Книга или автор
Моряк, которого разлюбило море

Моряк, которого разлюбило море

Стандарт
Моряк, которого разлюбило море
4,1
48 читателей оценили
111 печ. страниц
2017 год
16+
Оцените книгу

О книге

Юкио Мисима – самый знаменитый и читаемый в мире японский писатель. Прославился он в равной степени как своими произведениями во всех мыслимых жанрах (романы, пьесы, рассказы, эссе), так и экстравагантным стилем жизни и смерти (харакири после неудачной попытки монархического переворота).

«Моряк, которого разлюбило море», возможно, самый страстный роман Мисимы. В центре сюжета судьбы трех людей: мужчины, женщины, подростка. Их чувства, сплетенные в единый клубок, который невозможно распутать, стремительные события и внезапный, невообразимый финал…

Роман безусловно придется по душе всем поклонникам великого японского мастера.

Читайте онлайн полную версию книги «Моряк, которого разлюбило море» автора Юкио Мисима на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Моряк, которого разлюбило море» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: Ю. Чинарева

Дата написания: 1963

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785389132207

Объем: 200.8 тыс. знаков

Купить книгу

  1. Tarakosha
    Tarakosha
    Оценил книгу

    В аннотации к этому небольшому роману прославленного японского писателя, чьё имя во многом ассоциируется с его экстравагантным образом жизни и смерти, говорится, что это история любви моряка Рюдзи, чувствующего, что в море его ждет особая судьба, и вдовы Фусако, хозяйки модной одежной лавки.

    Но читатель, интересующийся и любящий литературу этой страны, навряд ли обманется этими словами, справедливо полагая, что в своих романах Юкио Мисима стремился исследовать глубины человеческого естества, тайники его души и как в бездну, всё время стремился заглянуть за край, которая в конечном итоге отразилась в нём и его кончине.

    На первый взгляд, действительно это роман о любви двух взрослых людей, нечаянно встретившихся и осознавших, что именно этого каждому из них не хватало для полноты жизни и ощущений.
    И хотя вроде история получает закономерное развитие, но на всем протяжении небольшого романа чувствуется нарастающее внутреннее напряжение, исподволь подводящее к закономерному (в данном случае) финалу.

    В отношениях между мужчиной и женщиной встает тринадцатилетний подросток, сын героини, который в действиях взрослых усматривает противоречие с собственным мировоззрением, чьи поступки не вписываются в его максималистскую картину мира, в желании абсолютного слияния с ним .

    На мой скромный взгляд, на всем протяжении романа автор исследует тему смерти, вкладывает в уста героев свои собственные мысли и чувства по этому поводу, когда каждый из героев так или иначе думает о ней, хотя вроде бы ничего не предвещает плохого, но через неё видит возможность стать героем, отличным от остальных. Не вписывается в этот круг женщина, которая в данном случае выступает скорее средством достижения желаемого, что отнюдь не вызывает противоречия.
    Полюбив одно, теряешь другое. Свобода от привязанностей помогает обречь внутреннюю свободу от чего бы то ни было. Но насколько это оправдано ?

    Всю историю мы видим с трёх разных точек зрения, авто стремится максимально полно продемонстрировать происходящее с каждой из заинтересованных сторон, но при этом любой из них остаётся достаточно закрытым для тебя. Равно как и смыслы, которые вложил автор, скорее ускользают и ты воспринимаешь только верхний слой, скользишь по тексту по касательной.
    Как всегда: скорее созерцательно, чем осязательно, отталкивающе, чем притягательно, многослойно и непривычно.

  2. swdancer
    swdancer
    Оценил книгу

    Воистину, есть произведения, которые любят и понимают только те читатели, у которых открылся третий глаз, обращённый в глубины литературного процесса. Либо откровенные мазохисты – в принципе, это одно и то же. Что широкая публика находит в Ханье Янагихаре, авторе «Маленькой жизни» и «Людей среди деревьев», я не пойму никогда, например. Насилие над детьми и животными, инцест, натуралистичная чернуха – кому это может нравится? Очевидно, тем читателям, которые узрели третьим глазом, что замысел автора состоит не в пропаганде педофилии или издевательств над животными, а в чём-то более ценном, а все эти отвратительные вещи – литературный приём.

