Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Последние свидетели. Соло для детского голоса

Последние свидетели. Соло для детского голоса
Книга в данный момент недоступна
Оценка читателей
4.53

Вторая книга знаменитого художественно-документального цикла «Голоса Утопии» Светланы Алексиевич, в 2015 году получившей Нобелевскую премию по литературе «за многоголосное творчество – памятник страданию и мужеству в наше время». В «Последних свидетелях» – воспоминания о Великой Отечественной детей, самых беспристрастных и самых несчастных ее свидетелей. Война, увиденная детскими глазами, оказалась еще страшнее, чем запечатленная женским взглядом в книге «У войны не женское лицо». «Последние свидетели» – это подвиг детской памяти. Как и остальные книги цикла, публикуется в новой авторской редакции.

Лучшие рецензии
Lena_Ka
Lena_Ka
Оценка:
170

Не хочу... Я не хочу даже повторять это слово "война"...

Ничего страшнее, чем книги Светланы Алексиевич, я в жизни не читала. Дело, видимо, в том, что когда читаешь художественную литературу, то всё-таки есть некое спокойствие: это же всё-таки неправда, всё равно переживаешь, плачешь даже, но знаешь - мир вымышленный. А здесь всё по-настоящему.

Жанр своих произведений белорусская писательница обозначила так: голоса. Сама она в повествование практически не вмешивается: эпиграф, вступление

Когда-то великий Достоевский поставил вопрос: а найдется ли оправдание миру, нашему счастью и даже вечной гармонии, если во имя этого, для прочности фундамента, будет пролита хотя бы одна слезинка невинного ребенка? И сам ответил - слезинка эта не оправдает ни один прогресс, ни одну революцию. Ни одну войну. Она всегда перевесит.
Всего одна слезинка...

А дальше говорят только они, тем кому во время Великой Отечественной войны было 4, 5, 10, 12 лет. Они свидетели этой жестокой эпохи, которая отняла у них самую лучшую пору - детство, которая искалечила их души, сделала сиротами. Очень страшно, когда такое происходит с детьми:

Мы ели... воду... Придет время обеда, мама ставит на стол кастрюлю горячей воды. И мы ее разливаем по мискам. Вечер. Ужин. На столе кастрюля горячей воды. Белой горячей воды, зимой и закрасить ее нечем. Даже травы нет.
От голода брат съел угол печки. Грыз, грыз каждый день, когда заметили, в печке была ямка.

Старик, который лежит рядом в камере, будит меня:
- Не кричи, сынок.
- А что я кричу?
- Ты просишь, чтобы я тебя пристрелил...
Прошли десятки лет, а я все удивляюсь: живой?! Меня не оставляет это
чувство...

я никогда не могу быть до конца счастливой. Совсем счастливой. Не получается у меня счастье. Боюсь счастья. Мне всегда кажется, что оно вот-вот кончится. Во мне всегда живет это "вот-вот". Детский страх...

Читать эту книгу без слёз невозможно. Как могли люди допустить ТАКОЕ? Ведь это же были ДЕТИ!

Я думаю, что книгу Светланы Алексиевич в обязательном порядке должны прочитать все главы государств, чтобы понять, что, развязывая войны, они совершают преступление против БУДУЩЕГО, против БЕЗЗАЩИТНОГО, такое не прощается НИКОМУ и НИКОГДА.

Читать полностью
margo000
margo000
Оценка:
49

Я не знаю, как писать о таких книгах. И даже не знаю, что с ними делать: советовать их к прочтению? или склоняться к тому, что это - личное дело каждого, и каждому такая книга должна попасть в руки естественным путем в нужное время?...

Меня это произведение буквально преследует.

Сначала я прочитала. Давно еще. Безусловно, рыдая, ужасаясь, моля Бога о том, чтоб это больше никогда не повторилось на нашей планете (наивная, я считала, что этого нет в сегодняшний день)...
Война глазами детей, война в жизни детей - одна из страшнейших тем. Но, видимо, не для всех она так страшна, раз продолжаются войны и теракты, направленные в том числе и на невинных детей...

