Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Кысь

Читайте в приложениях:
1719 уже добавило
Оценка читателей
4.16
Написать рецензию
  • TibetanFox
    TibetanFox
    Оценка:
    776

    Именно из-за «Кыси» мне не хватает на ЛайвЛибе кнопки «Перечитать» с возможностью написать вторую рецензию. Правда, первую я уже не смогу написать, так как не смогу воскресить то чувство восторга, которое охватило меня лет восемь назад, когда я впервые открыла для себя этот роман. Но второе впечатление настолько отличается от того, первого, что я с удовольствием посмотрела бы, как изменится моё отношение к книгам после перечитывания их лет через пять-десять.

    А что же «Кысь»? А я про «Кысь» отпишусь всего чуть-чуть, не лежит душа, хотя от обложки этого издания я млею.

    Где-то там, когда-то там произошёл большой взрыв, неизвестно, то ли на территории России-матушки, то ли вообще везде всё разнесло к чертям, теперь и не узнать, потому что русские mouzhik’и, подстёгнутые радиацией и отсутствием чётких рамок, тут же взяли и по-свински деградировали. Мир-то в целом получился довольно интересный, читать первый раз смешно и занятно, как читаешь любую фантастику про «что бы было, если бы», эдакая полуславянская фэнтези вперемешку с современными реалиями и архетипами. А вот глядеть за эту лубочную разноцветную ширму страшно и неприятно. «Кысь» эта, страшная и ужасная, селится не в тёмном лесу, а в людских головах, вот они и дуреют, цепляются за то, что вот сию секунду перед носом лежит, а ни в прошлое, ни в будущее не заглядывают. Это как взять недостатки целой нации и начать пристально разглядывать их под лупой в одном большом уродливом стереотипном мире: тут и невежество, и повальное пьянство, и дурь молодецкая, и той неизбывный чисто русский долбоЛАЙВЛИБизм на авось, руководствуясь которым живёт большинство. Впрочем, остались и «прежние», и тут уже социальная ненависть Толстой прорывается изо всех щелей. Простым пролетариям в жизни человеческой она отказывает напрочь, будут они перерожденцы вонючие, четвероногие и в хлеву, а вот голубая кость, интеллигенты, в университетах выпестованные, станут бессмертными, умными, разумными, да ещё впридачу и с какой-нибудь суперсилой (ну прямо марвеловский комикс), например, огонь выдыхать. Ну, конечно, выдавать мутации — так по происхождению, кому-то фуагра, а кому-то корочку хлеба. Вот одна только проблема, эти «прежние» должны любовь вызывать и уважение, ну, может быть, печаль, а они такую же гадливость вызывают, как и презренная чёрная сошка: всё помнят, всё знают, да только сидят каждый по своим углам и ничего не делают, разве что только какой-нибудь Фёдор Кузьмич, у которого непомерно раздуто тщеславие, начнёт пытаться что-то менять под себя, снискав всеобщее ворчание от прочих вялых бывших нормальных людей.

    И вот этот душок неприятный так и витает в воздухе во время прочтения всего романа. Да, сюжет довольно интересный: как личность, которая могла бы вырасти в полноценного человека, попадает не в ту струю и отдаётся во власть своей внутренней кыси, деградируя точно так же, как и все другие, разве что более сыто. Хочешь вкусно кушать — придётся любимый хвостик обрубить-с. Но мысль за этим всем кроется в основном только "Ах, какая ж мы немытая Россия, фуфуфу".

    Книгу прочитать, конечно, стоит, хотя бы посмотреть, как можно поэкспериментировать с языком. Первый раз все эти игрушки — хвощи, огнецы, мышки сушёные — читаются на ура, со здоровым смехом и интересом. А вот насколько глубока эта антиутопия — каждый сам для себя должен решить. По мне, так картинка вышла прелестная, текст получился восхитительный, но копает автор не вглубь, а вширь.

    Читать полностью
  • Elessar
    Elessar
    Оценка:
    484

    Всегда с опаской относился к современной русскоязычной прозе, но тут просто не смог удержаться. Фантастика, антиутопия, постапокалипсис - разве можно пройти мимо столь многообещающих тегов? Но на деле вышло, что "Кысь" штука в первую голову сатирическая, а остальное уже потом.

