Полка писателя: Ольга Погодина-Кузмина
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Все подборки
  3. Полка писателя: Ольга Погодина-Кузмина

Полка писателя: Ольга Погодина-Кузмина

5 
книг

Гостем нашей традиционной рубрики «Полка писателя» на этой неделе стала Ольга Погодина-Кузмина. Петербургский драматург, сценарист и театровед. На ее счету шесть романов, пять пьес, десяток сценариев к фильмам. В 2020-м роман Ольги «Уран» вошел в лонг-лист литературной премии «Большая книга». В 2015-м Погодина-Кузмина получила премию «Золотой жасмин» на Тегеранском международном кинофестивале за сценарий к фильму «Две женщины». Мы узнали, какие книги вдохновляют писательницу. 

«Я читаю много – и как член жюри разных премий и конкурсов, и для работы, и для того, чтобы быть в курсе новых литературных тенденций. Но есть книги, которые пролистаешь и откладываешь, а есть такие, о которых хочется сказать больше». 
 
 

«Гиперболоид инженера Гарина», Алексей Толстой

 
 
Эта книга на моем столе лежала целый год: еще до начала пандемии мы с театром «Зазеркалье» начали работу над мюзиклом по мотивам романа, не осознавая, какой пророческой и современной окажется эта история. Ведь Гарин – не просто изобретатель нового сверхмощного оружия, он стремится к мировому господству. Его теория социального переустройства имеет общие признаки не только с гитлеровским нацизмом, но и с сегодняшним днем. Думаю, уже для всех очевидно, что вирус стал отличным поводом для мировых правительств и корпораций испытать новые модели социальных отношений в масштабах всего мира. Классификация людей и отделение «чистых» от «нечистых», ограничение свобод и доступа к информации, тоталитарное зомбирование масс – все эти процессы мы претерпевали сначала с изумлением и протестом, затем – с раздражением и усталостью. И вот уже маски, закрытые границы, дистанционная работа становятся нормой жизни – той жизни, о которой раньше мы лишь читали в фантастических романах.
 
 

«Доктор Х и его дети», Мария Ануфриева

 
 
Книга молодого петербургского писателя Марии Ануфриевой вышла в самом начале 2020 года, но тоже оказалась в чем-то пророческой. Это история о врачах – безусловных героях нынешнего времени. 
Герой романа, самоотверженный и скромный, простодушный и проницательный, любящий, но порой и строгий с каждым из своих подопечных, доктор Христофоров лечит детские душевные болезни. Он неприметный святой наших дней, словно посланный на Землю, чтобы спасти мир из ада безумия. Истории взаимоотношений врача и пациентов-подростков рассказаны убедительно и увлекательно. Порекомендовать роман можно и родителям, которые испытывают трудности в общении с детьми, и юношеству, которое склонно житейские проблемы принимать как трагедию.
Впрочем, самое подкупающее в книге – не сюжет, а эмоционально выверенная, спокойная, искренняя интонация автора. Ясный, образный язык, умение внятно изложить мысль через развитие сюжета от завязки к непредсказуемому финалу – все это свидетельствует о большом потенциале молодого автора. 
 
 

«Участники», Денис Епифанцев

 
 
Как Анна Ахматова металась между будуаром и молельней, так Денис Епифанцев пытается соединить художественный текст с лекцией по истории искусств, статьей в элитарном модном журнале и философским трактатом. Этот коктейль не всякому придется по вкусу, но в тривиальности автора не упрекнешь.
Роман «Участники» из тех книг, которые при чтении вызывают скорее протест, желание спорить, даже отторжение, но затем долго не отпускают, отравляя будни читателя ярким похмельным послевкусием.
В книге есть сюжет – даже несколько встроенных один в другой сюжетов, – но при чтении ты ощущаешь себя так, будто случайно подключился ко внутреннему монологу автора, который сам с собой ведет бесконечный диспут на манер платоновского «Пира», выдвигая новые тезы и антитезы в защиту своих идей. 
Денис Епифанцев, сам словно выскочивший из романа Кристофера Ишервуда, представляет собой редкий, вымирающий вид чрезмерно умного, чрезмерно образованного интеллектуала, внутри которого намертво застрял провинциальный сноб. Это типаж позднесоветский, выращенный в пробирке за железным занавесом, воспитанный на лучших образцах мировой культуры, но не осознающий своей уникальности и превосходства над теми «светилами европейской мысли», которым он по странной прихоти судьбы поклоняется с такой страстью. Впрочем, вопросы, затронутые в книге, остро современны. Рекомендую эту книгу тем, кто всерьез занят осмыслением вещественного мира как системы символов и тем, кто конструирует модель бытия по выкройке брюк.   
 
 

«Песочный человек», Эрнст Гофман

 
 
Еще одна книга, любимая с детства, но до сих пор неразгаданная, – повесть о таинственном чародее Коппелиусе, механической кукле Олимпии и несчастном Натанаэле, которого встреча с потусторонним привела к безумию. Над этой историей я как раз работаю сейчас – это снова будет переложение для театра, современное осмысление классического сюжета. Удивительным образом Гофман предчувствовал и предсказал основные проблемы, о которых сегодня спорят противники и сторонники широкого внедрения искусственного интеллекта. Живая девушка, возлюбленная Натанаэля Клара, проигрывает в соперничестве с идеальной кукольной красотой. Но за жизнеподобием мертвого механизма всегда стоят циничные кукловоды, которых следует опасаться не только герою Гофмана, но и нам с вами. 
 
 

«Наследники Рима», Борис Толчинский

 
 
Масштабная эпопея саратовского политолога и писателя создана в жанре альтернативной истории. Что было бы, если бы Римская империя не пала, а в третий раз переместила свой управленческий центр, на этот раз в Египет? Каким был бы мир, соединяющий древнейшие мировые религии и современные технологии? Кто стал бы героем этого мира?
На мой вкус, книги Бориса Толчинского немного застряли между учебником и беллетристикой, сочетая широкую эрудицию автора и оригинальную философскую модель с несколько бульварным стилем и необычными поворотами сюжета. Но эти книги многим помогут исследовать бытовые реалии античности, а также приложить абстрактную модель истории к сегодняшнему дню. 
Мир помнит эпохи, когда книги были доступны лишь избранным, и времена, когда книги запрещались, сжигались, подвергались цензуре. Я сама застала период, когда хорошие книги разыскивали, выменивали, покупали с огромной наценкой или давали почитать друг другу всего на одну ночь. Сегодня же выбор огромен, пространство литературы широко и разнообразно, и все это богатство принадлежит нам. Так будем радоваться и пользоваться этим счастливым временем в надежде, что запреты и цензура не возвратятся уже никогда.

* Некоторые произведения временно недоступны в каталоге MyBook по желанию правообладателей.
Поделиться