Любимые книги Вадима Панова

6 книг
Вадим Панов – современный отечественный фантаст. Лауреат множества литературных премий. Обладатель звания «Фантаст года» по версии «РосКона». Автор циклов «Анклавы», «Герметикон» и «Тайный город», по последнему вышел одноименный сериал. Весной Панов выпустил новый роман, который откроет большой цикл. Книга «Аркада. Эпизод первый. kamataYan» написана на стыке техногенного триллера и антиутопии. По такому случаю мы попросили Вадима Юрьевича поделиться списком своих любимых книг. В нем нашлось место и мировой классике, и современной прозе. Некоторые книги временно недоступны в нашем каталоге. Подборка будет дополняться.

Федор Достоевский, «Преступление и наказание»

– У этого романа есть лишь один недостаток: его ввели в обязательную школьную программу, и это обстоятельство помешало многим людям по-настоящему его оценить. Когда тебя заставляют читать и разбирать большую, серьезную книгу, возникает естественное чувство отторжения, хочется побыстрее покончить с надоевшим текстом и отвлечься на что-то более веселое. Мой вам совет: обязательно вернитесь к этому роману в двадцать лет или позже и прочитайте неспешно по вечерам, наслаждаясь великолепной историей и ее безупречным изложением.

Михаил Шолохов, «Тихий Дон»

– Величественная эпопея, в которой подробно рассказывается история большой казачьей семьи на фоне грандиозных событий начала прошлого века: гибель Российской империи и последовавшая за ней Гражданская война. Это очень честная и очень жесткая книга, в которой есть и русский характер, и русская правда, и трагедия, и величие. Кто-то считает, что роман воспевает идеалы социализма. Кто-то, наоборот, видит в нем образец антикоммунистической прозы. Оба мнения справедливы, поскольку Шолохов рассказал историю такой, какая она была, не приукрашивая и не обеляя ни одну из сторон, гениально отразил великий Перелом. «Тихий Дон» – одна из величайших литературных вершин ХХ века, и для любого образованного человека роман обязателен к прочтению.

Михаил Булгаков, «Мастер и Маргарита»

– Если Воланд вновь соберется посетить Москву, он увидит в ней тех же персонажей, что и в 30-х годах прошлого века: воров и обманщиков, мошенников, приспособленцев, беспринципных дельцов и воинствующую серость. И обязательно встретит тех, чья любовь способна пронзать миры и время: не может быть, чтобы в современной Москве не нашлось своего Мастера… Еще мы погрузимся в историю старого всадника Понтия Пилата, который все сделал правильно, но, получается, струсил и долго, очень долго не мог себе этого простить. А пока Воланд не собрался в Москву, мы всегда можем взять с полки старую книгу и вспомнить, как это было в прошлый раз. «Мастер и Маргарита» – это роман-жизнь, в котором драма смешивается с комедией, мистика – с религией, реальность – с вымыслом, и кажется, что этих нескольких дней попросту не было, настолько точны описанные в них события.

Александр Грин, «Дорога никуда»

– Моя любимая книга главного романтика начала ХХ века: спокойная, немного грустная история, в которой вымысел так тесно сплетается с реальностью, что становится ее полноправной частью. Это очень красивый роман, простой на первый взгляд, но заставляющий возвращаться к себе, завораживающий, как некогда заворожила Александра Грина картина, изображающая исчезающую дорогу…

Чак Паланик, «Бойцовский клуб»

– Первое правило «Бойцовского клуба» – ты должен прочесть «Бойцовский клуб». Это книга не о насилии, хотя насилия в ней полно. Это книга не о бунте, хотя бунт – ее стержень. Это книга о настоящих ценностях, которые должны быть в жизни каждого из нас, потому что без ценностей мы превращаемся в придаток к кредитной карточке. Это книга о том, что нужно делать, если мир сломался. Это книга о том, что даже если ты спятил – это еще не повод не чувствовать себя человеком, а иногда… иногда… тот факт, что ты спятил, и делает тебя человеком. Потому что мир сломался.

Джордж Оруэлл, «1984»

– Это не книга, а сборник знаний о мире, в котором мы живем. Сейчас живем. Бытует мнение, что Оруэлл написал роман-предупреждение об опасности созданной немцами нацистской диктатуры, но нацистов победили, а общество победившей демократии все равно уверенно движется в сторону «1984»: возможность тотальной слежки за кем угодно, давление пропаганды, надежно расправляющейся с любым мнением, кроме «единственно правильного», и абсолютное неуважение к личности. Вольно или невольно Оруэлл рассказал нам о нас, без описания гаджетов, зато с холодной точностью доказав, что любое общество обязательно скатится в тоталитаризм. А еще он наделил нас тремя пронзительными постулатами, приговаривающими наш мир с безжалостностью гильотины: «Война – это мир», «Свобода – это рабство», «Незнание – сила». Если вы хотите понять, в каком мире живете, – читайте старого англичанина, он точно знал, чем все закончится.

