в своем пред- и постсуществовании с обеих сторон пьяного кричащего зала, по крайней мере, все еще летает, что больше, чем можно сказать или будет сказано про нас.
  1. Мои суждения о Сомерсете Моэме были слишком поспешны. «Величайшая трагедия жизни состоит не в том, что люди гибнут, а в том, что они перестают любить».
    23 сентября 2017
  2. Когда спрашивают, В Чем Назначение Романа, я люблю отвечать: «В красивой складной лжи, внутри которой жесткие истины».
    2 сентября 2017
  3. Вот вам еще одна логическая неизбежность. Как у каждого писателя будет последний читатель, так у каждого мертвеца – последний посетитель.
    6 февраля 2019

Интересные факты

В России переведена предпоследняя книга Джулиана Барнса — «Нечего бояться».
На основных книготорговых сайтах (на «Озоне», в «Лабиринте», на Read.ru) приведена обложка книги — которая сопровождается подозрительной аннотацией, где речь идет о некоем Джулиане Варне: «Лауреат Букеровской премии Джулиан Варне — один из самых ярких и оригинальный прозаиков современной Британии» и т.д.
Нелепая ошибка не стоила бы упоминания, если бы этот фантомный двойник Джулиана Барнса возник впервые — однако это далеко не так. Вышеупомянтый Варне много раз проникал в аннотации издательства АСТ; более того, история этого альтернативного писателя — обладателя офранцуженной фамилии и Букеровской премии, которую настоящий Барнс никогда не получал, — восходит, скорее всего, к странному переводу романа «Дневник Бриджит Джонс» — переводу, сделанному для издательства «Торнтон & Сагден» А.Н.Москвичевой; у Хелен Филдинг, если помните, работающая в издательстве Бриджит Джонс встречает Барнса на некой литературной вечеринке, зачем-то вступает с ним в светскую беседу — и от смущения спрашивает совсем не то, что следовало бы. Так вот сначала Барнс там — Барнс; зато буквально в следующем предложении явно тот же персонаж фигурирует уже под фамилией Варне; непостижимый финт переводчицы Москвичевой.
Или не Москвичевой? Чем-то ведь руководствовались люди, которые вывешивают аннотацию к книге, которая начинается со слов «Лауреат Букеровской премии Джулиан Варне», однако затем вышеупомянутый Варне опять трансформируется в Барнса. Да и у Москвичевой, что характерно, он сначала все-таки был Барнс.
На что это не похоже — так это на ошибку, которую совершена человеком; какой человек может быть до такой степени невнимательным?
Скорее, речь идет о действиях некой фантомной сущности, которая явным образом паразитирует на чужом имени — и вот уже на протяжении целого десятилетия генерирует сама себя, без чьих-либо еще усилий. Но что это за сущность, каково ее истинное происхождение и намерения — узнаем ли мы когда-нибудь?
Загадочная история.