    Ни одна читательская чакра у меня не раскрыта, так что над сценой убийства котёнка в «Моряке…» пришлось крепко задуматься. Зачем она в книге? О чём книга вообще? Если в общих чертах, то история крутится вокруг трёх персонажей: статного, красивого моряка Рюдзи, его возлюбленной Фусако, богатой вдовы, а также сына Фусако, странненького тринадцатилетнего мальчика Нобору. Когда у Рюдзи с Фусако начинается роман, по спокойному пруду идут круги. Крепкая ячейка общества что-то не строится. Хотя есть главы с точки зрения всех троих, «Моряк...» – это очень мужское произведение, Фусако в этой драме где-то сбоку находится. Основной конфликт разворачивается между Нобору и Рюдзи.

    Подросток Нобору хочет славы, космической глубины, какой-нибудь соли или перчинки к пресному блюду жизни. Он водится с группой декаденствующих детей преуспевающих семей, среди которых выделяется Главарь. Этот самый Главарь – юный психопат с хорошо подвешенным языком, вещающий друзьям про бессмысленность всего, про ненавистных отцов, прогнившее общество, священную пустоту. Все встречи ребят проходят там, где чего-то ощутимо нет: железнодорожные пути, пустые контейнеры на складе, осушенный бассейн. Главарь – эдакий властелин Пустоты. Способ разорвать бренность существования, по его словам – это совершить какой-то уголовно наказуемый проступок. Крыша у Нобору подтекает. А тут ещё мать завела нового хахаля, и они в комнате занимаются неприличным, что Нобору удаётся подглядеть. Рюдзи в воображении Нобору предстал эдаким Мужиком, Героем – большой, сильный, мускулистый, волосатый, весь спонтанный и в моменте.

    Короче, Нобору сотворяет себе кумира. А одетый кумир в свете дня какой-то не такой Мужик, как казалось – глупо улыбается, относится к Нобору, как к ребёнку, не геройствует и долго не уходит в море. Рюдзи тоже страдает из-за того, что он не Мужик. Хочется славы, сражений, какого-то движа, но всё, что есть – монотонная работа на грузовом корабле, не без трудностей, но весьма однообразная и неромантичная. С другой стороны, Рюдзи ассоциирует сушу с дрязгами бытовой жизни, с несчастьями, нищетой и голодом, а море – это всё-таки надежда на приключения, это изменчивая стихия-Ид, соблазнительная женщина, которая не даётся в руки. Как у Рюдзи, так и у Нобору понятия славы, секса и смерти необъяснимым образом собираются в восхитительный Коктейль Мужиковости, три в одном, долой перхоть. Этого Коктейля в обычной жизни категорически не хватает, и героев охватывает тоска по несбыточному.

    Мисима опять, в общем, сел на любимого коня. Проблема состоит в том, что в пространстве романа не существует конструктивных способов разорвать ткань повседневности и увидеть небо в алмазах. Нобору причащается к вечности, когда убивает несчастного котёнка, когда подглядывает за матерью и Рюдзи. Росший без отца подросток отчаянно нуждается в какой-то авторитетной мужской фигуре, так что, когда Рюдзи перестаёт соответствовать образу Мужика, у Нобору начинает нехило пригорать. Интересно, что в оригинале название книги, 午後の曳航, можно читать по-разному. Если буквально, то это буксировка корабля после полудня. Последнее слово названия – это омофон с 栄光, что значит «слава». Грех Рюдзи в том, что, вместо того, чтобы достичь славы во второй половине жизни, моряк позволяет женщине взять себя на буксир.

    Третий глаз не открывается, но предположу, что «Моряк…» – про утрату спонтанности. С обычными людьми ничего не случается, когда они стареют, заводят семью, теряют сексапил, отказываются от юношеских амбиций, забывают мечту детства. А вот с Рюдзи случилось.

    Котёнка, блин, жалко. Это действительно был всего лишь литературный приём.

