Бледный огонь

4,5
128 читателей оценили
284 печ. страниц
2014 год
Оцените книгу

О книге

Роман «Бледный огонь» Владимира Набокова, одно из самых неординарных произведений писателя, увидел свет в 1962 году. Выйдя из печати, «Бледный огонь» сразу попал в центр внимания американских и английских критиков. Далеко не все из них по достоинству оценили новаторство писателя и разглядели за усложненной формой глубинную философскую суть его произведения, в котором раскрывается трагедия отчужденного от мира человеческого «я» и исследуются проблемы соотношения творческой фантазии и безумия, вымысла и реальности, временного и вечного. Однако, несмотря ни на что, это наиболее трудное и непрозрачное англоязычное произведение Набокова стало бестселлером, породив по прошествии некоторого времени множество литературоведческих исследований. В настоящем издании роман печатается в переводе, выполненном Верой Набоковой.

Читайте онлайн полную версию книги «Бледный огонь» автора Владимира Набокова на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Бледный огонь» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: Вера Набокова

Дата написания: 1962

Год издания: 2014

ISBN (EAN): 9785389083837

Объем: 511.2 тыс. знаков

  1. innashpitzberg
    Оценил книгу

    There was a time in my demented youth
    When somehow I suspected that the truth
    About survival after death was known
    To every human being: I alone
    Knew nothing, and a great conspiracy
    Of books and people hid the truth from me.

    Кроме "Лолиты", самое большое впечатлений на американцев Набоков произвел, как мне кажется, именно этим романом.
    Как-то почти весь американский период у Набокова получился энигматичным, но именно "Бледный огонь" - это самая знаменитая загадка Набокова.
    Сначала идет поэма, якобы написанная известным американским поэтом Джоном Шейдом, а затем еще пол книги (или даже больше?) занимает очень подробный комментарий, якобы написанный Джоном Кинботом, коллегой поэта по университету.
    Почему столько "якобы"? Да потому что все в этом романе загадка и ничего нельзя утверждать со стопроцентной точностью, от личности и жизни поэта, до, кажется, сумасшедшего (есть, кстати, интерпретации, где он совсем не сумасшедший) комментатора, который видит в поэме завуалированный рассказ о своей жизни и своей судьбе.
    Кто не слышал о знаменитой Зембле? Так вот это отсюда.
    Поэма в первой части романа написана очень хорошими стихами, а комментарий во второй части очень хорошей прозой, но не это главное. Главное - аллюзии, интерпретации, загадки. И в целом весь роман производит очень сильное, и действительно загадочное впечатление.

    I was the shadow of the waxwing slain
    By the false azure in the windowpane...

    И, получив удовольствие от первого, непосредственного чтения, я прочитала совершенно потрясающее исследование-комментарий Брайана Бойда к "Бледному огню", и сразу же перечитала роман. Совместный эффект от этих трех прочтений (роман, комментарий, роман) настолько силен, что трудно выразить словами.
    Говорят, никто не знает о Набокове столько, сколько знает о нем Брайан Бойд. Так что очень рекомендую его исследование, здесь моя рецензия, а по недавно появившейся у меня дурацкой привычке, процитирую сама себя:

    В этой книге вы найдете разгадки на абсолютно все загадки, спрятанные в великом романе-загадке Набокова "Бледный огонь".

  2. guildenstern
    Оценил книгу

    Я с творчеством Набокова в принципе знакома неприлично плохо, а в "Бледное пламя" полезла исключительно ради того, чтобы понять заголовок кибировского "Из Джона Шейда". Поняла, а кроме того, поняла, откуда растут ноги у "НРЗБ" Гандлевского и вообще у всего это современного описания богемно-университетско-политической жизни (это ведь, наверное, нормально, что мне вспомнились виньетки Жолковского?). Предисловие мне не понравилось именно этим вычурным стилем, который немножко раздражает меня и у более современных авторов, а вот сама поэма, по-моему, замечательна.
    Вообще идея создания персонажа и его стихов (откуда она идет? Пастернак же не мог быть первым) меня искренне забавляет, в "Бледном пламени" же особенно классно, что поэма куда более самоиронична, чем предисловие к ней и комментарии. Кстати, что касается комментариев, они побуждают меня сравнить Набокова с Ивлином Во: какая-то общая идея упадка, куча цитат и знаний отовсюду и абсурд, в т.ч. выражающийся в сочетании аллюзий на реальные события с гиперболизированной выдуманной страной:

    Поэма началась в точке мертвого равновесия года, в первые послеполуночные минуты 1 июля, я в это время играл в шахматы с юным иранцем, завербованным в наши летние классы, и я не сомневаюсь, что наш поэт понял бы одолевающее аннотатора искушение – связать с этой датой некоторое роковое событие – отбытие из Земблы будущего цареубийцы, человека именем Градус. На самом деле Градус вылетел из Онгавы на Копенгаген 5 июля.
    Хотя, признаюсь, комментарии я осилила уже только по диагонали.
  3. EgorMikhaylov
    Оценил книгу

    «Бледный огонь» Набокова. 320 страниц.

    Роман в виде комментариев! Пародия на академизм! Ненадёжный рассказчик! История про цареубийство! «Жизнь человека как комментарий к эзотерической неоконченной поэме!» What's not to love?

    Увы, Набоков часто в пересказе выглядит лучше, чем на бумаге. Придумав занятную интертекстуальную игру, автор спохватывается, хватает читателя за руку и ведёт его по каждой кочке, разжёвывая аллюзии и тыкая пальцем во внутренние рифмы и загадки. Плюс пара смешных фамилий, немножко игры слов, обязательный пинок трупа дедушки Фрейда.

    Полвека назад роман, конечно, был новаторским, но с тех пор много воды утекло, появились Сникет, тот же Данилевски, да хоть бы и Павич (не люблю его, но всё же). В итоге форма уже не потрясает, а содержание вялое.

    Допускаю, конечно, что это художественный приём: рассказчик, видимо, психически нездоров, а творчество душевнобольных не всегда отличается связностью и увлекательностью. Но в любом случае, продраться через эти три сотни страниц было сложно, но не из-за интертекста, а из-за рыхлости сюжета.

  1. Беда не в том, что нам снится слишком необычайный сон: А в том, что мы его не можем сделать Достаточно невероятным: все, что можем мы 230 Придумать, – это только домашнее привидение.
    26 августа 2018
  2. Марс рдел. Женились шахи. Шпионили угрюмые русские. Лэнг сделал твой портрет. И как-то вечером я умер.
    8 сентября 2014
  3. «Радость», знаете ли, есть нечто чрезвычайно субъективное
    18 марта 2019