«Остров Сахалин» читать онлайн книгу 📙 автора Эдуарда Веркина на MyBook.ru
image
Остров Сахалин

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.19 
(330 оценок)

Остров Сахалин

424 печатные страницы

Время чтения ≈ 11ч

2018 год

18+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

«Остров Сахалин» – это и парафраз Чехова, которого Эдуард Веркин трепетно чтит, и великолепный постапокалипсис, и отличный приключенческий роман, от которого невозможно оторваться, и нежная история любви, и грустная повесть об утраченной надежде. Книга не оставит равнодушными ни знатоков классической литературы, ни любителей Станислава Лема и братьев Стругацких. В ней есть приключения, экшн, непредсказуемые повороты сюжета, но есть и сложные футурологические конструкции, и философские рассуждения, и, разумеется, грустная, как и все настоящее, история подлинной любви.

читайте онлайн полную версию книги «Остров Сахалин» автора Эдуард Веркин на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Остров Сахалин» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 
1 января 2018
Объем: 
764865
Год издания: 
2018
Дата поступления: 
30 июня 2021
ISBN (EAN): 
9785040934973
Время на чтение: 
11 ч.
Правообладатель
22 182 книги

Gauty

Оценил книгу

Я не мог пройти мимо этой книги, потому что очень доверяю Эдуарду Веркину. Всё, что было прочитано до этого, оценено выше четырёх звёзд, это один из моих любимых современных авторов книг для подростков. "Сахалин" же полноценный "взрослый" роман, в котором автор попробовал охватить множество вопросов, совсем-совсем непростых. После прочтения остались вопросы, хотя старался читать максимально внимательно, а для большего погружения - параллельно с одноимённым романом Чехова. Перед нами отчёт научного деятеля придуманной звучной профессии футурологии девушки с милым именем Сирень. Аналогично классику она отправляется на задворки Империи с целью сбора статистики, общей информации и по возвращении в цивилизацию предоставляет своему руководителю отчёт. К неудовольствию профессора сильно беллетризованный, кстати, в отличие от чеховского, довольно казённого, изобиловавшего цифрами. История с отчётом вообще интересная - ниже я подробнее остановлюсь на этом. Вообще почти любой аспект при обсуждении этой книги может быть воспринят двояко, постараюсь осветить большую часть.

Диспозиция и место действия общие с Чеховым. Сахалин - буфер между оставшейся после ядерной катастрофы Японией, несущей факел цивилизации, и остальным миром, "погрузившимся в пучину хтонического хаоса", что бы это ни значило с точки зрения автора. Со времени путешествия Антона Павловича мало что изменилось - воры воруют; проститутки проститутничают; Сахалин всё ещё в ж... где-то там далеко, так, что жители там вовсе даже не разделяют европейские ценности, а повернуты лицом на Восток. Маленькие поселения каторжан разрослись и распухли двадцатью миллионами беженцев с континента, но власти всё так же лебезят перед проверяющими, кормят их креветками, задабривают подарочками в то время, как низы пухнут от голода. Первая треть книги показалась мне стилизацией под этнографический очерк с вкраплениями сюжета, который тут же сворачивался. Единственное место, где я узнал стиль Веркина - первая глава от лица Артёма, его воспоминания, как они с Чеком вылавливали в море трупы и вообще про тот день. Это было остро, с юмором и философией, с четким пониманием стиля персонажа, его модели поведения, безумия, но глубины. Так интеллектуально, но ядовито, желчно и со злобой мог бы говорить, к примеру, герой "Кусателя Ворон", если бы отсидел в ссылке. Это не занудное рваное повествование, когда Сирень многословно и дотошно описывает, как чинит макинтош деда или беседует с островным чиновником, выбившим себе на руке экстремистскую татуировку (очень важно, не так ли?).

