Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Кысь

Кысь
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
615 уже добавили
Оценка читателей
4.3

Татьяна Толстая – прозаик, публицист, телеведущая («Школа злословия»), лауреат Премии им. Белкина («Легкие миры»). Автор сборников рассказов «На золотом крыльце сидели…», «День», «Ночь», «Изюм», «Легкие миры», «Невидимая дева» и др.

Роман «Кысь» был удостоен премии «Триумф» и вошел в шорт-лист премии «Русский Букер».

Лучшие рецензии
TibetanFox
TibetanFox
Оценка:
759

Именно из-за «Кыси» мне не хватает на ЛайвЛибе кнопки «Перечитать» с возможностью написать вторую рецензию. Правда, первую я уже не смогу написать, так как не смогу воскресить то чувство восторга, которое охватило меня лет восемь назад, когда я впервые открыла для себя этот роман. Но второе впечатление настолько отличается от того, первого, что я с удовольствием посмотрела бы, как изменится моё отношение к книгам после перечитывания их лет через пять-десять.

А что же «Кысь»? А я про «Кысь» отпишусь всего чуть-чуть, не лежит душа, хотя от обложки этого издания я млею.

Где-то там, когда-то там произошёл большой взрыв, неизвестно, то ли на территории России-матушки, то ли вообще везде всё разнесло к чертям, теперь и не узнать, потому что русские mouzhik’и, подстёгнутые радиацией и отсутствием чётких рамок, тут же взяли и по-свински деградировали. Мир-то в целом получился довольно интересный, читать первый раз смешно и занятно, как читаешь любую фантастику про «что бы было, если бы», эдакая полуславянская фэнтези вперемешку с современными реалиями и архетипами. А вот глядеть за эту лубочную разноцветную ширму страшно и неприятно. «Кысь» эта, страшная и ужасная, селится не в тёмном лесу, а в людских головах, вот они и дуреют, цепляются за то, что вот сию секунду перед носом лежит, а ни в прошлое, ни в будущее не заглядывают. Это как взять недостатки целой нации и начать пристально разглядывать их под лупой в одном большом уродливом стереотипном мире: тут и невежество, и повальное пьянство, и дурь молодецкая, и той неизбывный чисто русский долбоебизм на авось, руководствуясь которым живёт большинство. Впрочем, остались и «прежние», и тут уже социальная ненависть Толстой прорывается изо всех щелей. Простым пролетариям в жизни человеческой она отказывает напрочь, будут они перерожденцы вонючие, четвероногие и в хлеву, а вот голубая кость, интеллигенты, в университетах выпестованные, станут бессмертными, умными, разумными, да ещё впридачу и с какой-нибудь суперсилой (ну прямо марвеловский комикс), например, огонь выдыхать. Ну, конечно, выдавать мутации — так по происхождению, кому-то фуагра, а кому-то корочку хлеба. Вот одна только проблема, эти «прежние» должны любовь вызывать и уважение, ну, может быть, печаль, а они такую же гадливость вызывают, как и презренная чёрная сошка: всё помнят, всё знают, да только сидят каждый по своим углам и ничего не делают, разве что только какой-нибудь Фёдор Кузьмич, у которого непомерно раздуто тщеславие, начнёт пытаться что-то менять под себя, снискав всеобщее ворчание от прочих вялых бывших нормальных людей.

И вот этот душок неприятный так и витает в воздухе во время прочтения всего романа. Да, сюжет довольно интересный: как личность, которая могла бы вырасти в полноценного человека, попадает не в ту струю и отдаётся во власть своей внутренней кыси, деградируя точно так же, как и все другие, разве что более сыто. Хочешь вкусно кушать — придётся любимый хвостик обрубить-с. Но мысль за этим всем кроется в основном только "Ах, какая ж мы немытая Россия, фуфуфу".

