Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

За окном

За окном
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
605 уже добавили
Оценка читателей
3.63

Барнс – не только талантливый писатель, но и талантливый, тонко чувствующий читатель. Это очевидно каждому, кто читал «Попугая Флобера». В новой книге Барнс рассказывает о тех писателях, чьи произведения ему особенно дороги. Он раскрывает перед нами мир своего Хемингуэя, своего Апдайка, своего Оруэл-ла и Киплинга, и мы понимаем: действительно, «романы похожи на города», которые нам предстоит узнать, почувствовать и полюбить. Так что «За окном» – своего рода путеводитель, который поможет читателю открыть для себя новые имена и переосмыслить давно прочитанное.

Лучшие рецензии
Lucretia
Lucretia
Оценка:
39

Мистер Барнс в этой книге заставил меня составить классификацию зануд и причислить его к занудам пленяющим.

Меня испугало только то, что книга литературоведческая и в ней полно эссе про книги, которые у нас не знают. Например Лорри Мур, Пенелопу Фитцдеральд и Форда Мэдокса Форда ("Конец парада" я знаю только по экранизации с Энн-Мэри Дафф и Бенедиктом Камбербетчем, а "Хороший содлат" вообще не в теме). Очень жаль, что я читала у Форда только эссе про Конрада.

А так как всегда Флобер и Англия, Киплинг и Франция. Эссе на тему переводов "Мадам Бовари" заставило просто вылезть из теплой кровати и вспомнить где и чей перевод у меня. Выяснилось, что у Милдред Мармур в 1964 году Шарль носит подтяжи и румянец у него не хороший и не свежий, а здоровый в единственном числе.
Эссе на тему Себастьяна Шамфора я пропустила до хотя бы выяснения кто такой этот месье. А вот эссе про Оруэлла даже позабавило. Ну, чай я теперь завариваю по-орруэловски.
Порадовало эссе про Джойс Кэрол Оутс и Джона Апдайка, хотя тетралокию про Кролика я не читала, а надо

Читать полностью
bookeanarium
bookeanarium
Оценка:
14

«Букеровская премия» - своего рода пропуск в высшее общество: книги лауреатов поспешно экранизируют и переводят на разные языки, а сам автор может позволить себе вольности, например, издать книгу в духе «мои любимые писатели». Барнс поступил именно так, его публицистическое «за окном» написано умно и тонко, исключительно для себя, а не чтобы угадать топ-10 любимых публикой авторов. Для русскоязычного читателя здесь и вовсе могут быть незнакомые имена: ту же обладательницу Пулитцеровской премии Эдит Уортон, что жила в эпоху до Второй мировой войны, на русском стали издавать совсем недавно. Малоизвестен и Шамфор, которого боготворил Ницше и читал Пушкин, позволяя Евгению Онегину делать то же самое. Вообще неизвестна Пенелопа Фицджеральд, её единственное издание на русском в разряде букинистических редкостей. Так что – нет, Барнс не применял маркетинговые приёмы для написания книги в угоду публике.

Однако есть и знакомые лица в этом сборнике писателя о писателях. Трудности перевода «Мадам Бовари», соперничество «Хижины дяди Тома» и произведений Вирджинии Вулф, литературная дерзость и также Мишель Уэльбек с грехом отчаяния, - вот темы, которые занимают Барнса. Его эссе выходят за пределы «мне понравилось, потому что...», он копает глубже каждый раз, когда речь идёт о золотоносной жиле, об одном из авторов, что его вдохновляют. Поэтому о Киплинге нам расскажут через Францию; да, не самое очевидное сочетание. Киплинг и Индия — привычно. Киплинг и Англия, Киплинг и Британская империя, Киплинг и Южная Африка, Киплинг и Соединенные Штаты – понятно. Однако Франция, которую он изъездил вдоль и поперёк, о которой так много писал в неопубликованных ещё дневниках, Франция, где он и трёх дней не мог провести инкогнито, - это совсем другое дело. Усаживайтесь поудобнее, вам сейчас всё расскажут. О Хемингуэе и Апдайке, о человеке, спасшем французскую старину, о Трафальгарском пудинге. Получилось сильнее, чем аналогичное у Бегбедера. Не так весело, как у Гениса, зато так по-европейски. Взгляд знаменитого английского автора за окно собственного кабинета. Интересно ведь, кто из писателей высоко котируется на Британских островах?

«Из-за его славы было трудно сохранять анонимность поездок по Франции. Родные Киплинга рассказывали, что они не могли оставаться в одном месте больше трех дней без того, чтобы личность писателя не оказалась раскрыта. То солдат пристанет к нему на улице и потащит в офицерскую столовую, то священник сделает из посещения им церкви целое событие, а на третий день разговор с мэром грозил городским приемом; так что им всем приходилось бежать».
Читать полностью
M_Aglaya
M_Aglaya
Оценка:
4

Сборник эссе. Или очерков? ))
Прочитав аннотацию, я решила, что это "книга о книгах". Это хорошо, это я люблю...))) А особенно, если писатель примется рассказывать о том, что он любит читать.
Но оказалось, что все немного не так. В смысле, фокус другой. )))) За редким исключением (один-два очерка, не больше) это - книга о писателях. Писателях самых разных - признанных классиках или мало кому известных. Успешных и не очень. Скромных и душевных или обладающих невыносимым характером. Более-менее современниках или отдаленных во времени.
Писатели, которые под пристальным авторским вниманием, вдруг предстают... непривычными. (Тут, конечно, речь идет о писателях знакомых по своим книгам, потому что с другими - как же сравнивать?) Словно поворачиваются новыми гранями. И некоторых это совсем не красит...))) (К счастью, все же, таких - меньшинство).
Не будучи литературоведом, испытываю некоторые сомнения. То есть, думаю - может, автор тут выступил смело и дерзко? ))) Не пожелав почтить чью-то высокую репутацию... Или, наоборот, не пожелав считаться с чьей-то репутацией дурной и вторить общепризнанным клише и штампам.
Текст любой книги, все эти слова, предложения, главы - это прозрачное стекло в окне. За ними можно разглядеть автора. Вот только нужно ли это делать? Извечный вопрос. Надо ли узнавать самого писателя, не помешает ли это знание восприятию его книги? Или напротив - сделает книгу более яркой, глубокой, живой?
Ну что же, похоже... автор считает, что так или иначе, но справедливость должна быть восстановлена. По крайней мере, в этой маленькой книжке? )) Книжка могла бы быть и побольше. Мне понравилось узнавать о писателях необычное))))

Читать полностью
Лучшая цитата
Жизнь была иерархически упорядоченной, и все происходящее было правильным. В ней были сильные, которые заслуживали победы и всегда побеждали, и были слабые, которые заслуживали поражения и терпели поражение всегда, бесконечно.
В мои цитаты Удалить из цитат