Книга или автор
Раунд. Оптический роман

Раунд. Оптический роман

Раунд. Оптический роман
4,0
98 читателей оценили
163 печ. страниц
2018 год
18+
Оцените книгу

О книге

Анна Немзер родилась в 1980 году, закончила историко-филологический факультет РГГУ. Шеф-редактор и ведущая телеканала «Дождь», соавтор проекта «Музей 90-х», занимается изучением исторической памяти и стирания границ между историей и политикой. Дебютный роман «Плен» (2013) был посвящен травматическому военному опыту и стал финалистом премии Ивана Петровича Белкина.

Роман «Раунд» построен на разговорах. Человека с человеком – интервью, допрос у следователя, сеанс у психоаналитика, показания в зале суда, рэп-баттл; человека с прошлым и с самим собой.

Благодаря особой авторской оптике кадры старой кинохроники обретают цвет, затертые проблемы – остроту и боль, а человеческие судьбы – страсть и, возможно, прощение.

«Оптический роман» про силу воли и ценность слова. Но прежде всего – про любовь.

Содержит нецензурную брань.

Читайте онлайн полную версию книги «Раунд. Оптический роман» автора Анны Немзер на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Раунд. Оптический роман» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2018

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785171091606

Дата поступления: 12 июля 2018

Объем: 294.6 тыс. знаков

Купить книгу

  1. majj-s
    majj-s
    Оценил книгу
    В обычных компьютерах информация и вычисления – это биты. Каждый бит – либо ноль, либо единица. Но квантовые компьютеры основаны на кубитах, а они могут находиться в состоянии суперпозиции, когда каждый кубит – одновременно и ноль, и единица. И если для какого-нибудь расчета обычным компьютерам нужно, грубо говоря, выстроить последовательности, то квантовые вычисления происходят параллельно, в одно мгновение.

    Ничего подобного до сих пор не встречала, точно. То есть, в моей читательской биографии был, "Перевод показаний" Джеймса Келмана - роман в форме опросов разных людей при различных обстоятельствах. Но с вразумительностью и сколько-нибудь осмысленным сюжетом там полный швах "Раунд", на первый взгляд, создает почти то же впечатление. Беседы практически незнакомых между собой людей в форме вопрос-ответ, серия интервью. Иногда контакт складывается, интервьюер умеет задать правильные вопросы и расположить к себе собеседника, получая развернутые ответы. В некоторых случаях тот замыкается, неохотно идет на контакт, реплики из него приходится клещами тянуть. Однако момент ненадежного рассказчика присутствует всегда. Мы можем получит лишь ту информацию, которой человек готов поделиться, но не можем знать, какая ее часть правдива, какую он домысливает, полируя действительность. Кроме того, никто не обладает полнотой знания, и версия, даже добросовестно изложенная, может прояснить картину, но может и дополнительно исказить, совершенно запутать.

    Анна Немзер назвала свой роман "оптическим", как мне представляется, имея в виду именно это: любая попытка позднейшей реконструкции (равно как взгляд на происходящее в реальном времени) не может дать достоверных и полных сведений о событиях. Искажения всегда будут и это надо принять как данность. Неслучайно названия глав отсылают к оптической физике в части законов и эффектов, относящихся к преломлению света в различных средах при встрече с разными препятствиями. Но любопытный и неленивый исследователь, владеющий алгоритмом, сможет восстановить максимально точную картину по фрагменту. Иногда поможет знание законов преломления и дифракции именно в этой среде, порой понимание, что информация о целом содержится в малой частице, как в голографии. Вооружись знаниями и дерзай.

    Стой, а зачем столько усилий? Затем, что в некоторых случаях вернуться в прошлое и разобраться необходимо, чтобы выжить и продолжать жить. Я сказала, что "Раунд" поначалу производит впечатление мозаичной раздробленности. Кто все эти люди, у которых берут интервью, как они между собой связаны и связаны ли вообще? Понимание, что это не мозаика, скорее голографическая картина приходит уже с первой четверти, и поднаторевший в складывании из ледяных осколков слова "Вечность" читатель вознаграждается дивно интересной историей, в которой есть место семейной саге; истории дружбы, любви, предательства (действительного или мнимого?); грязным политическим играм (как-будто бывают чистые) в зоне военных конфликтов; конфликту отцов и детей; сложным многоугольным отношениям; оксимиронистому рэперу (ну это уж куда сегодня без такого, в "Рюрике" Козловой тоже один такой есть, харизма Мирона, против нее не попрешь); трансгендерной любви, преодолевающей все преграды. Ух ты, а последнее зачем? Не иначе, на злобу дня? Не исключаю, но в рамках этой истории все абсолютно органично.

    Распутывать сложную авторскую плетенку, расшифровывая интервью, стало безумно интересно с главы "Голография": двадцатые-тридцатые, становление советского цирка, театра, трюкачество, авантюризм, стремление выжать максимум из предлагаемой ситуации и возможностей собственного тела. Преодоление боли с ежедневной опасностью ремесла, но неумение адаптироваться к изнурительному отупляющему ожиданию: "за тобой придут, тебя убьют". И такая безнадежная любовь, такая дружба-наставничество-ученичество. Сегодняшняя трансгендерно-протестная часть уступает властному обаянию глубокого ретро романа. В современности, несмотря на многотемье, и труба пониже, и дым пожиже. Хотя я выражаю только свое мнение, кого-то, возможно, очарует именно линия современности, тема Сашки там очень непростая и сильная.

    "Раунд" хорош, оставляет глубокое впечатление, хотя сложен по структуре. Неподготовленному читателю я не рекомендовала бы, но желающему иметь представление о самом интересном в современной русской литературе - в самый раз.