Книгу прочитать, конечно, стоит, хотя бы посмотреть, как можно поэкспериментировать с языком. Первый раз все эти игрушки — хвощи, огнецы, мышки сушёные — читаются на ура, со здоровым смехом и интересом. А вот насколько глубока эта антиутопия — каждый сам для себя должен решить. По мне, так картинка вышла прелестная, текст получился восхитительный, но копает автор не вглубь, а вширь.

Читать полностью
Elessar
Elessar
Оценка:
473

Всегда с опаской относился к современной русскоязычной прозе, но тут просто не смог удержаться. Фантастика, антиутопия, постапокалипсис - разве можно пройти мимо столь многообещающих тегов? Но на деле вышло, что "Кысь" штука в первую голову сатирическая, а остальное уже потом.

Да, по антуражу это чистой воды постапокалиптическая фантастика. Толстая описывает мир после катастрофы, в котором люди, деградировавшие примерно до средневекового состояния, выживают как могут. Но из этого абсолютно фантасмагоричного и безумного мира повсюду торчат уши нашего с вами прошлого и настоящего. Тотальная нехватка продуктов, очереди, задержка получки, бесправные работяги-перерожденцы, красные сани, на которые местные нквдшники сменяли былинный черный воронок за недостатком бензина, кухонная философия, вечный тихий протест себе под нос, стенания по умирающей культуре и засилью бездуховности, пьянки до рассвета и пение хором. Знакомо? Знаю, что знакомо, даже и мне, хоть и не жил я в те времена. Да в сущности и неважно, что вокруг - союз, федерация или вот удельное княжество великого мурзы Федора Кузьмича (слава ему!). Люди-то всё те же, хоть и с хвостами.

К сожалению, этот же социальный даже не подтекст, а смысловой пласт играет с романом злую шутку. Вся эта злая сатира и ёрничанье уже изрядно приелись. Из-за них сильный и талантливый текст воспринимается как умная и мастреская, но всё же пародия на классические антиутопии. Все люди как люди, а нам, русским, подавай духовность и благолепие. Мы та ещё рвань мечтательная, нас хлебом не корми - дай порассуждать о смысле жизни и тайнах бытия всласть. Волю дай, так и просидим на кухне всю жизнь, до хрипоты споря, что делать. А тем временем всякие там кудеяр-кудеярычи пойдут - и сделают, да такого наворотят, что ещё долго будем охать и вопрошать в пустоту: кто виноват-то? У Брэдбери книги жгут, ведь в них ответы для каждого, кто готов искать. А здесь - читай не хочу. Вот только разумения никакого, Бенедикту нашему что Кафка с Камю, что проблемы выращивания огурцов в средней полосе, всё едино. Ему главную книжку подавай, чтобы все ответы разом, русским по белому. Не бывает так, чтобы сразу всё на блюдечке. И интеллигенты-прежние хороши: в себе, дескать, ответ ищи. Опять двадцать пять, загадочная русская душа и неисповедимый русский менталитет. Да не бывает чего-то из ничего, не бывает просто так ни озарения, ни катарсиса. У героя 451 по Фаренгейту было все, кроме искусства. И ради него он пожертвовал устоявшейся спокойной жизнью, бросил вызов системе. А Бенедикту всё одно даром подавай, в книжке али само из глубины души придёт. Болтать не мешки ворочать, болтать у нас все мастера. А как задницу оторвать от стула, а себя-любимого от горькой - нет желающих. Кысь у них в головах, эвон как. Была разруха, стала кысь. А что изменилось-то?

Вот поэтому-то диалога с Брэдбери не получилось. Идея понимания, осознания искусства очень хороша. Книг недостаточно, они не дают ответов, а только показывают путь и помогают выбирать. Но иррациональная авторская вера в избранность русского народа и какую-то присущую нам особенную духовность всё портит.

Отдельного упоминания заслуживает язык. Толстой отлично удалась стилизация под старорусский говор, всё очень уместно, складно и не вызывает раздражения (см. Цветочный крест) . Авторские придумки-добавления тоже очень хороши. Вообще, над стилем и цельностью проделана огромная работа. Это ещё один плюс.

