Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Последняя ночь у Извилистой реки

Последняя ночь у Извилистой реки
Читайте в приложениях:
Книга доступна в премиум-подписке
367 уже добавило
Оценка читателей
4.69

В тихом поселке лесорубов, окруженном глухими северными лесами, живут отец и сын. В отличие от буйных соседей, ни выпивка, ни женщины их особо не интересуют, они ведут спокойную, размеренную жизнь. Однако невероятное, безумное происшествие, которое могло случиться лишь в книге Джона Ирвинга, заставляет их спасаться бегством. Они устремляются в отчаянное путешествие по сверкающей неоновыми огнями Америке, а по их следам идет безжалостный полицейский по кличке Ковбой со своим старым кольтом…

«Последняя ночь у Извилистой реки» – блестящий, незабываемый роман от одного из крупнейших прозаиков современности!

Читать книгу «Последняя ночь у Извилистой реки» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
Roni
Roni
Оценка:
95

Я уже долго пишу рецензию серьёзную, аналитическую и чтобы безо всяких там ржак.
Но ничего не выходит, потому что, подумав о книге Ирвинга «Последняя ночь на Извилистой реке», я начинаю вопить: «Опупеть, охренеть, очешуеть», - и бегать по потолку. Это крайний по написанию роман Ирвинга на сегодняшний день, а для меня он был первым, но, однозначно, далеко не последним!
А вообще-то, взяв книгу в библиотеке, я особо многого не ждала. Привлекло меня скорее деревце на суперобложке, аннотация про лесорубов напомнила Кена Кизи «Песнь моряка», и досадливо подумав: «Ладно, не понравится – не буду читать», - я утащила её к себе домой и отложила до лучших времён *ну это когда все сроки сдачи книжек просрочены и снятся разгневанные библиотекари, кидающиеся каталожными ящичками, и огромные штрафы*
Композиция очень чудная – не линейная, с бесчисленными отступлениями и повторами, но выверена с идеальной, математической точностью, читать роман такое же наслаждение, как следить в школе за доказательством какой-нибудь теоремы. И в конце - чтд или катарсис по-литературному говоря)
Герои. А вот что мне мешает написать аналитическую рецензию, кроме отсутствия мозга? Плохая память на имена. Основных героев три: писатель, повар и Кетчум (ну уж его-то запомнила даже я). Очень интересно Ирвинг показывает на изнанку мастерства: писательства ли, поварского ли искусства, даже про труд лесосплавщиков в его исполнении хочется читать и читать. А второстепенные герои? Я не знаю, как ему это удается, но я помню и хорошо представляю себе почти всех: и Пижамную леди, и друга сына – мальчишку с велосипедом, и индианку с косой, и соседей с бассейном, и Небесную леди, и корейскую писательницу, и двух китайцев-поваров, и даже соседей Нормы Шесть, уж не говоря про неё саму.
А вообще, это неспешное, замедленное даже, детализированное повествование меня зачаровало, как чарует плавное, сильное, мощное течение реки. И очень понравились размышления Дэнни – главного героя-писателя о пропорцих и взаимоотношениях правды и лжи, жизни и вымысла, реальности и фантазии в книжках. Очень люблю подумать на эту тему. И это редкий случай, когда я вообще думаю.
Так что Ирвинга втискиваю в очередь на прочтение, а своей библиотеке респектую.

А тута жуткий спойлер, не читайте, нефиг:
Кстати, ни одна голландская проститутка в книге замечена не была) И секса особо детального я тоже не заметила. И обратите внимание на медведя - он совсем не то, что кажется.

Читать полностью
letzte_instanz
letzte_instanz
Оценка:
21

Йоу, господа и дамы.
Спойлеры.

Легенда гласила, будто только Кетчум может убить Кетчума. В конце концов, если человек не умер где-то в начале от удара восьмидюймовой чугунной сковородкой, то, возможно, человеку дан шанс дожить до конца этой истории, чтобы в конце запить аспирин виски, отрубить левую руку и бросить её в Извилистую.
Но это после. После того, как восьмидюймовая чугунная сковородка окажется в руках двенадцатилетнего мальчишки и прикончит своей массой индианку Джейн. И даже гораздо позже того, как её сожитель констебль Карл со своим револьвером узнает тайну смерти индианки и пустится в погоню. А сплавщик Кетчум говорил, что, убежав однажды, придётся бегать всю жизнь. И, может, не по доброте душевной, а по воле обстоятельств, он станет ангелом-хранителем для двенадцатилетнего мальчишки и его отца.
Ангелы-хранители, особенно если они простые смертные, тоже довольно часто ошибаются. Болтают лишнее. Диктуют личные письма не тем людям. Подают своим любовницам не ту руку. Отучают своих собак лаять. Возят подстреленного медведя в кабине пикапа. И считают, будто это их ошибки приводят к катастрофам и срочно необходимо избавиться от левой руки.