    Да, по антуражу это чистой воды постапокалиптическая фантастика. Толстая описывает мир после катастрофы, в котором люди, деградировавшие примерно до средневекового состояния, выживают как могут. Но из этого абсолютно фантасмагоричного и безумного мира повсюду торчат уши нашего с вами прошлого и настоящего. Тотальная нехватка продуктов, очереди, задержка получки, бесправные работяги-перерожденцы, красные сани, на которые местные нквдшники сменяли былинный черный воронок за недостатком бензина, кухонная философия, вечный тихий протест себе под нос, стенания по умирающей культуре и засилью бездуховности, пьянки до рассвета и пение хором. Знакомо? Знаю, что знакомо, даже и мне, хоть и не жил я в те времена. Да в сущности и неважно, что вокруг - союз, федерация или вот удельное княжество великого мурзы Федора Кузьмича (слава ему!). Люди-то всё те же, хоть и с хвостами.

    К сожалению, этот же социальный даже не подтекст, а смысловой пласт играет с романом злую шутку. Вся эта злая сатира и ёрничанье уже изрядно приелись. Из-за них сильный и талантливый текст воспринимается как умная и мастреская, но всё же пародия на классические антиутопии. Все люди как люди, а нам, русским, подавай духовность и благолепие. Мы та ещё рвань мечтательная, нас хлебом не корми - дай порассуждать о смысле жизни и тайнах бытия всласть. Волю дай, так и просидим на кухне всю жизнь, до хрипоты споря, что делать. А тем временем всякие там кудеяр-кудеярычи пойдут - и сделают, да такого наворотят, что ещё долго будем охать и вопрошать в пустоту: кто виноват-то? У Брэдбери книги жгут, ведь в них ответы для каждого, кто готов искать. А здесь - читай не хочу. Вот только разумения никакого, Бенедикту нашему что Кафка с Камю, что проблемы выращивания огурцов в средней полосе, всё едино. Ему главную книжку подавай, чтобы все ответы разом, русским по белому. Не бывает так, чтобы сразу всё на блюдечке. И интеллигенты-прежние хороши: в себе, дескать, ответ ищи. Опять двадцать пять, загадочная русская душа и неисповедимый русский менталитет. Да не бывает чего-то из ничего, не бывает просто так ни озарения, ни катарсиса. У героя 451 по Фаренгейту было все, кроме искусства. И ради него он пожертвовал устоявшейся спокойной жизнью, бросил вызов системе. А Бенедикту всё одно даром подавай, в книжке али само из глубины души придёт. Болтать не мешки ворочать, болтать у нас все мастера. А как задницу оторвать от стула, а себя-любимого от горькой - нет желающих. Кысь у них в головах, эвон как. Была разруха, стала кысь. А что изменилось-то?

    Вот поэтому-то диалога с Брэдбери не получилось. Идея понимания, осознания искусства очень хороша. Книг недостаточно, они не дают ответов, а только показывают путь и помогают выбирать. Но иррациональная авторская вера в избранность русского народа и какую-то присущую нам особенную духовность всё портит.

    Отдельного упоминания заслуживает язык. Толстой отлично удалась стилизация под старорусский говор, всё очень уместно, складно и не вызывает раздражения (см. Цветочный крест) . Авторские придумки-добавления тоже очень хороши. Вообще, над стилем и цельностью проделана огромная работа. Это ещё один плюс.

    "Кысь" - вещь местами тревожная и мрачная, но всё же для эпохального романа-предупреждения, способного встать вровень с грандами антиутопии, в ней многовато типично русских навязших в зубах тягомотных рассуждений о духовности и обустройсте России. Но прочитать в порядке ознакомления безусловно стоит. Очень самобытная, душевно и с любовью написанная книга. Персонажи, юмор, стилистические красивости - всё на месте. Словом, отличный роман, но мог быть великолепным.

    Читать полностью
  • nad1204
    nad1204
    Оценка:
    238

    "Во деревне то было в Ольховке..." (с)

    Да не в Ольховке, и не в деревне , а в самом что ни на есть городе! "А зовется наш город, родная сторонка, – Федор-Кузьмичск, а до того, говорит матушка, звался Иван-Порфирьичск, а еще до того – Сергей-Сергеичск, а прежде имя ему было Южные Склады, а совсем прежде – Москва." (с)
    Странное это место: здесь зайцы по деревьям скачут, мыши — основной промысловый зверь, куры несут черные яйца (хотя был случай — тьфу, тьфу, тьфу! — снесли там несколько недотёп белые яйца, так казнили бедолаг, нечего заразу распространять!), люди рождаются разные — кто с петушиными гребешками, кто с хвостиком, а у кого-то когти на ногах сквозь лапти торчат. Такие вот последствия Взрыва. Хотя остались ещё и те, кто жил до него. Они-то вроде нормальные, только вот заклинило в них что-то — не старятся они и не умирают, если только не траванутся какими-нибудь огнецеми, как матушка Бенедикта.
    Но это всё зачин. Сказочка-то впереди будет.