Сирень - главная героиня, чей отчёт мы как раз и читаем. И вот она показалась очень слабым персонажем, фактически без какого-либо развития. Без эмоций, практически без оценочных суждений о встречных. Я списал на то, что это отчёт, переписанный уже несколько раз, а также на то, что она хладнокровный потомок самураев. Но грустно, когда учёная, выращенная в тепличных условиях, не бывавшая в полях, ведёт себя как опытная таёжница и закалённый боец. Стреляет с двух рук исключительно точно, жалуется, дескать, пистолеты для поездки выбрала тяжеловатые, папеньку не послушала. По-моему, после первого убийства, её бы дергало ещё много ночей, но нет. В самом начале романа она вспоминает, как упражнялась в стрельбе по мишеням в тире, так что формально всё честно, однако осадок остался. Но самое странное не это. Кроме двух-трёх человек, все встреченные очень уважительно к ней относятся, прям трепещут, поят чаем и дефицитным алкоголем, не посылают к чёрту, рассказывают истории и предоставляют любой возможный транспорт, чтобы Сирень могла дальше путешествовать. Вот это маразм, в который я не смог поверить или чем-то объяснить. А может, всё было наоборот? Она слабый персонаж, но является катализатором для остальных. При её появлении персонажи раскрываются, показывая свою сущность. Можно даже сказать, что природа Сахалина просыпается и начинает действовать - трясется при землетрясении. "Огонь идет за тобой…", - кричит ей Чек, один из двух людей Сахалина, называвших Сирень ангелом. Такой божественный мотив многое объясняет в нашей истории, особенно если воспринимать происходящее как некую обратную вещь: сперва героиня низвергается в ад на Земле (на Сахалин), получает благословение верующего человека (отца Павла), ищет ответы в ужасающей действительности, видит ангела (в пламени ракет), получает новый облик и видение мира (пересадка кожи и сожжённых глаз), а заканчивается всё непорочным зачатием.

В самом начале я писал о двояком восприятии идей романа, выше привел хороший пример, как мне кажется. Вначале кажется, что это такой оммаж Чехову в ядерных тонах, этакий Кандинский в барочной рамке. Потом - что это бодрый такой современный постап и мешап в одном флаконе. Перевалив середину - что это роуд трип, напоминающий "Дорогу". А в конце - что тебе неимоверно сложно классифицировать роман. Потому что весь он ненадёжный от сюжета до рассказчиков. Можно все дикие ляпы списать на непричёсанность. Майор становится капитаном, мальчик, который "никогда не смеялся", делал это десять страниц назад, название гостиницы менялось по ходу пьесы и самое опасное - это подарок отца Павла. Кусок рения, который послужит деталью для двигателя космического корабля новой формации. Прям неразменный пятак, один раз выбросили, другой раз - воды за него купили, но он всё равно в кармане. И вишенкой на торте служат её отношения с мужчиной. А был ли мальчик? Сын-то вроде родился, значит, что-то и было, но об этом в отчёте ни слова. Значит, отчёт - фикция или просто она много где противоречит себе, порою врёт или забывает, как и все мы, это ясно. Логично, что профессора не интересуют её отношения, но чему тогда верить? И если это отчёт, то откуда главы от лица Артёма? Так до конца и не определился, что это было, Пух.

14 апреля 2021
LiveLib

Поделиться

EvA13K

Оценил книгу

Вот это книга! Слушала её практически на одном дыхании, такая она увлекательная, но при этом с изрядным трудом, настолько она тяжелая, такие горести выживших в глобальном конце света описывает. Главная героиня - Сирень - японка с русскими корнями и доставшимися по наследству голубыми глазами, отправляется в научную поездку на ставший японской территорией остров Сахалин. Автор описывает невероятно жестокие условия, в которых живут люди на Курилах и Сахалине, при этом по контрасту выступают воспоминания Сирени о её жизни дома, намного более комфортной. А на северных территориях просто неимоверная жесть творится с поеданием земли. И каторги местные одна страшнее другой, но и тем, кто не осужден живется не намного лучше.
Вторым героем, от лица которого будет пара глав, становится местный житель, прикованный к багру Артём, тоже с русскими корнями, который становится сопровождающим девушки и её охранником. Очень понравились полусумасшедшие рассуждения старого Чека (?Человека?), который Артёма вырастил. Роман страшный, но при этом и увлекательный, и где-то даже красивый.
А во второй части начинается форменный трэш, когда автор словно говорит: не думали, что всё может стать ещё хуже? А вот вам! Тут активно вступает второй фактор невозможности жизни на континенте, кроме радиоактивного заражения - "моб". И есть у меня пара сомнений в возможности этой угрозы, при том описании её, что даёт автор, но это такие мелочи по сравнению с впечатлением производимым описанным в книге. Но всё же максимальную оценку поставить не могу, потому что

спойлеравтор убивает героя и хотя в подозревала, что так будет с самого начала книги, но до последнего надеялась на лучшее, хотя и понимала, что тогда снизится накал общей безысходности происходящего, а книга эта всё же не традиционный YA, хотя его герои и подходят по возрасту. Но я бы предпочла обойтись без этой финальной смерти.свернуть

Роман Чехова про Сахалин я не читала, но по прочтения аннотации (после окончания книги) захотела.
Слушала книгу в исполнении Олега Булдакова, который исполняет на твёрдое хорошо, без фатальных ошибок (только пру раз за книгу встретила повторы фраз/пары слов, но что-то этой осенью это превращается в тенденцию), за всех персонажей примерно одним голосом, но в целом эмоционально и артикулировано. Но! мне не понравился его голос, вот не мой он и всё. Только сформулировать не могу: не сипит, не скрипит, но что-то похожее. Если будет возможность выбирать, я предпочту в его исполнении книги не слушать, но всё же не так всё плохо, как с Росляковым, на уровне Максимова скорее, хотя у последнего выручает исполнение виртуозное.