Позже я посмотрела прекрасную постановку нашего колледжа культуры и искусств: ребята выложились на полную катушку. Без криков, без надрыва, без перебора - как раз так, чтобы ты задохнулся в слезах.

А еще позже, будучи организатором и членом жюри студенческого театрального фестиваля, насмотрелась постановок вот с этим вот надрывом, стонами, криками. Вызывало ужасное раздражение. О войне, о боли надо говорить тихо. Ведь слова из этой книги уже сами по себе рвут душу на части...

Читать полностью
Chitalnya
Chitalnya
Оценка:
27

Как именно писать рецензию на эту книгу? Она из таких, которые не знаешь, как описать.
Я думала, что страшнее "У войны не женское лицо" уже не может быть. Оказывается, может. Я думала: "Господи, какой ужас, это же женщины!" А здесь - "Боже мой, это ведь дети"... Совсем маленькие, да даже те, кто не маленькие - всё равно ДЕТИ! Как мы, люди, когда-то смогли допустить этот кошмар? Нет ничего страшнее и несправедливее детских слез, полных ужаса глаз, трепещущих сердечек.
Самое святое, что есть в жизни - дети, как же можно посягнуть на это святое? Как можно ударить ребёнка, облить его кипятком, вырвать из рук матери, выстрелить в него... КАК?! Будь они прокляты, фашисты, будь проклята война! Меня не покидает ощущение, что до прочтения этой книги я не знала, что такое ФАШИЗМ на самом деле...
Война - это не только стрельба и смерть на передовой, это не только политика и соревнование орудий. Это, прежде всего, детские слёзы. Прочтя эту книгу, остается только взмолиться: Господи, лишь бы только этого не повторилось. Я не хочу, чтобы ещё хоть у одного ребёнка на глазах убили мать. Я не хочу, чтобы били детей. Не хочу, чтобы дети голодали. Так не должно быть.

Читать полностью
Лучшая цитата
— и тянули меня за собой. А до меня не доходило, что отец больше не встанет, и вот так в пыли, на дороге, я его должен бросить. На нем нигде не было крови, он просто молча лежал. Меня от него оттянули
Оглавление
  • Вместо предисловия
  • «Он оглянуться боялся…»
  • «Моя первая и последняя сигарета…»
  • «Бабушка молилась… Она просила, чтобы моя душа вернулась…»
  • «Они лежали на углях розовые…»
  • «А я все равно хочу маму…»
  • «Такие красивые немецкие игрушки…»
  • «Одна горсть соли… Все, что осталось от нашего дома…»
  • «И поцеловала в учебнике все портреты…»
  • «Я их руками собирала… Они белые-белые…»
  • «Жить хочу! Жить хочу!..»
  • «Через петельку для пуговицы…»
  • «Только мамин крик слышала…»
  • «Мы играли, а солдаты плакали…»
  • «На кладбище покойники лежали наверху… Как будто еще раз убитые…»
  • «И понял — это отец… У меня дрожали коленки…»
  • «Закрой глаза, сынок… Не смотри…»
  • «Братик плачет, потому что его не было, когда был папа…»
  • «Первой пришла эта девочка…»
  • «Я — твоя мама…»
  • «Просим: можно облизать?..»
  • «…еще пол-ложечки сахара»
  • «Домик, не гори! Домик, не гори!..»
  • «Она пришла в белом халате, как мама…»
  • «Тетенька, возьмите меня на колени…»
  • «…и стала качать, как куклу»
  • «Мне уже букварь купили…»
  • «…и не женихи, и не солдаты»
  • «Хотя бы один сыночек остался...»
  • «Слезы рукавом вытирает…»
  • «Он висел на веревочке, как ребенок…»
  • «Теперь будете мои дети…»
  • «Мы целовали им руки…»
  • «Я смотрела на них глазами маленькой девочки…»
  • «Мама наша не улыбалась…»
  • «Не могла привыкнуть к своему имени…»
  • «Гимнастерка у него была мокрая…»
  • «Как будто она ему дочь спасла…»
  • «В отряд меня несли на руках… Все во мне было отбито от пяток до макушки…»
  • «А почему я такой маленький?..»
  • «Их тянуло на человеческий запах…»
  • «Зачем они стреляли в лицо? Моя мама была такая красивая…»
  • «Ты просишь, чтобы я тебя пристрелил…»
  • «А на мне даже косыночки нет…»
  • «Играть на улице не с кем…»
  • «Я открою ночью окно… И отдам листочки ветру…»
  • «Ройте здесь…»
  • «Дедушку похоронили под окном…»
  • «…еще лопатками похлопали, чтобы было красиво…»
  • «Куплю себе платье с бантиком…»
  • «Как умер, если сегодня не стреляли?..»
  • «Потому что мы — девочки, а он — мальчик…»
  • «Ты мне не брат, если играешь с немецкими мальчишками…»
  • «Мы даже забыли это слово…»
  • «Вам надо ехать на фронт, а вы влюбились в мою маму…»
  • «В последние минуты они выкрикивали свои имена…»
  • «Все вчетвером впряглись мы в эти саночки…»
  • «Эти два мальчика стали легонькие, как воробьи…»
  • «Стеснялся, что ботиночки у меня девчоночьи…»
  • «Я кричала и кричала… Не могла остановиться…»
  • «Все взялись за руки…»
  • «Мы даже не знали, как хоронят… А тут откуда-то вспомнили…»
  • «Собрал в корзинку…»
  • «Котят они вынесли из хаты…»
  • «Запомни: Мариуполь, Парковая 6…»
  • «Я слышала, как у него остановилось сердце…»
  • «Убежал на фронт за сестрой, старшим сержантом Верой Редькиной...»
  • «В ту сторону, откуда восходит солнце…»
  • «Белая рубашка в темноте далеко светится…»
  • «На чистый пол, который я только вымыла…»
  • «А смотрел ли на это Бог? И что он думал…»
  • «А белый свет — ненаглядный…»
  • «Приносили длинные узкие конфеты… Похожие на карандаши…»
  • «Сундучок был как раз ему по росту…»
  • «Боялась увидеть этот сон…»
  • «Я хотела быть одна у мамы… И чтобы мама меня баловала…»
  • «А они не тонули, как мячики…»
  • «Запомнил синее-синее небо… И наши самолеты в этом небе…»
  • «Как спелые тыквы…»
  • «Мы ели… парк…»
  • «Кто будет плакать, того будем стрелять…»
  • «Мамочка и папочка — золотые слова…»
  • «Принесли ее по кусочку…»
  • «У нас как раз вывелись цыплята… Я боялся, что их убьют…»
  • «Король крестовый… Король бубновый…»
  • «Большая семейная фотография…»
  • «Так я вам хоть бульбочки в карман насыплю…»
  • «Ма-ма мы-ла ра-му…»
  • «Он дал мне кубанку с красной ленточкой…»
  • «И стреляю вверх…»
  • «В первый класс мама носила меня на руках…»
  • «Собака, миленькая, прости… Собака, миленькая, прости…»
  • «А она убегала: “Это не моя дочь! Не моя-а-а-а!”»
  • «Разве мы — дети? Мы были мужчинами и женщинами…»
  • «Не отдавай чужому дяде папин костюм…»
  • «Ночью я плакала: где моя веселая мама?»
  • «Он не дает мне улететь…»
  • «Всем хотелось поцеловать слово «победа»…»
  • «В рубашке из отцовской гимнастерки…»
  • «Украсила я ее красными гвоздиками...»
  • «Я долго ждал нашего папку… Всю мою жизнь…»
  • «У той черты… у того края…»
  • Выходные данные