    Удивительный роман создала Татьяна Толстая. Что в нём первично: фантастика, антиутопия, постапокалипсис, сатира? Трудно сказать.
    Мир, придуманный Толстой, закрыт от всего. Что там за чертой городка? Неизвестно. Вот и живут в этом своём примитивном, убогом мирке тёмные люди. Верят в неведомых существ, говорят на убогом языке, боятся неведомого Кыся. А как его не бояться, если он разум у человека высасывает?! А кто говорит, что нет этого Кыся — сам дурак! Не видел, так помолчи. Умных послушай. Люди зря болтать не будут!
    Бенедикт, главный герой романа, человек молодой и любознательный. И учёный по тамошним меркам. А то: три поколения ЭНТЕЛЕГЕНЦЫИ в роду было! Вот и выучился по настоянию маменьки на писаря. Сидит теперь в тёплой (относительно) конторке и книги, которые Федор Кузьмич (Слава ему!) сочинил переписывает. Ну там: "Горные вершины Спят во тьме ночной...", или сказку "Колобок", или там "Зима недаром злится – Прошла ее пора..." Переписывает Бенедикт строчки да на красавицу художницу Оленьку поглядывает. Ну и догляделся. Жениться пришлось. А Оленька-то невеста непростая — дочка Главного Санитара.
    Вот тут-то и пошла мощным потоком политическая сатира. Ох, и разошлась тут Татьяна Никитишна! Всем досталось: и советский строй заклеймила, и по нынешним политикам проехалась, и номенклатуре досталось, и приспособленцам...
    Об этом можно много писать, там столько всего заложено и скрыто, но очень хочется вернуться к Бенедикту. И к книгам. Старым, печатным и, как оказалось, не Федор Кузьмичом написанными. Вот и читает, читает Бенедикт всё подряд: от древних философов до справочника по столярному делу, от великих поэтов до «Гигиены ног в походе», от романов до детских стишков.
    Он читает и не видит никого вокруг. Он не замечает перемен с женой, рождение странных детей, он ненавидит всех, кто пытается вырвать его из плена книг.
    А затем он прочитал всю библиотеку. И оказалось, что уметь читать — не главное. Главное — осмыслить и понять.

    "Кысь" — это такой коктейль из забавных сценок, глубоких мыслей, политических зарисовок, фольклорных элементов, сказочных персонажей, завуалированных истин. Недостаточно один раз прочитать эту книгу. Мне кажется, что там много пластов, которые будут открываться постепенно.
    Обязательно вернусь к этой книге ещё.

    Читать полностью
  • Shagrel
    Shagrel
    Оценка:
    89

    Дочитала таки я "Кысь".

    Язык! Каждое предложение, каждая строчечка, каждый оборот собран, продуман и цепляет глаз. К языку привыкаешь и глотаешь его, не жуя, поэтому надо перечитывать.

    История идёт по кругу. Снова катастрофа али Большой Взрыв, коли угодно. Весь 20-21 века стёрты с лица земли. Теперь не Москва, а Федор-Кузьмичск. Простой народ у нас - голубчики, а, скажем, побогаче и в управлениях разных мурзы сидят. Над ними Наибольший Мурза - Федор Кузьмич.

    Живут голубчики в деревянных домах, кушают мышей и червырей. Вот наловят мышек, да поджарят, да со ржавью, да с гребышами и червырями настоявшимися, вкуснота-то! Так и живут. А в лесу кысь ходит и грозно так, - "кыыыысь!" и в селе у народу-то трясётся всё от страху. Придёт же кысь, хрясь! и нетути голубчика.

    А ещё книжки старопечатные читать нельзя - Болезнь придёт, приедут санитары и заберут. Нет-нет-нет, не придуть, нет-нет-нет, свят-свят!

    Живут в Фёдор-Кузьмичске ещё Прежние - люди, кои после Взрыва-то уцелели. Уцелели и живут себе бессмертно. Это у них Последствие такое. Живут и о странных вещах говорят - о "пушкине" - что за чудо-юдо, слыхать не слыхали, видать не видали - о ксероксе, холодильнике, всё одно - непонятно.