30 сентября 2021
LiveLib

Поделиться

CoffeeT

Оценил книгу

Привет, революция. Один майор в подземельях Лубянки сейчас встревоженно (или может, кстати, если по Фрейду, восторженно) зашевелил усами, но отставить, товарищ майор, это всего лишь старый добрый автокоррект. Да, давненько я не писал ничего с телефона. Но, пользуясь драматизмом своего пребывания в поликлинике и очередью примерно из 46 человек, не могу не обрушить на вас свой очередной массаж критического обольщения. И этот выпуск малиновой самбы будет определенно особенный, ведь помимо кустарности производства сей рецензии, мой критический пароход спустился на воду практически в режиме live - книга была дочитана буквально час назад. Символично или нет, но в туалете. Повлияет ли это на итоговую оценку или имело место быть роковой случайности? Не переключайте свои приемники, мы попробуем быстренько разобраться, пока температура остается субфебрильной, а сознание - шершавым.

Скажу честно, мною движут разные материи и силы, но голоса в моей голове обычно выступают стройным и дружным хором. Особенно они единодушны, когда выбирают читать или не читать очередное литературное произведение. Но с Эдуардом Веркиным, автором черного-черного (я немного намекаю уже) романа "Остров Сахалин" меня свела исключительная случайность, которая явилась мне в виде обстоятельно тупого рекомендательного сервиса одного популярного интернет-ресурса, который не заплатил мне за рекламу. Поэтому пускай будет GAZON. Уважаемый газон, на самом деле, не сотворил никаких чудес и никак на мой эллиптический разум не повлиял. Его всегда бьющий невпопад рекомендательный сервис не стал неожиданно умнее, но, вопреки всему, работу свою сделал. Возможно, это абсолютно новый искусственный интеллект, который знает, что вы можете купить в продуктовом магазине красивую упаковку ветчины или ненужную банку черной икры, просто чтобы она была. Кто знает. Во всяком случае, роман-антиутопия Веркина был мне абсолютно неизвестен и, сказать честно, не очень то и нужен, особенно, я подчеркну это, во время выбора съемного жесткого диска. Но, против судьбы не попрешь. Ну, или против умного робота-абстракциониста с развитой постиронией, который работает в компании GAZON. Как вам больше нравится.

Книга плохая. Как я вас подловил, а? Вы то думали, я вам расскажу о своем семичасовом пребывании в Южно-Сахалинске в 2017 году, где я делал пересадку из Владивостока в Москву. Да, я понимаю ваше удивление. Нет, сам бы я такое не придумал, в плане перемещений я стараюсь подчиняться законам рациональности и логики. Но, скажем так, есть люди, которые либо не очень себе представляют географическое строение России, либо они пользуются теми же алгоритмами, что и рекомендательный сервис компании GAZON. И почему это вызывает у меня такое беспокойство? Так или иначе, ничего кроме ожидания рейса компании, которая не заплатила мне за рекламу, и которую я никак не буду называть, потому что они подадут на меня в суд и сделают меня бедным, я тогда не снискал. А, судя по Веркину, мог бы. Ведь что творится, рагаци, на острове Сахалин, мама мадонна, вы бы знали!

А что там творится, написал уже очень давно Антон Павлович Чехов. Его произведение, вы не поверите, тоже называется «Остров Сахалин». В аннотации к Веркину подмечено, что автор Чехова чутко любит и что это его (Чехова) парафраз. Знаете, что такое парафраз, ребята? Это когда я пишу не «я», а «пишущий эти строки лев критицизма». Вспоминаете, да? Помните такую вещь на уроках русского и литературы как изложение? Вот именно, это оно. Так что же получается, Веркин просто вольно пересказал Чехова? С блэкджеком и лоретками? Ай-ай-ай, а так можно было? Еще как можно было. Только с КРОВЬ КИШКИ ТРУПЫ ГНИЛЬ постапокалиптикой и тщетой. С фанатично проработанной постядерной мифологией (война, скажем так, кончилась условно вничью) и очень хмурыми, так себе живущими персонажами. Ну и, конечно, ЛЮБОВЬЮ (которая сродни одиноко распустившемуся цветку на выжженном поле смерти и пустоты). Как вам, похоже на Антон Палыча?