  2. Pani_Vydumlani
    Pani_Vydumlani
    Оценил книгу

    «Раунд» Немзер – идеальный журналистский роман. Он хлёсткий, дерзкий, актуальный, с правильно расставленными акцентами и интригой – роман не для премий, не для сохранения в веках, а для острого, беспринципного читательского удовольствия.
    Роман, полностью соответствующий ожиданиям от него. Да, он весь построен на диалогах (и даже там, где диалогов нет, читается, как диалог с собой). Да, один из главных героев – это добрая версия Оксимирона, представляю, как он охренел, увидев строчку из своей песни эпиграфом к одной из глав.
    Maybe not for you, если вы за чистоту речи, если матов и англицизмов вам хватает на работе, а почитать хотелось бы что-нибудь доброе и вечное. Maybe not for you, если Versus Battle для вас пустой звук, если в далеком 2013-ом вы не смотрели с выпученными глазами, как скромный мальчишка в хипстерской рубашечке впервые рубил стихом, как мечом. И уж тем более не для вас, если вы когда-нибудь читали Януша Вишневского и презрительно морщились: в «Раунде» те же, исполненные страстью, герои, у каждого, что не любовь, то роковая и ломающая жизнь, и все, блин, такие чувствительные и эмоциональные, как будто в мире не существует ипотеки.
    Опять же роман, который и задумывался как рваный и лоскутный, местами настолько лоскутный, что некоторые сюжетные повороты связаны с другими какими-то уж совсем тоненькими соплями.
    Опять же глава с подобием баттлового текста - и прекрасна, и ужасна одновременно, потому что, с одной стороны, обороты вроде "братюня" и "типа" стоило бы оставить для баттлов между пацанчиками на районе, а с другой стороны, некоторые строки настолько хороши, что даже жаль, что баттл был невзаправдашний.
    Опять же…здесь можно указать прочие и прочие претензии.
    И всё равно, насколько же роман кайфовый, запойный, практический лучший, из того, что я прочитала в этом году, - и этого не отнять.

  3. Kelderek
    Kelderek
    Оценил книгу

    Кажется, трудно написать роман хуже, чем у Поляринова. Однако если постараться, то можно одолеть и эту высоту. Чисто технически «Раунд» выполнен в сравнении с «Центром тяжести» безупречно. Пока Поляринов небрежно подгоняет одно к другому, делая многозначительное лицо, Немзер, умелыми редакторскими ножницами и клеем сотворяет искомое оригинальное повествование. Журналист оказывается сильнее переводчика. Но для читателя здесь немного радости, Немзер играет в комфортной для себя, а не для него зоне. Всякий раз читая, вот такое вихляние формой, я ожидаю некоего оправдания затраченных усилий. Да, чтение это труд. Но если труд производительный превращается в сизифов, и автор всего лишь заставляет читателя переваливать с места на место камни-слова в административном восторге, то ничего хорошего в этом нет. Техника ради техники. Ну кому это надо?
    То есть формальными изысками все положительное в романе заканчивается. Потому что, как и в книге Поляринова, читать в «Раунде», особо не о чем. Столько стараний и такой же результат. Нетрадиционная сексуальность, наркомания, изрядно поднадоевшая хроника половой жизни, аукционисты и вновь борьба с режимом. Рассуждения о серой зоне, границах коллаборационизма. Но чего они стоят в исполнении людей произвольно задающих морально-цветовую гамму?
    Да это второй раунд. Детальки другие (вместо заурядной лесби, секс с трансгендером, вместо информатики чистая физика). А суть одна и та же. Благородные люди любят, страдают и претерпевают от Октября 17-го и до наших дней.
    В который раз уже приходится констатировать, что достичь романного качества, оседлав один прием, недостаточно. Читатель тонет в именах, ненужных деталях и подробностях, свойственных устной манере. Форма заслоняет дырку от содержания. Блошиное мельтешение, болтовня забивает реальность. Вопросы свободы сводятся к проблеме куда кому и как совать, в какое отверстие. И судьбы героев не очень-то и волнуют. Потому что нет никаких героев в старом субстанциональном смысле этого слова. Вместо них сгустки речи. Все свелось к болтовне и тому, как она отражена в медиа. С этой точки зрения «Раунд» - роман саморазоблачительный. Тут уже уместно вспомнить не о бесполезности благих порывов, а об элементарном пустословии от которого уже нет никакого продыху. Давайте либо помолчим пару раундов, либо перейдем от избитых аналогий к существенным и принципиальным вопросам. Подумаем, а не поговорим.

  1. За окном непонятно что. Мы сидим посреди огромного университетского центра, в стеклянной коробке в самой его середине. Кондиционер. Убитое ощущение сезона – то ли удущающая жара на улице, то ли ноябрьская хмарь. Окна закрыты жалюзи, но если их поднять, увидишь не улицу, а начинку здания: лестницы, галереи, лифты, открытые комнаты и залы, все носятся, парочки валяются на диванах, кто-то играет на гармошке – вневременная картинка универсального студенчества.
    21 июля 2018
  2. Что в голове? Музыка. Гоп-стоп, Лора… Давала у забора… Чего-то у майора… Гоп-стоп, Ася… на матрасе… полковнику в запасе… Гоп-стоп, Зоя… стоя… начальнику конвоя… Как привяжется, так ночь и не спишь, и все крутится-крутится в голове. Гоп-стоп… Зачем вспомнил? Опять маяться.
    13 мая 2020
  3. Продаваться ты начинаешь, когда научаешься продавать себя.
    13 мая 2020