«Девяносто третий год» читать бесплатно онлайн книгу 📙 автора Виктора Мари Гюго, ISBN: 9785486036729, в электронной библиотеке MyBook
Девяносто третий год

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Бесплатно

4.43 
(127 оценок)

Девяносто третий год

430 печатных страниц

2011 год

12+

Введите вашу электронную почту и читайте эту и еще 432 000 книг

Оцените книгу
О книге

Великий французский писатель, поэт и драматург Виктор Гюго (1802–1885) – один из самых ярких представителей прогрессивно-романтической литературы XIX века. Вот уже более ста лет во всем мире зачитываются его блестящими романами «Собор Парижской Богоматери», «Отверженные», «Девяносто третий год»; со сцен театров не сходят драмы Гюго «Эрнани», «Мария Тюдор» и другие.

В данном томе публикуется одно из самых значительных, ярких и смелых изображений Великой французской революции – роман «Девяносто третий год». Он состоит из коротких драматических эпизодов, полных захватывающих приключений и неожиданных сюжетных поворотов. На примере гражданской войны в Вандее между частями республиканской армии и отрядами монархических мятежников, поддерживаемыми местными крестьянами, писатель пытается решить общие для любой революции проблемы: как понимать справедливость; что важнее – политические убеждения или общечеловеческие ценности; оправдана ли революционная жестокость; почему возвышенная идея обращается в свою противоположность.

читайте онлайн полную версию книги «Девяносто третий год» автора Виктор Мари Гюго на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Девяносто третий год» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 1874Объем: 775531
Год издания: 2011Дата поступления: 22 января 2018
ISBN (EAN): 9785486036729
Переводчик: Е. Киселев
Правообладатель
12 141 книга

Поделиться

OlgaZadvornova

Оценил книгу

1793 год – год начала вандейского мятежа против революционного правительства Франции. Это было длительное, кровопролитное разрушительное восстание, охватившее западную часть Франции, Бретань, Нормандию, Анжу, берега Луары, в котором погибли в общей сложности сотни тысяч французов. Вандейский мятеж был окончательно подавлен только в 1796 году.

Гюго описывает события лета 1793 года, когда дворяне, уцелевшие от гильотинирования, тёмные бретонские крестьяне и прочий люд, не принявший революцию и вставший за восстановление монархии, разрозненными силами подняли мятеж. По численности восставшие намного превосходили революционную армию Конвента, но им не хватало руководителя, единого лидера, центральной объединяющей и направляющей фигуры. Такой фигурой, по книге, стал маркиз де Лантенак, провозглашённый мятежниками бретонским принцем. Лантенак, высадившийся с английского корабля на северном французском берегу, описывается как почти 80-летний старик, но волевой, крепкий, беспощадный, фанатично преданный старому режиму.

Его цель – поднять и объединить контрреволюционные силы в Бретани, Нормандии и расширить борьбу за восстановление монархического престола по всей стране. Маркиз сомневается, что можно победить хорошо вооружённую и обученную армию Конвента с отрядами голых и босых крестьян, вооружённых вилами и дубинками, а потому считает возможным призвать на помощь английскую интервенцию. А английский флот на берегах Ла Манша внимательно наблюдает за тем, как будут развёртываться действия бретонского принца.

Любая гражданская война трагична для обеих сторон. И автор пытается оставаться на бесстрастных позициях при рассмотрении трагической страницы в истории своей Родины и не обелять либо очернять ту или иную сторону безоговорочно. Но не трудно заметить, что при всём возможном сочувствии маркизу Лантенаку, Гюго относится неодобрительно к идее призыва на отечественную землю иностранной интервенции. Как бы не была страшна гражданская война, но вторжение иностранцев будет ещё страшнее, так как они лишь стремятся поживиться на чужой земле в тяжёлую годину.

Гюго описывает непримиримое столкновение революционной армии под командованием Гавэна, посланной Конвентом разгромить мятеж, и самоотверженное сопротивление крестьян-шуанов под командой Лантенака. Оба преданы фанатично своей идее, своей правде, оба жестоки и беспощадны, оба готовы убивать и умирать.

Противостояние усугубляется тем, что оба предводителя связаны между собой родственными узами – это дядя и племянник, оба бретонцы и выросли на этих землях, в замке Ла Тург. Центральным эпизодом романа станет осада замка, в котором 19 роялистов сопротивлялись до последней капли крови против осаждающих 4.5 тысяч солдат революции.

Гюго скорбит о трагической судьбе французов по обе стороны баррикад, о пролитой французской крови, восхищается мужеством тех и других, и с горечью говорит о беспощадности той и другой стороны, убивающих и расстреливающих пленных, раненых, женщин, детей. И поэтому восхищается тем, что оба – и Лантенак, и Гавэн оказались способны на героический поступок, и не во имя идеи, а во имя человечности.

У автора много отступлений от сюжета, рассуждений, описаний. Лично мне это было интересно. Хорошо представлена Бретань – эта древняя кельтская земля, косная, скрытная, дикая природа бретонских крестьян, прозванных во время революции шуанами, живущих и прячущихся в лесах, под землёй.

Интересна часть романа, в которой показан Париж девяносто третьего года, ярко прорисована троица – Робеспьер, Дантон, Марат, их споры, разногласия, зачастую просто болтология в парижских кабачках.