Вопрос, кстати, хороший и любопытный. Я вам сразу скажу, я не поленился потратить пару часов своего времени и, пользуясь воспетым большим любителем нашей классической литературы и своих племянниц Вуди Алленом способом быстрочтения, прочитал тот самый роман Чехова. Если вкратце, то светочъ российской литературы на протяжении почти всего произведения находится в лютом шоке от того, в каких условиях и в каком состоянии находятся местные заключенные (Сахалин в то время был по сути одной огромной тюрьмой), приводит статистику смертности и уныния, ну и хвалит местные креветки. В общем, классические путевые заметки, но только, конечно, в столицах люди потом глаза закатывали, мол, ничего себе, как сурово там держат людей (а держали в ежовых рукавицах, начальники то далеко, лютуй, как хочешь). Это я вам, так сказать, для диспозиции. Скажу честно, «Остров Сахалин» товарища Веркина вдохновлен чеховскими заметками либо очень мало, либо очень субъективно, читай, никак. Есть, конечно, еще версия, что кто-то, не подумав, использовал слово парафраз в аннотации, но разве можем мы в такое поверить? Или это такой хитрый способ заставить миллениалов читать Чехова в 2к19?

Ладно, давайте теперь про книгу, то есть немного про постяпоколиптику. Записывайте, друзья. Постяпокалиптика – это то же самое, что и постапокалиптика, только ядерная. «Остров Сахалин» - это вот оно самое. Ну и жанрово роман Веркина еще можно отнести к антиутопии, но я даже не могу представить лицо своей учительницы, если я назову это так. И, в-третьих, но не в последних, цитируя известного философа Гагу Л. *поет* это бэээд (плохой) ромэээн (книга). И почему я называю это произведение плохим? Конечно, не потому, что Веркин – не Чехов. Но провести такую могучую работу над общим бэкграундом (география, социология, антропология) и приготовить такой странный сюжет? Хм, я, конечно, не большой специалист по антиутопиям, но знаю одну, где тоже все на красные кнопки понажимали, и наступила *опять поет* подруга ночь, почему я очнулся в темноте. Написал ее мой друг и коллега Дима Глуховский и называется она «Метро 2033». И да, это очень странный момент, когда я советую книгу Глуховского вместо любой другой книги. На этом можно сразу заканчивать.

Но я все-таки не до конца с вами объяснился. Поймите меня правильно, Веркин – молодец. Он попытался написать серьезное произведение в достаточно странном и вряд ли подходящем антураже. Он создал очень жестокую (правда, берегите животики), очень депрессивную, но очень честную картину мира, в которой есть время и место надежде и любви (так я думал за 20 страниц до конца книги). Просто оно все не работает. Эту книгу читать не очень интересно, а в конце – немного неловко, как будто видишь, как человек назло себе в штаны писает. Писает он, а неловко тебе. В общем, ребята, если хотите прочитать эталон жанра, то берите в руки «Заводную» Паоло Бачигалупи, там немного другой замес, но сюжет работает как надо и не оторваться.

Странно так много было писать про книги, в следующий раз расскажу, как буйабес готовить. Всем хх.

Ваш CoffeeT

11 марта 2019
LiveLib

Поделиться

Профессор Ода относился к этому моему намерению прохладно, поскольку считал Дайсэцу дураком и сумасшедшим. А вот ползуны его интересовали. Не как забавные дурачки, стирающие коленки в попытках вымолить немного благодати, а как носители некой отличной, возможно, нечеловеческой морали. Сату сообщил, что историю ползунов он знает неплохо, потому что в свое время ознакомился с библиотекой ашрама, в ней до сих пор хранится первое издание библии ползунов – книга Джедекайи Смита «Ползи, человек!».
19 сентября 2023

Поделиться

Господин Т. заметил, что кидать в негра могут лишь каторжники или же японцы, вышедшие в состояние поселенцев, китайцам дозволено мордовать иначе – плеваться и поносить американца бранными словами. Я спросила, что это за каторжные с ведрами? Первоначально я полагала, что в ведрах они держат метательные снаряды, но потом заметила, что нет; к тому же ведра были достаточно тяжелы – лишь немногие из них могли удерживать их на весу, большинство ставили к ногам.
18 сентября 2023

Поделиться

Руки и ноги у него тоже оставались свободны; я отметила, что привязанный к столбу человек вовсе не негр, а скорее латино, южный американец. Господин Т. пожал плечами и ответил, что причина подобного названия ему неизвестна, видимо, первый из замордованных в эти дни был негром, а потом и название, и сама традиция прижились и распространились по остальному острову. – Здесь у нас мало развлечений, – сказал господин Т. – Особенно у каторжных и ссыльных. Так что многие ждут этих дней с нетерпением, готовятся к ним. Это большие праздники, особенно для нас – мы не можем себе позволить такой размах, как в прочих местах.
18 сентября 2023

Поделиться

Автор книги

Подборки с этой книгой