Полка писателя: Алексей Поляринов
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Все подборки
  3. Полка писателя: Алексей Поляринов

Полка писателя: Алексей Поляринов

8 
книг

Алексей Поляринов – молодой писатель, колумнист интернет-изданий «Афиша» и «Горький», переводчик и блогер. В 2020 году он стал одним из апостолов по версии журнала Esquire – так редакторы отмечают героев поколения и их свежие идеи. Его книга «Центр тяжести» в 2019-м вошла в лонг-листы премий имени братьев Стругацких, «НОС» и «Нацбест». В «Эксмо» вышел его новый роман «Риф». Мы спросили Алексея об этой истории и произведениях, которые вдохновляли его во время написания.

«“Риф” – это роман о сектах или – более широко – о межпоколенческом разломе, о том, как старшие навязывают младшим свои представления о прошлом. Или – если совсем кратко – о войне между прошлым и настоящим. Работая над текстом, я прочел множество книг на эту и смежные темы – ниже некоторые из них».
 
 

«Памяти памяти», Мария Степанова 

 
 
Очень долго думал, как максимально кратко написать об этой книге, и в голову приходит только: русская литература XXI века будет делиться на до «Памяти памяти» и после.
 
 

«Раунд», Анна Немзер 

 
 
Умно и хитро смонтированный роман, который сначала маскируется под книжку «про здесь и сейчас», а на выходе оказывается историей о хрупкости памяти и неподъемной тяжести прошлого.
 
 

«Погребенный великан», Кадзуо Исигуро 

 
 
Роман-притча, первые главы которого – страшно сказать – не понравились ни жене автора, ни его агенту, в итоге свой лучший текст Исигуро дописывал тайком от близких людей. Так родился самый необычный роман о прошлом – книга, в которой автор не пытается продать тебе свою версию того, как работает память, но дает две версии одновременно.
 
 

«Умм, или Исида среди неспасенных», Иэн Бэнкс 

 
 
Очень смешной роман о сектах, который, несмотря на кажущуюся несерьезность, прекрасно раскрывает тему закрытых обществ и религиозного безумия. По сюжету главная героиня, дочь лидера религиозного культа, отправляется во «внешний мир», чтобы найти сестру. Путешествие выходит непростым, потому что героиня вынуждена соблюдать ряд совершенно безумных правил и ритуалов, выдуманных ее отцом.
 
 

«Хлыст», Александр Эткинд 

 
 
Исследование сектантства от Средних веков, анабаптистов и староверов – до Серебряного века и Советского союза, который сам по себе был страной, построенной по всем возможным сектантским лекалам.
 
 

Helter Skelter, Винсент Буглиози 

 
 
Во время суда на Чарльзом Мэнсоном Буглиози был заместителем окружного прокурора. Его история – это взгляд обвинителя. Его цель – добиться для подсудимого смертной казни, а это, надо сказать, довольно неожиданный читательский опыт: на протяжении всей книги тебя как бы вынуждают топить за смертную казнь.
Возможно, Буглиози именно этого и хотел. Вообще, в его тексте иногда прям заметно, какой он манипулятор. Первые две главы – это довольно сухой пересказ полицейского расследования убийства Шэрон Тейт. А затем – бах! – третья глава, и автор вдруг ломает четвертую стену: «я сам неожиданно возникаю в собственном рассказе, позвольте представиться».
 
 

«Девочки», Эмма Клайн 

 
 
Этот роман идеально рифмуется с книгой Винсента Буглиози. Если у последнего речь идет о процессе над Мэнсоном, то есть в центре внимания насильник, а все остальные – статисты, не более, то у Клайн ракурс совсем другой. Она рассказывает историю жертвы, девочки-подростка, которую затянуло в «Семью» и которой чудом удалось выжить и не загреметь в тюрьму. 
 
 

«Забвение истории – одержимость историей», Алейда Ассман 

 
 
Это подробное исследование трансформации немецкой мемориальной культуры после 1945 года. Ассман описывает, как непроговоренная коллективная вина врастает в политику и, подобно асбесту в зданиях старой застройки, медленно отравляет целый народ.
 
Поделиться