    И живёт себе Бенедикт. Матушка померши давно, живёт один работает переписчиком. Книжки, значит, переписывает, чтоб голубчик простой читал и образовывалси. Нравится Бенедикту Оленька, переписчица тоже. Красива баба, ничего не скажешь. Это тебе не Лукинишна с петушиными гребешками по всему тулову.

    Так и живёт..

    А История в это время повторяет свои обороты.. Если вглядеться, если заглянуть за чудесный язык и простой быт народа, всё повторяется. Тут и духовное невежество, и революция, и "ФЕЛОСОФИЯ", и всё по кругу, снова и снова. Только кысь всё та же.

    – Вот я вас все хочу спросить, Бенедикт. Вот я стихи Федора Кузьмича, слава ему, перебеляю. А там все: конь, конь. Что такое «конь», вы не знаете?
    – Должно быть, это мышь.
    – Почему вы так думаете?
    – А потому что: «али я тебя не холю, али ешь овса не вволю». Точно, мышь.
    – Ну а как же тогда: «конь бежит, земля дрожит»?
    – Стало быть, крупная мышь. Ведь они как начнут возиться, – другой раз и не уснешь.

    Читать полностью
  • karolenm
    karolenm
    Оценка:
    78

    Автора не знала вообще, ни разу не попадались на глаза книги-как ни странно, и мнения заранее не было ровно никакого.Встретила в подборке у кого то из друзей уже здесь, увидела тэг "постапокалипсис", скачала...
    и провалилась в этот мир после Взрыва...
    Тут шелестит дергун-трава (из крапивы хоть щи сваришь, а в эту руку только сунь, и поймешь-дергун-трава), заросли клелями холмы (красивые деревья, листья кружевные, а стволы -с наплывами, опят же польза от них недюжинная-орехи там, или на топку), дюбель-деревья тоже так и просятся пользу принести, колосится хлебеда,мыши водят хороводы под полом (ждут ,когда их на прокорм и сугрев наловят), а где то там, за околицей ходит Кысь... поджидает ,когда добрый человек , ею выбранный и заманенный, забредет в лесок,чтобы кинуться сверху, подрубить жилку ,кровь пустить и разум выпустить..
    Такая неоднозначная сказка для взрослых.
    Если серьезно: "По Сеньке и шапка..." а по Бене - жизнь (мышиная беготня). Еще и дадена та шапка (культура) "на вырост", от того ,что мать из Прежних, и учитель -Никита Иванович из них же,и Пушкина как-никак,пусть и о шести пальцах ,а вырезал. Да и в-целом, приобщен к искусству, и есть "что-то" в его душе.
    Культура такова... что же,какова и может быть после Взрыва.Да,и любовь забыла-Оленька,свет очей о когтях, и телесах-красавица-вот уж кто мне понравился) Надо ведь,и зятя подобрала родителям, и мужа себе "шутки шутковать" и для "окота" самое оно. После свадьбы сразу и культура и книжки закончились, зачем ей "из французского рода" такие глупости?...Зато Терентий из перерожденцев стал полезным Терентием Петровичем (ФУ!).
    Честно-поверила, что может выродится вот так вот человечество, память не вечна, и Прежние пусть не стареют ,но умирают.Вместе со знаниями,опытом,навыками и Ентеллегенцией... Только книги остаются, и так о них хорошо:

    Ты, Книга! Ты одна не обманешь, не ударишь, не обидишь, не покинешь! Тихая, – а смеешься, кричишь, поешь; покорная, – изумляешь, дразнишь, заманиваешь; малая – а в тебе народы без числа; пригоршня буковок, только-то, а захочешь – вскружишь голову, запутаешь, завертишь, затуманишь, слезы вспузырятся, дыхание захолонет, вся-то душа как полотно на ветру взволнуется, волнами восстанет, крылами взмахнет! А то чувство какое бессловесное в груди ворочается, стучит кулаками в двери, в стены: задыхаюся! выпусти! – а как его, голое-то, шершавое, выпустишь? какими словами оденешь? Нет у нас слов, не знаем! Как все равно у зверя дикого, али у слеповрана, али русалки, – нет слов, мык один! А книгу раскроешь, – и там они, слова, дивные, летучие

    Замечательная притча-роман-фантастика 5/5 , в любимые.

    Читать полностью
  • Оценка:
    2
    Что за хрень я прочитала.....