4,1
164 читателя оценили
131 печ. страниц
2010 год
Оцените книгу
  1. dream_of_super-hero
    Оценил книгу

    На одном дыхании.
    В лучших традициях классической русской литературы, однако же вовсе не классика.
    Доктор Платон Ильич Гарин едет в отдалённую деревеньку Долгое, жители которой страдают от боливийской чёрной - болезни, принявшей характер эпидемии, превращающей людей в зомби. Платон Ильич везёт вакцину и надеется привить тех, кто ещё не заразился. Однако же природные условия, а именно метель, не позволяют доктору добраться до туда без проблем.
    Самокат с маленькими лошадками нанятого извозчика Перхуши наезжает на таинственную прозрачную пирамидку и ломается. Ну а раз сломавшись, дело пошло по наезженной. Доктор спешит, но метель усиливается. Фэнтези-вкрапления стильные.
    Да вот ещё: улыбнул трип доктора Гарина от пирамидки витаминдеров - азиатов, промышляющих усовершенствованными наркотиками, о подсолнечном масле, сама не знаю почему. И маленькие Перхушины лошадки растрогали.

  2. Felosial
    Оценил книгу

    "Хочу постмодернистский забубенный роман" сказала я, и получила кулаком в глаз совет прочесть эту книгу. Это даже не роман, а повесть, но я не жалуюсь.
    Хронотоп русской дороги, всплывающие где-то в памяти Метель Толстого и Метель Пушкина - это само собой. Но ещё хотелось бы отметить следующее:

    1. Русский Иван если пьёт, то дурак (мельник), и если не пьёт, всё равно дурак (Перхуша).
    2. Тяп-Ляп и Авось - это два наших ангела-хранителя навеки.
    3. Будущее - в китайцах.

    Мысли разбегаются, словно перхушины нанолошадки, но мне понравилось.

  3. anna_angerona
    Оценил книгу

    Первое знакомство с творчеством Сорокина. Едва ли можно назвать его удачным - собственно, как и попытки автора состряпать некую стилизацию под прозу золотого века русской классики. Попытки эти не принесли сколько-нибудь впечатляющих плодов: они так и остались попытками, сходства с классической прозой в целом достигнуто не было (разве что весьма и весьма смутное и отдалённое). Текст Сорокина напрочь лишён особого духа, присущего русской классической литературе позапрошлого столетия, атмосферу которой он безуспешно стремился воссоздать. Тем не менее, язык повествования сам по себе вполне добротный и ладный (за исключением некоторых не вполне уместных матерных "вкраплений") - за это надо отдать должное автору. Если бы Сорокин в своём тексте не отступал от канонов и традиций постмодернизма, к которому вроде как относится его творчество, и не "уклонялся от курса", зачем-то пытаясь подражать почерку (или, скорее, пародировать его) некоторых русских классиков, получился бы вполне приемлемый и удобоваримый литературный продукт.

    Нельзя не отметить потрясающую безыдейность "Метели": повесть равнодушно взирает на читателя безликой пустотой. Удивительная идейно-художественная невзрачность.
    Сознание после прочтения этой книги являет собой один из пейзажей произведения: безупречно белую снежную равнину.

    Второстепенные персонажи совершенно бесхарактерные, а главные хоть и более примечательные, но без искры.
    Эпизод пребывания доктора (одного из главных героев) в котле с кипящим маслом и описание повадок живописных миниатюрных лошадок - вот, пожалуй, единственные привлекательные черты сей повести (помимо языка повествования, отмеченного выше).

    P.S. Прочитано в рамках флэшмоба "Дайте две! Третья волна (Август-Октябрь)".

  1. «Чем больше животное, тем оно уязвимей на наших просторах. А уж человек уязвим донельзя…»
    29 октября 2018
  2. Старики-возчики говорили: один едешь – на плечах по ангелу, вдвоем – один ангел, втроем – сатана в телеге.
    20 июня 2019
  3. «Какое чудо – жизнь! – думал он, вглядываясь в метель так, словно видя ее впервые. – Создатель подарил нам все это, подарил совершенно бескорыстно, подарил для того, чтобы мы жили. И он ничего не требует от нас за это небо, за эти снежинки, за это поле! Мы можем жить здесь, в этом мире, просто жить, мы входим в него, как в новый, для нас выстроенный дом, и он гостеприимно распахивает нам свои двери, распахивает это небо и эти поля! Это и есть чудо! Это и есть – доказательство бытия Божия!»
    7 января 2019