"Кысь" - вещь местами тревожная и мрачная, но всё же для эпохального романа-предупреждения, способного встать вровень с грандами антиутопии, в ней многовато типично русских навязших в зубах тягомотных рассуждений о духовности и обустройсте России. Но прочитать в порядке ознакомления безусловно стоит. Очень самобытная, душевно и с любовью написанная книга. Персонажи, юмор, стилистические красивости - всё на месте. Словом, отличный роман, но мог быть великолепным.

Читать полностью
Annakonda
Annakonda
Оценка:
254

А вот представьте себе, голубчики мои хорошие, что вот взяло электричество и враз кончилось. Взрыв ли там, али Потоп, али еще какая напасть на род людской приключилася, да вот были компьютеры с Интернетом, слава ему, слава!, ридеры, плееры с аудиокнигами, да и враз кончилися. Ну по первой вздохнул род людской с облегченьицем, да за домашние дела принялся, а потом взвыл, да не хуже волка лютого. Ай почто же ты нас, родименькое, кинуло-то? Как же жизнишки-то свои виртуальные доживать будем?

Вот такое вот твореньице выдал мой мозг после знакомства с «Кысью» г-жи Толстой. Вот наш ответ Герберту Уэллсу. И ответ-то этот, скажу я вам, помощнее мне показался, позаковыристее. А и правда, что делать-то будем?

Вот живет себе народишко после Взрыва, доживает свой век человечий, в зверье кто какое обращается. У кого рожки там, у кого хвостик, у кого когти, а у кого все тело гребешками пошло. А кто почеловечнее остался, те еще культуру блюдут, мараль опять же, памятники ставят, книжки читают. Это те, которые не боятся. А которы боятся, дак книжек не читают, а так, суповые горшки ими прикрывают, по нужному ли делу их пользуют, али цигарки из них крутят.
И вот объявился по их душеньку Бенедикт некто-батькович. И порешил он, что должен стать он избавителем, книги-те несчастные от народа отсталого спасать. А спасая, не жалеет голубчиков, может им и глотку разодрать, и пинком прибить. Книге-те у народа изымаются, но не заради уничтоженьица, а услады и Бенедикту тому наслаждения для. В единоличное пользование, таки сказать, поступают, на веки вечные, в тайном книгохранилище оседают. И без разбору ему, будь то «Ночные поллюции у мальчиков», или Пушкин, да Чехов с Гоголем.

Вот и задумалась я: что, если хранителем Культуры и Достояния народного станут такие, как Бенедикт? Что станется с Литературой, возьми электричество в один прекрасный день да и помре? Как пропадут разом все сайты, все сервера, все базы данных и хранилища какие там еще есть, что делать-то будем? Пошла, пошерстила домашнюю библиотеку – что читать-то буду? как буду детям передавать прочитанное? И страшно мне стало, ребятушки, ой страшно и тоскливо.

И завыло на душе у меня: Кы-ы-ы-ысь! кы-ы-ысь! Протяжно так завыло, безрадостно, безутешно...

Книгу посоветовала amanda_winamp в рамках ФМ-2012. Зная Т.Толстую только по сборнику рассказов "Изюм", я бы сама не решилась продолжить знакомство с автором. Книгу в любимые, читать, перечитывать и переслушивать)

Читать полностью
Лучшая цитата
Нас ведь только пусти: все разнесем до щепочки.
В мои цитаты Удалить из цитат
Интересные факты
Роман писался 14 лет, с 1986 по 2000 год. Из этих 14 лет, по словам Толстой, четыре года она не писала ни строчки:

Хотя в романе одни из главных врагов героев — чеченцы, в этом нет намёка на Чеченскую войну.

На обложке первого издания «Кыси» (2000 год) изображена старинная гравюра Московского Кремля.