Харуки Мураками, «Страна Чудес без тормозов и Конец Света»

– Я люблю книги, в которых сплетаются не просто разные сюжетные линии, а принципиально разные сюжетные линии, не имеющие между собой ничего общего. Я люблю книги, в которых нужно следить за двумя (или больше) историями, отыскивая знаки и подсказки и пытаясь разгадать, как они будут связаны. С этой точки зрения роман Харуки Мураками безупречен: он увлекает мгновенно, однако прячет свою истину, позволяя ей постепенно выскальзывать из пределов текста, окутывая читателя ощущением приближающейся разгадки… Которая у каждого будет своей. «Страна Чудес…» – это «странный» роман, но, с другой стороны, хорошая книга не может быть «обыкновенной», в ней обязательно должно присутствовать живое вещество нереальности. Например, сон, струящийся из черепа единорога.

Эрик Фрэнк Рассел, «Ближайший родственник»

– Обожаю эту книгу. Тонкая, умная, едкая, ироничная, а главное – абсолютно правдоподобная, несмотря на то, что дело происходит в далеком будущем, на далекой планете, среди чуждых нам существ, и здесь случайно оказывается одинокий землянин – без оружия, без поддержки и без надежды на спасение. Что ему остается делать? Не сдаваться. «Ближайший родственник» – это гимн человеческому характеру и неукротимости, в книге нет бластеров и полуголых космических принцесс, зато в достатке находчивости и хитроумных ходов. Это один из лучших романов «золотого века» фантастики.
Поделиться
  • 4,2
    «Преступление и наказание» — классический психологический роман, написанный Достоевским с характерным для автора глубоким философским подтекстом. Книга входит в школьную программу по литературе — однако понять произведение во всем его величии, будучи школьником, очень сложно. Именно поэтому стоит...
    «Преступление и наказание» — классический психологический роман, написанный Достоевским с характерным для автора глубоким философским подтекстом. Книга входит в школьную программу по литературе — однако понять произведение во всем его величии, будучи школьником, очень сложно. Именно поэтому стоит...
  • 4,5
    Роман-эпопея Михаила Шолохова «Тихий Дон» – одно из наиболее значительных, масштабных и талантливых произведений русскоязычной литературы, принесших автору Нобелевскую премию. Действие романа происходит на фоне важнейших событий в истории России первой половины ХХ века – революции и Гражданской в...
    Роман-эпопея Михаила Шолохова «Тихий Дон» – одно из наиболее значительных, масштабных и талантливых произведений русскоязычной литературы, принесших автору Нобелевскую премию. Действие романа происходит на фоне важнейших событий в истории России первой половины ХХ века – революции и Гражданской в...
  • 4,6
    «Мастер и Маргарита» — это роман, который стоит особняком от остальных книг, изданных в советский период. Параллельно в книге развиваются несколько сюжетных линий, а реальное смешивается с фантастическим и мистическим. Книга предлагает нам исследовать разные временные периоды, а также забраться в...
    «Мастер и Маргарита» — это роман, который стоит особняком от остальных книг, изданных в советский период. Параллельно в книге развиваются несколько сюжетных линий, а реальное смешивается с фантастическим и мистическим. Книга предлагает нам исследовать разные временные периоды, а также забраться в...
  • 4,4
    Однажды на выставке Грина поразила гравюра английского художника. Она изображала дорогу, исчезающую за пустынным холмом, и называлась «Дорога никуда». Так возник замысел последнего и самого грустного романа писателя.© FantLab.ru
    Однажды на выставке Грина поразила гравюра английского художника. Она изображала дорогу, исчезающую за пустынным холмом, и называлась «Дорога никуда». Так возник замысел последнего и самого грустного романа писателя.© FantLab.ru
  • 4,5
    Фантастическая антиутопия Оруэлла – это мир тотального контроля и страха, где люди живут ради войны, ради того, чтобы скрыть правду и воспитать настоящих патриотов. В жестоком тоталитарном государстве люди лишены гражданских прав и собственного мнения. Культ Большого Брата подразумевает жесткую с...
    Фантастическая антиутопия Оруэлла – это мир тотального контроля и страха, где люди живут ради войны, ради того, чтобы скрыть правду и воспитать настоящих патриотов. В жестоком тоталитарном государстве люди лишены гражданских прав и собственного мнения. Культ Большого Брата подразумевает жесткую с...
  • 4,4
    …Все тени умирают в Городе. Иначе от них останется нежить, которая уходит в Лес. Именно там живут люди, которые не смогли до конца убить свою тень……Череп пропал еще в 42-м, во время блокады Ленинграда, когда немцы разбомбили университет. Так исчезло единственное в мире доказательство существовани...
    …Все тени умирают в Городе. Иначе от них останется нежить, которая уходит в Лес. Именно там живут люди, которые не смогли до конца убить свою тень……Череп пропал еще в 42-м, во время блокады Ленинграда, когда немцы разбомбили университет. Так исчезло единственное в мире доказательство существовани...