Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Имя мне – Красный

Имя мне – Красный
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
943 уже добавили
Оценка читателей
4.12

Четырем мастерам персидской миниатюры поручено проиллюстрировать тайную книгу для султана, дабы имя его и деяния обрели бессмертие и славу в веках. Однако по городу ходят слухи, что книга противоречит законам мусульманского мира, что сделана она по принципам венецианских безбожников и неосторожный свидетель, осмелившийся взглянуть на запретные страницы, неминуемо ослепнет. После жестокого убийства одного из художников становится ясно, что продолжать работу над заказом султана – смертельно опасно, а личность убийцы можно установить, лишь внимательно всмотревшись в замысловатые линии загадочного рисунка.

Лучшие рецензии
TibetanFox
TibetanFox
Оценка:
110

Скандалы! Интриги! Обман!

— Объясни же тому, кто ни разу не видел красный цвет, какое чувство он вызывает.
— Если бы могли прикоснуться к нему пальцем, ощутили бы металл, похожий на железо или медь. Если бы взяли его в пригоршню, обожглись бы. На вкус он похож на солёное мясо и такой же сытный; если положить его на язык — заполнит рот целиком. Пахнет он как разгорячённый конь. А если сравнить его запах с запахом цветка, то это была бы ромашка, а не красная роза.

Я напряглась, когда увидела, что в переводе «Меня зовут красный» — 480 страниц, а в «Имя мне — Красный» — 545 (при убористом мелком шрифте). Я напряглась, когда увидела, что в первом варианте перевода нет сразу нескольких глав (можете меня поправить, потому что я читала электронную версию, а не бумажную, но там нет глав от имени рисунка дерева, двух дервишей, от имени убитого трансвестита и, возможно, ещё каких-то второстепенных). А ещё я напряглась, когда сравнила пару глав, и оказалось, что в «Меня зовут красный» отсутствуют целые абзацы, а всё остальное написано странным стилем, как будто писал не Орхан Памук, а Орхан Паланик. В общем, товарищи, плюньте на «Меня зовут красный» — это фу-фу-фу какое-то. Ну, вот сравните самые первые три абзаца:
«Меня зовут красный»:

Я – мертвый, я – труп на дне колодца. Я давно перестал дышать, у меня остановилось сердце, но никто – кроме подлого убийцы – не знает, что со мной произошло. Этот негодяй, желая убедиться, что я мертв, слушал мое дыхание, щупал пульс, а потом пнул ногой в бок, отнес к колодцу и сбросил в него. Мой череп при падении треснул, лицо расплющилось, кости переломались, рот наполнился кровью.
Я ушел из дома четыре дня назад: жена и дети, наверное, ждут меня, а дочь все глаза проплакала, глядя на калитку.
А может, не ждут? Может, смирились с тем, что меня нет? Это было бы плохо. Что такое жизнь?

«Имя мне — Красный»:

Я теперь мертвец, труп, лежащий на дне колодца. Я давно испустил свой последний вздох, давно остановилось моё сердце, но, кроме подлого убийцы, никто не знает, какая участь меня постигла. А он, мерзавец, хотел точно удостовериться, что прикончил меня: прислушался, не дышу ли, пощупал, не бьётся ли пульс, потом пнул меня в бок, оттащил к колодцу, перевалил через край и сбросил вниз. Когда я долетел до дна, мой череп, и без того уже проломленный камнем, разлетелся на куски; лицо превратилось в месиво, не осталось ни лба, ни щёк; кости переломались, рот наполнился кровью.
Вот уже четыре дня, как я не появлялся дома. Жена и дети сбились с ног, меня разыскивая. Дочка выплакала все глаза и всё смотрит на садовую калитку, все домашние извелись от неизвестности и ждут, ждут, когда же я вернусь.
А может, никто и не ждёт, я даже этого точно не знаю. Может, уже привыкли, что меня нет, — вот это было бы плохо. Ведь когда человек попадает сюда, ему начинает казаться, что там, в оставленной им жизни, всё продолжает идти точно так же, как прежде. Что было до моего рождения? Бескрайняя бездна времени. И после моей смерти время будет длиться долго, бесконечно! Пока я был жив, никогда об этом не задумывался, жил себе в полоске света между двумя безднами тьмы.