Неужели действительно за некоторые наши ошибки, совершённые даже абсолютно непреднамеренно, нам предстоит расплачиваться всю жизнь? Менять города, рестораны, псевдонимы и дома? Менять полностью своё окружение, кроме вечно бдительного политизированного сплавщика Кетчума, который звонит за твой счёт и орёт в трубку, что если ты задумаешь уехать во Вьетнам, он оттяпает тебе два пальца. Неужели констебль Карл однажды добьётся своего, а голубой «мустанг» без водителя окажется лишь первым предупреждением? Действительно ли писателям полезно знать, как трудно иногда умирать.
И пусть спускаются с небес голые парашютистки и не гнутся под натиском ветра сосны на островах, пусть Кетчум считает итальянские названия ресторанов горой лосиного дерьма и констебль Карл получает смертельный поцелуй волка, пока восьмидюймовая чугунная сковородка покоится на стене. Какой во всём смысл, если писатель видит, как трудно иногда умирать. И дело не в смерти индианки Джейн и даже не в упорности Карла. Дело в этом побеге, после которого действительно пришлось бегать всю жизнь и бесконечно смотреть, как кому-то было тяжело умирать и невыносимо с тобой прощаться.
Может, давно пора оставить попытки узнать, «что бы на это сказал Кетчум» и просто жить дальше. Не услышать однажды рокового выстрела. Не попасть во Вьетнам. Стать писателем. Пережить смерть сына. Убить констебля Карла. Развеять прах отца над Извилистой, в которую позже Кетчум зашвырнёт свою левую руку, доказав, что только сам Кетчум может убить Кетчума. Научить старого пса лаять. Встретить своё счастье, даже если тебе за шестьдесят.

Иногда мне кажется, что в книгах Джона Ирвинга вся жизнь. В его героях – все люди. Только всё это увеличено в разы. Все их мечты, планы, побеги и нелепая запоминающаяся смерть. Старые «понтиаки», медвежий культ, герои-писатели, герои-борцы и печатные машинки. И я сижу и пытаюсь вспомнить, когда и куда я убежала первый раз, если сейчас я в постоянных скитаниях. И не могу уловить этот момент и сбросить скорость. Хотелось бы верить, что мир не куча лосиного дерьма, а вполне приличное место, в котором можно прожить достойно. Осталось придумать как.

Читать полностью
sofi85
sofi85
Оценка:
20

"Неамериканский американец" Джон Ирвинг остается верен себе. И своему читателю. Вновь он любовно и тщательно ткет замысловатую паутину своего бесконечного романа, вплетая в нее, словно мух-приманок, непонятно откуда берущихся невероятных, большей частью физически некрасивых и даже уродливых, персонажей с такими же невероятными судьбами. И читатель с благодарной готовностью бросается в эту паутину, умудряясь не запутаться в бесчисленных ниточках. И прощает Ирвингу несовременную многословную описательность, где "слишком много букв" и лишних деталей, а может, и наслаждается всем этим наравне с сюжетом.

Вечные вопросы – и вечные неответы, мучиться над решением которых не надоест никогда. За поступок, совершенный тобой в детстве случайно и непреднамеренно, ты обязан расплачиваться всю жизнь. Вечный побег из одного места в другое, перемена имени – ты можешь иногда обмануть окружающих, иногда – себя. А судьбу и беспощадную реку Извилистую обмануть не удастся, как это банально ни звучит. И возмездие в той или иной форме, особенно такой тяжелой, как потеря самых дорогих людей, тебя все равно настигнет. Если же сумеешь вынести все эти наказания и возмездия, то, возможно, получишь и некую компенсацию в виде нового великого приключения жизни. Но это, скорее, реверанс в сторону читателя, что-то типа хэппи-энда.

Небанально и нескучно, с завихрениями гипер- и сюрреализма, которым веришь – о банальных жизненных вещах и ценностях. Таков Джон Ирвинг.

Читать полностью

Другие книги подборки «Лучшие новинки»