  3. kittymara
    kittymara
    Оценил книгу

    Вторая книга мисимы в читательской копилке, и меня начинают терзать смутные сомнения: а не во все ли свои опусы он пихал словеса про себя любимого? Нет, я не против, тем более, что таких писателей навалом, к тому же у него имеется своеобразное очарование, выражающееся в неистовом любовании собой во всех ипостасях. Короче, мисима в ловушке любви к себе любимому в бесконечном шлифовании сценария собственной смерти. Как-то так. Наверное.

    Ну, тут я увидела мисиму и в образе мальчика, и в образе моряка. Вообще, очень интересно написано. Мальчик не особо ревнует мать к новому любовнику, то есть совсем не ревнует. Зато дядька просто таки обязан соответствовать некоей идеальной картинке, родившейся в мозгу мальца во время подглядывания за любовной идиллией взрослых.
    То есть мужик непременно должОн быть суровым, постоянно стремиться в дальние и долгие рейсы, а не сидеть у женской юбки, и чтобы море ворчало, фырчало и завораживало и в свете солнца и в блеске луны. Минусуем теток, короче, из этого уравнения любви и смерти.

    Впрочем, сам моряк до определенного момента мыслит и живет примерно так же, как и мальчик. Море - это слава, грядущая смерть в блеске славы (и этим все сказано), любовь к женщине - это тоже смерть. Вот только какая? Угодная божественной пустоте или любовная баналочка? Это он и решает понять.
    И что же? Маманя все испортила. Все-все испортила. Окрутила, привязала, одомашнила. Сгубила самурая, блин. Поэтому мальчик почувствовал себя преданным, черт возьми. Такую картину, такую гармонию порушили своей пошлой любовной связью. Нда.

    И тогда из кустов на сцену выползло сообщество недоделанных и весьма юных японских раскольниковых. Которые очень внимательно изучили уголовный кодекс перед тем, как "тварь я дрожащая или чевойто там еще". То есть мальчик и его "высокоумные" друзья как бы в курсе, что до четырнадцати годков могут хоть пол японии перерезать, и ничего им за это не будет.
    И знаете: "фэ". Причем, категорическое. Никак не можно быть рассудочным раскольниковым и опасаться получить атата по попке. Никак. Нельзя. Читайте федора д. вместо всяких там кодексов, сопляки.
    Остальному населению желательно очень внимательно приглядываться к тихим заучкам в очочках. Честное слово, опосля препарирования их мозгов любой хулиган или даже головорез на японском районе покажется милейшим лапочкой.

    Впрочем, мотивацию раскольниковых можно понять. Они не хотят взрослеть по общепринятому сценарию и становиться скучными обывателями. И поскольку мозги у них, мягко говоря, перекрученные не пойми в какую сторону... А тут моряк - идеал настоящего мужика - раз и продался за женскую любовь, мягкую постель, кусок хлеба и тепло очага. Негодяй...

    Однако в моих глазах все равно выиграл моряк. Ибо долой, долой унылую рассудочность (разве эти мальчики свободней?) Хочешь записаться в раскольниковы? Считаешь себя властелином мира? Имей смелость понести ответственность за содеянное.
    И вообще настоящий морской самурай не марает руки из-за всяких обидок и несбывшихся мечтаний. Он негромко поет морские песни и сурово щурится в туманную даль под звук пароходного гудка в перекрестье света прожекторов в порту, а все остальное пусть горит синим пламенем. Как-то так.

    Ой, еще мисима - обалденный стилист, ага.

  1. Прошлое ушло, описав безупречный круг. Они боялись, что во второй раз их вышвырнут из этого сияющего круга, прежде чем они смогут войти в него. Ведь жизнь – это не пиджак, который можно оставить на гвозде, чтобы через полгода запросто надеть снова.
    7 июня 2019
  2. Сердце у него было твердое, как большой железный якорь, который в любую минуту готов хладнокровно погрузиться на самое дно, в портовую грязь, залежи битых бутылок, резины и старых башмаков, красных беззубых гребенок и железных пивных крышек… Он мечтал, что однажды вытатуирует якорь на своем сердце.
    5 октября 2020
  3. Уже потом он показался ему ужасно горьким. Всякий знает, как горька слава на вкус.
    31 августа 2020