Мощный финал, трудный выбор идеалиста Гавэна, его споры с лишённым высшего милосердия Симурдэном, монологи Лантенака – открывают перед читателем гуманистическую направленность романа Гюго.

Жюль Жирарде «Мятежная Вандея»

15 марта 2022
LiveLib

Поделиться

kupreeva74

Оценил книгу

Сильная книга! Это не удивительно, ведь автор - не только мэтр пера и бумаги, но и гражданин республики Франции, скорбящий сын монархии Франции. Да, все события происходили до рождения писателя.Но так прочувствовать каждую слезинку умирающей монархии мог только сын монархии; а так проникнуть в мысли и чувства республиканцев возможно только гражданину Франции.
Что же олицетворяло Францию в те страшные годы? Мишель Флешар, мать троих детей, вдова убитого мужа, которой и дела нет до высоких и низких идей происходящего, потому что она мать троих детей? Да, безусловно, она - олицетворение Франции, потому что она - олицетворение самой жизни и будущего. Ей нет разницы, по какой стезе будут развиваться события далее, лишь бы были живы и здоровы её дети. Впрочем, Гильотина - дитя революции (хотя треугольное лезвие, если верить романам Дюма, придумал именно король Людовик), и ей тоже нет дела, с кем она обвенчается в очередной раз.
Граф Лантенак - безусловно, и он Франция. Он всё лучшее, что было в монархической Франции. Он честь монархии, которая борется за своего короля. Битва идёт на смерть, и поэтому я прощаю ему невольное отступление от слова не делать зла. Воюют все, и все причиняют боль стране. Вопрос лишь в том, кто выиграет битву.
Симурден и Говен? Да, это новая зарождающая Франция, и как все малые дети живут только для себя, только себе требуют пропитания и игрушек, как всех малых детей надо учить делиться и думать о других, их тоже надо ещё учить думать о народе. Они только думают, что сражаются за народ. На самом деле они, как малые дети отбирают игрушки у других, отбирают теперь власть у монарха. Но ведя войну теперь, они учатся человечности у Лантенака. Сама жизнь преподаёт урок, и учителем выступает дворянин. Этот факт вмещает в себя всю жизненную правду того времени; и судьба ох, как дорого возьмёт за этот урок.
Но истинное лицо 93-го года - Гильотина. Раньше её лезвие было прямое. Головы рубились не с первого удара. Когда обсуждалось это, король Людовик подошёл к столу с чертежом и нарисовал треугольное лезвие. Он и предположить не мог, что в ту минуту помог родиться дочери Революции и сам обвенчается с ней. Гильотина не видела правых и виноватых. Ей нужны были головы, и в первую очередь знатные головы. Обвенчавшись с монархами, она после решила венчаться и с революционерами.
Сильная и страшная книга. Из этого произведения я сделала себе призму. То, что творилось во Франции в 93-ем году, разделила на 2 (условная сноска по времени) и через эту призму глянула на нашу революцию 17-го года. Вернее, просто допустила, что половина всех этих ужасов происходила в нашей стране. Результат был страшен. Как же умна матушка-природа, когда не допускает в своё развитие революцию, а всё происходит тихим эволюционным путём! Как величественны писатели, которые доносят до нас такие истины!

16 января 2020
LiveLib

Поделиться

Nurcha

Оценил книгу

Скажу сразу - я не любительница военных книг и исторической прозы. И даже, откровенно говоря, по началу мне было скучно. Масса ни о чем не говорящих мне имен, военные действия и политика. Было желание даже бросить чтение. Спасало только то, что все эти военные действия переплетались с художественным повествованием. Однако, ближе к середине книги меня проняло. Мне стало так интересно, что я за один воскресный день проглотила столько же страниц, сколько до этого я со скрипом читала 5 дней...Даже описание военных действий меня и то поразило.
Ну и, конечно, сама сюжетная линия. Переплетение судеб, трагичность как истории всего французского народа, так и определенных людей в частности. Как это органично вписалось в страницы книги! Наверное, это больше всего меня и поразило. Именно то, как автор умеет рассказать о том, что революция сделала с народом и при этом не забыть про конкретных людей, на которых это сказалось особенно трагичным образом, поломало жизни или наоборот, сделало только сильнее.
А какие чудесные цитаты!!!
Например:

Моя мысль проста: всегда вперед. Если бы бог хотел, чтобы человек пятился назад, он поместил бы ему глаза на затылке.

Или вот еще:

Кто спасает волка, – убивает ягнят. Кто выхаживает коршуна с подбитым крылом, тот сам оттачивает его когти.

В общем, я в восторге. Это грандиозная литература. Глубоко трагическая и настоящая.
Снизила оценку только из-за того, что мне было скучно в начале книги. Однако, думаю, это проблема во мне, а не в авторе. Возможно, я еще не доросла до такой литературы.

18 сентября 2017
LiveLib

Поделиться

– Гильотина вовсе не вдова, а девственница, – перебил Марат Дантона. – Возле нее можно лежать ниц, но ее нельзя оплодотворить.
3 ноября 2021

Поделиться

Человек победил, но и пушка тоже сделала свое дело.
17 июля 2021

Поделиться

Никого не видно – значить, есть лишний повод предполагать, что тут кто-нибудь спрятался.
3 июня 2021

Поделиться

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой