Последние свидетели. Соло для детского голоса

4,6
190 читателей оценили
214 печ. страниц
2009 год
Оцените книгу
  1. Lena_Ka
    Оценил книгу

    Не хочу... Я не хочу даже повторять это слово "война"...

    Ничего страшнее, чем книги Светланы Алексиевич, я в жизни не читала. Дело, видимо, в том, что когда читаешь художественную литературу, то всё-таки есть некое спокойствие: это же всё-таки неправда, всё равно переживаешь, плачешь даже, но знаешь - мир вымышленный. А здесь всё по-настоящему.

    Жанр своих произведений белорусская писательница обозначила так: голоса. Сама она в повествование практически не вмешивается: эпиграф, вступление

    Когда-то великий Достоевский поставил вопрос: а найдется ли оправдание миру, нашему счастью и даже вечной гармонии, если во имя этого, для прочности фундамента, будет пролита хотя бы одна слезинка невинного ребенка? И сам ответил - слезинка эта не оправдает ни один прогресс, ни одну революцию. Ни одну войну. Она всегда перевесит.
    Всего одна слезинка...

    А дальше говорят только они, тем кому во время Великой Отечественной войны было 4, 5, 10, 12 лет. Они свидетели этой жестокой эпохи, которая отняла у них самую лучшую пору - детство, которая искалечила их души, сделала сиротами. Очень страшно, когда такое происходит с детьми:

    Мы ели... воду... Придет время обеда, мама ставит на стол кастрюлю горячей воды. И мы ее разливаем по мискам. Вечер. Ужин. На столе кастрюля горячей воды. Белой горячей воды, зимой и закрасить ее нечем. Даже травы нет.
    От голода брат съел угол печки. Грыз, грыз каждый день, когда заметили, в печке была ямка.

    Старик, который лежит рядом в камере, будит меня:
    - Не кричи, сынок.
    - А что я кричу?
    - Ты просишь, чтобы я тебя пристрелил...
    Прошли десятки лет, а я все удивляюсь: живой?! Меня не оставляет это
    чувство...

    я никогда не могу быть до конца счастливой. Совсем счастливой. Не получается у меня счастье. Боюсь счастья. Мне всегда кажется, что оно вот-вот кончится. Во мне всегда живет это "вот-вот". Детский страх...

    Читать эту книгу без слёз невозможно. Как могли люди допустить ТАКОЕ? Ведь это же были ДЕТИ!

    Я думаю, что книгу Светланы Алексиевич в обязательном порядке должны прочитать все главы государств, чтобы понять, что, развязывая войны, они совершают преступление против БУДУЩЕГО, против БЕЗЗАЩИТНОГО, такое не прощается НИКОМУ и НИКОГДА.

  2. margo000
    Оценил книгу

    Я не знаю, как писать о таких книгах. И даже не знаю, что с ними делать: советовать их к прочтению? или склоняться к тому, что это - личное дело каждого, и каждому такая книга должна попасть в руки естественным путем в нужное время?...

    Меня это произведение буквально преследует.

    Сначала я прочитала. Давно еще. Безусловно, рыдая, ужасаясь, моля Бога о том, чтоб это больше никогда не повторилось на нашей планете (наивная, я считала, что этого нет в сегодняшний день)...
    Война глазами детей, война в жизни детей - одна из страшнейших тем. Но, видимо, не для всех она так страшна, раз продолжаются войны и теракты, направленные в том числе и на невинных детей...

    Позже я посмотрела прекрасную постановку нашего колледжа культуры и искусств: ребята выложились на полную катушку. Без криков, без надрыва, без перебора - как раз так, чтобы ты задохнулся в слезах.

    А еще позже, будучи организатором и членом жюри студенческого театрального фестиваля, насмотрелась постановок вот с этим вот надрывом, стонами, криками. Вызывало ужасное раздражение. О войне, о боли надо говорить тихо. Ведь слова из этой книги уже сами по себе рвут душу на части...

  3. Chitalnya
    Оценил книгу

    Как именно писать рецензию на эту книгу? Она из таких, которые не знаешь, как описать.
    Я думала, что страшнее "У войны не женское лицо" уже не может быть. Оказывается, может. Я думала: "Господи, какой ужас, это же женщины!" А здесь - "Боже мой, это ведь дети"... Совсем маленькие, да даже те, кто не маленькие - всё равно ДЕТИ! Как мы, люди, когда-то смогли допустить этот кошмар? Нет ничего страшнее и несправедливее детских слез, полных ужаса глаз, трепещущих сердечек.
    Самое святое, что есть в жизни - дети, как же можно посягнуть на это святое? Как можно ударить ребёнка, облить его кипятком, вырвать из рук матери, выстрелить в него... КАК?! Будь они прокляты, фашисты, будь проклята война! Меня не покидает ощущение, что до прочтения этой книги я не знала, что такое ФАШИЗМ на самом деле...
    Война - это не только стрельба и смерть на передовой, это не только политика и соревнование орудий. Это, прежде всего, детские слёзы. Прочтя эту книгу, остается только взмолиться: Господи, лишь бы только этого не повторилось. Я не хочу, чтобы ещё хоть у одного ребёнка на глазах убили мать. Я не хочу, чтобы били детей. Не хочу, чтобы дети голодали. Так не должно быть.

  1. равно слышишь, как они летят. Завывают. Это так страшно, что кожа не только на лице, на всем теле натягивается.
    25 мая 2019
  2. Летели первые бомбы — я стояла и следила за ними, пока они на землю не падали. Кто-то подсказал, что надо открывать рот, чтобы не оглушило. И вот открываешь рот, закрываешь уши и все
    25 мая 2019
  3. В своих записочках я писала маме: «Мамулечка, я те­бя очень люблю. Очень! Очень!». Дарили друг другу слова
    25 июня 2018