Ладно, ладно, все уже поняли, какой перевод искать. Теперь к делу. На первый взгляд, перед нами — детектив. Четверо мастеров старой школы восточной миниатюры иллюстрировали книгу для султана, потом один из них решил настучать на то, что рисунки с европейской подоплёкой, значит, оскорбительные, а другой его укокошил. Потом заодно пришиб и руководителя всей этой конторки, а некоему молодому человеку, которому приспичило жениться на дочке этого руководителя, приходится искать убийцу. Главы даны очень интересно: они рассказаны попеременно разными персонажами, причём рассказ может идти от имени всех трёх миниатюрщиков, но мы не будем знать, кто из них убийца, а потом идёт рассказ от имени убийцы — и мы опять же до самых последних глав будем ждать, что он спалится, скрупулёзно сравнивать мелочи в его рассказе с деталями жизни всёх трёх… но я вот не знаток детективов, почти до самого конца не смогла составить его психологический портрет, не вычислила. Некоторые главы вообще идут от лица рисунков, они к детективному сюжету не имеют почти никакого отношения, зато несут важную смысловую нагрузку. И всё это в тяжеловесном облачении любовной истории и множества фактов по поводу искусства миниатюры и классического восточного рисунка.

А в смысловой части романа запрятано куда больше, чем обычно в детективе. Это, как всегда у Памука, попытка сравнения двух культур, даже двух взглядов на культуру и искусство вообще. Восток и запад. Турция одновременно находится в Европе и Азии, неудивительно, что именно в ней рождаются такие эклектичные произведения. Чем же отличаются турецкие рисунки от европейских? Тем, что на них сюжеты, силуэты и изображения традиционны. Невозможно узнать имя султана на рисунке, потому что султан всегда изображается одинаково. Нельзя изобразить мечеть маленькой, даже если она стоит вдалеке, дело не в перспективе, а в том, что это неуважение. Да и кому нужна эта перспектива? Хочешь перспективу — выгляни в окно, а рисунок стремится к идеальному отображению реальности, которое шлифуется годами, так что даже слепой мастер может продолжать штамповать идеальных одинаковых людишек и коней на рисунках. Потому что, возможно, именно так идеально и видит вещи Аллах — не отдельное дерево, а идею дерева, не отдельного торговца, которого ты бы узнал после того, как увидел портрет, а идею о всех торговцах вообще. А индивидуальные черты на рисунке — из Европы, от шайтана, вечно эти европейцы всюду выпячивают свою индивидуальность и гордыню, Я, Я, Я.

Наверное, именно мы, россияне, тоже живущие наполовину в Азии, наполовину в Европе, способны понять идеи Памука лучше всего. Он не даёт нам окончательного ответа, хорошо ли это смешение культур или дурно, каждый должен решить для себя сам, но он показывает, к чему могут привести радикальные позиции как традиционалистов, так и новаторов. Может быть, этот довольно плотный текст и не так легко читать, а местами повествование провисает и становится скучно, но всё же он очень и очень хорош.

Забавный момент, что одним из второстепенных действующих лиц Памук вывел себя (о чём чётко говорит в последней главе), вы сразу узнаете его в маленьком ребёнке по имени… Орхан. А ещё порадовала гениальная идея чудесного исцеления одного из главных героев опять же в последних главах. Весь роман довольно целомудренный, хотя намёки на гомосексуализм, секс и разврат присутствуют часто, но всегда в выражениях завуалированных, по-восточному увиливающих. И вот в самом конце главная героиня вдруг решает без всяких увёрток… Сделать главному герою, истекающему кровью и почти помирающему, неожиданный минет, хотя до этого всячески отбрыкивалась, дескать она не подзаборная девка. И он помогает, что самое интересное, жизнь возвращается в, прошу прощения за дурной каламбур, члены главного героя, он бодрится и выживает. Вот она, силушка женская целебная… Надо этот способ запомнить, а то вдруг война.

Читать полностью
Aedicula
Aedicula
Оценка:
77

Не будет рецензии, а только отзыв, полный моих щенячих визгов благодаря впечатлениям от знакомства с творчеством Орахана Памука. Глубоко впечатлена передачей сочного турецкого колорита в сочетании с таким малознакомым миром искусства средневековой иллюстрации. Детективная сюжетная линия ушла для меня на второй план, уступив все читательское внимание своеобразного магическому реализму - в книге Памука, поочередно рассказывают свои истории не только практически все действующие лица сюжета, но и "персонажи" реалистичность или одушевленность которых подлежит сомнению, и тем не менее, которым также есть что добавить для полноты картины.

Действие начинается, когда с военных походов в родной город возвращается Кара, молодой человек, на двенадцать лет вынужденный покинуть свой дом, так как влюбился в свою кузину Шекюре. За прошедшие годы, его возлюбленная вышла замуж, родила двух детей и уже стала вдовой и теперь пытается укрыться в отцовском доме. Отец Шекюре, достопочтенный Эниште, работает над заказом султана - над таинственной книгой, о которой среди художников, ходят очень тревожные слухи, будто иллюстрации к этой книги заключают в себе ересь, способную дать раскол в традиционную мусульманскую художественную школу. И беда не заставляет себя долго ждать, когда оказывается, что одного из художников, работавших над этой книгой, жестоко убивают.

Этой книгой можно восхищаться, как настоящим персидским ковром, любоваться каждым ее отдельным узором и сложным оттенком. Первое, что очень приходиться по душе - это композиция сюжета. В сюжете, где речь идет о традиционной мусульманской графике, сам сюжет имеет черты типичной восточной иллюстрации - отсюда и одушевленное дерево, исповедь собаки и даже речь шайтана, как непосредственного участника происходящих событий.
Особенно понравилось множество самых разных мыслей об искусстве, которые, словно играясь, противоречат друг другу, являясь умозаключениями различных персонажей, тем самым не оставляя читателю какого-то однозначного ответа.
Всегда очень скептически отношусь к коммерческим ярлыкам, которые любят навешивать издательства, как в данном случае вышло с "турецкий Умберто Эко", но не могу не согласиться, что схожесть в самом деле есть. Средневековые памятники персидской литературы, такие как "Шахнаме" и "Хосров и Ширин", вплетаются в повествование, как неотъемлемые элементы сюжета, а в итоге выясняется, что вся книга выполнена как и "Имя розы" в стиле "книга в книге", так как вся рассказанная история оказывается составленной младшим сыном Шекюре, Орханом (да, не двусмысленная отсылка к личности самого автора).

Читать полностью
russischergeist
russischergeist
Оценка:
40

Мне зовут Азил. Поскольку вы читаете этот текст, я расскажу вам три интересные истории.
Три истории о моих мнениях и ощущениях.

Алиф
Да, действительно, Орхана Памука недаром называют турецким Умберто Эко. Не каждая птица долетит до середины Днепра, также и тут: не каждый читатель поймет глубокий смысл тех строк, написанных автором от имени нескольких персонажей книги. Я скажу честно, что я еще не готов полностью ощущать эту глубину. Почему один из них постоянно считает, что его назовут убийцей? Почему надо бояться каких-то рисунков или мечтать о них всю жизнь. Почему происходит постоянная борьба между Аллахом и Сатаной? Почему меня назовут-таки красным? Почему никогда мы не установим единой понятие о красоте? Вопросов остается много, а ответы найти пока не удается...

Ба
Я этой книге очень благодарен! Я понял теперь, что не способен читать совершенно любую литературу, любой жанр, любого автора. Если меня трогает что-то, если мне интересно что-то, если мне близко что-то по духу, тогда я точно буду читать взятую в руки книгу. Я почему-то считал ранее, что смогу легко взять совершенно случайную книгу и дойти с ней до конца повествования, с легкостью, играючись. Теперь я понимаю, что есть такие темы, жанры, специфики, которые мне недоступны, не понятны, не близки, неинтересны. В этом случае, лучше проигнорировать такую книгу и искренне радоваться тем, что твои друзья нашли в твоей книге столько для себя важного и полезного. Ничего, у каждого есть свой литературный Эйнштейн, который ближе тебе по духу! И это здОрово!

Джим
Замечательная книга буквально нашпигована восточными притчами, известными историями, которые знает каждый мусульманин, читавший хотя бы один раз коран. Она насыщена назиданиями, объяснениями, постоянно жестко ставит читателя перед фактами. Ты читаешь и понимаешь в итоге - да, меня назовут убийцей! И никто в этом мне не поможет... я бы никогда не захотел стать художником там, на востоке, таком далеком и непонятном для меня...

Из рассказов следует, что "отступление от нормы и есть то, что называют стилем". Стиль Орхана Памука неповторим. Если Вам не чужды приоткрытые идеи и Вам близка восточная тема, откройте эту книгу и Вы поймете, что Орхан Памук - совсем не Умберто Эко, а все потому что его зовут Красный!!!...

Читать полностью
Лучшая цитата
Всем нам хочется, чтобы неприглядные поступки, к которым нас толкают жалкие побуждения, стремление утолить пылающую похоть или склеить разбитое сердце, можно было совершить во имя благородных целей
1 В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление