Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Друг-апрель

Друг-апрель
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
77 уже добавило
Оценка читателей
4.71

Дядька Аксёна как-то рассказал ему о непреложных законах жизни, которые, что бы ты ни делал, не изменить. Один из них – первая любовь не бывает счастливой. С этим можно спорить, не соглашаться, но в конце концов придется смириться и все забыть: прогулки до дома со школы, драки с соперниками, их с Ульяной мир «на двоих», отвоеванный им у сверстников еще в детском саду, весну… Забыть и просто жить. Но Аксён так не может. Он ждет апреля, потому что в апреле Она вернется в их сонный город, и он попробует обмануть лживые правила взрослой жизни, попробует все исправить.

Лучшие рецензии
nareka
nareka
Оценка:
181

Недавно я задавалась вопросом, какая книга моя самая любимая? "Властелин колец"? Это по большей части запиаренная книга, интересно, не спорю, но всё равно чуточку не мое, совсем капельку. "Ходячий замок"? Как-то я уже остыла с этой книги, получается, что не такая уж она и любимая. И что делать? Без любимой книги сидеть? Неинтересно! Я сразу полюбила до чертиков "Тоню Глиммердал", можно считать ее любимой,но тут в руки оказалась книга "Друг апрель"..

Книга пропитана таким..горьким соком надежды детей и реальной безнадежности. Аксён ведь ждал ее. Отсчитывал сначала дни, потом вспоминал о ней. Как познакомились, как он ждал ее и провожал со школы. Как защищал он левых взглядов. Он даже гвоздем руку насквозь проколол, потому что учительница математкии ей 4 поставила, она ведь отличница. Она была его единственной частичкой счастья. Ведь в жизни его есть тольпо пьющая мать, старший брат, который одной ногой уже в тюрьме. Дядька странноватый какой-то,который приехал и уехал. И Тюлька. Младший брат. Вот это все, через что они прошли, чтобы хоть что-то было покушать, чтобы и копейка была в коробочке, всё это страшно.Но Аксен ждал ее! А в последний раз она приехала с каким-то Владом. Зачем? Он не понимал. А потом,оказывается, и вовсе продали они этот дачный домик. И уехали. А она даже не сказала ему, не попрощалась. Она стала его стыдиться. наверное, что бедный.Что неопрятный.

Но если жизнь такая.

И душа моя из тени в мир, где скорбь живет всегда,
Не восстанет, не восстанет,не восстанет никогда.

Он ни в чем не виноват.Аксен был с двумя четверками за четверти, почти отличник. Только потом в 9 класс не смог пойти, не на что ехать с глухой деревни в город. И только шум поездов давал здесь признаки жизни.

жесткий спойлер, нельзя

-Минуту.Минуту только. Спросить хочу...
-Давай, только быстрейй.
-Почему всё так?
-Как?
-Ну, вот так. с нами?
Она отвернулась и думала ровно минуту, после чего сказала:
-Так бывает.

Мне кажется, что Ульяна дура. Или просто..жизнь такая.

Читать полностью
zurkeshe
zurkeshe
Оценка:
142

Аксен живет на костромском разъезде Ломы, где станция давно сгорела, а почти все население разбежалось. Осталась семья отмороженных вконец упырей – так Аксен давно и вслух зовет спившуюся мать, старшего брата, исчерпывающе описываемого строчкой «припадочный малый, придурок и вор», и приблудившегося ушлого дядьку, склонного к философствованиям и изощренным аферам. Аксен тоже давно сбежал бы, но надо заботиться и ждать. Заботиться о вечно голодном братце, живущем мечтой о приставке «Соньке», а ждать - пока вернется Ульяна. Не то чтобы первая любовь, а просто более-менее вся жизнь Аксена, которая тщательно и обоюдно выстраивалась с детсадика, преимущественно лютыми методами, - а потом вдруг кончилась.
Веркин – единственный известный мне панчер современной русской литературы. Разминается он на коммерчески успешных фантастике, приключениях да ужасах, имеющих широкий круг юных поклонников, а всерьез работает редкими, но убийственными текстами, которые действуют на читателя, как поставленный удар в подбородок: голова ясная, мысли светлые, а руки-ноги висят ленточками - и двинуться невозможно.
Книгу про пацана, который знает наизусть все проходящие поезда и окрестные леса, кормится наловленной рыбой и краденой тушенкой, читает только старые журналы, выброшенные немыми на полустанках, проходит по улице соседнего города, вырубая всех встречных в возрасте от шестнадцати до двадцати, чуть не топится от безуспешных (и дико смешных) попыток придумать подарок девочке, бросает школу в связи с отсутствием ботинок – но каждый день приходит за десять километров к школе, чтобы встретить и проводить Ульяну, - эту книгу можно пересказывать по-разному. Как чернуху про свинцовые мерзости люмпенской жизни (и тема свинца богато представлена в тексте), как грустную историю первой любви (максима про то, что первая любовь не бывает счастливой, естественно, приложена), как приключения невеселого трикстера в стране жуликов и воров (схемы преступлений и наказаний в наличии), как гимн подростковой стойкости, кующей победу из совершенно негодного материала (ковка и ударная техника в богатом ассортименте), как ловкое упражнение в композиционной изощренности (с персональным приветом чеховскому ружью) или как вдохновенный римейк поэмы Эдгара По «Ворон» (неназойливой искоркой пронизавшей всю ткань повествования). Я бы сказал, что «Друг апрель», при всей его истовой злободневности и настоящести, что ли, остается историей на вечную тему любви и бедности, к которой добавили гордость, совершенно невыносимую и необходимую. И оказалось, что вопреки Бернсу, любовь-то с бедностью сосуществовать могут, а вот гордость сшибает эту пару то вместе, то поврозь. И читателю остается надеяться, что кто-то сумеет подняться. И верить, что так бывает.
Я не уверен, что многие бестселлеры и премиальные книги последних лет буду кому-то интересны лет через пять-десять. В Веркине я уверен.
В этом году «Эксмо» запустило персональную серию Веркина и переиздало в ней роман «Друг апрель». Это радует и вселяет надежду.

Просто цитата:

«В четвертом классе она получила четверку по математике. Случайно. Ошиблась. До этого одни пятерки, а тут вдруг вот. Нет, дома ее не ругали, ей самой было неприятно. Четверка. Они шагали домой после уроков, и она плакала. А он никак не мог ее успокоить. Никак-никак. (…) Даже приключения Чугуна не помогали, она все плакала и плакала, глаза стали красными, он даже испугался, что они у нее лопнут. Тогда он попросил дневник.
Она перепугалась, решила, что он хочет четверку переправить, но Иван заверил, что ничего подобного не случится, все будет абсолютно законно. Давай дневник — и иди домой, ждать.
Что ей было делать? Она отдала дневник.
Он отправился к дому математички. По пути заглянул к бабушке. Бабушка спала, его не заметила. И хорошо, иначе бы спрашивать начала.
Дом у математички был хороший, но старый, деревянный. Высокий забор, красивые ворота. Он вежливо постучал, его вежливо впустили, предложили чаю. Он вежливо отказался и предложил разобраться с недоразумением. Математичка не поняла, с каким. Он продемонстрировал дневник, сказал, что надо переправить четверку на пятерку и все, инцидент будет исчерпан. Математичка, разумеется, отказалась. Если Ульяна хочет, она вполне может четверку потом переправить, это вполне допустимо. Екатерина Васильевна, вы не понимаете ситуации, улыбнулся Иван. Вы должны исправить именно эту четверку и именно сейчас. Екатерина Васильевна мягко отказалась, сказала, что она такое видывала, она педагог с опытом.
Он сказал, что ему очень жаль, но другого выхода у него нет. Екатерина Васильевна дала понять, что больше его не задерживает, ей еще сегодня тетради проверять. Он откланялся.
А через минуту с улицы послышался крик. Кричала соседка Екатерины Васильевны. Математичка выбежала на улицу и села, хорошо скамейка подвернулась.
Он прибил левую ладонь к воротам. Гвоздем.
Когда математичка немного отдышалась, он поинтересовался — не пересмотрела ли она свою позицию по вопросам успеваемости. Если не пересмотрела, то он готов простоять тут сколько потребуется, хоть до послезавтрашнего утра.
Четверка в дневнике была немедленно заменена на пятерку.
Он выдрал гвоздь кусачками, замазал рану живицей — бабушка пользовала ею суставы, пожелал Екатерине Васильевне успехов в педагогической деятельности и отправился к ней. Продемонстрировал изменения в дневнике, сказал, что Екатерина Васильевна очень раскаялась в своем поступке и впредь взялась так не поступать.
И весь вечер они сидели, смотрели мультики и ели сладкую кукурузу из банки. Уже ночью, когда они возвращались домой, он почувствовал, что рука заболела.
Впрочем, заражения крови не случилось.»
Читать полностью
Aniska
Aniska
Оценка:
59

Есть такие книги о которых писать очень трудно.
А есть такие, о которых невозможно.
Бывают книги, которые можно назвать лучими книгами года. А бывают вот такие, как "Друг-Апрель" Эдуарда Веркина. Я, конечно, назову ее лучшей книгой ушедшего года. Но я такого совсем не ожидала. Я вообще очень удивилась колличеству страниц. Почему-то думала, что это повесть. Но проглотила ее быстрее чем иную повесть и заполучила книгу года, лучшую из лучших, автора в кумиры и целый ворох бессонных ночей. Потому что "Друг апрель" оказался чем-то совершенно невероятным.
Это самая красивая история любви, о которой каждая девочка может только мечтать. Самая красивая, самая странная, самая невероятная, в чем-то жуткая, самая-самая. О любви, которой не случилась. Это бесконечно грустная история, и все-таки бесконечно светлая.
Этот мальчик, живущий на костромском разъезде, где почти никто не живет, и сочиняющие самые невероятные истории, занимая маленького братишку, пока его старший брат ворует, а мать пьет, должен был стать кем-то великим. Он должен был полететь в космос или написать сотни сказок, которые бы потом читали дети по всему миру. Но он сделал, наверное, еще лучше. Он стал Человеком в условиях в которых это было невероятно трудно. Это странное солнечное имя Аксён (которое и не имя то вовсе - кличка) удивительно ему подошло. Это история о нем, об этом удивительном ни на кого не похожем мальчике, который никогда не проигрывает. Он завораживает и покаряет. На самом деле, должно быть, это очень страшный человек, настолько упертый и целеустремленный, не считающийся с чужими страданиями и обидами, способный ради пятерки в дневнике у любимой девочки, прибить свою руку к двери, например. Это очень страшный человек. Из таких, наверное, вырастают убежденные полоумные тираны, которые потом уничтожают целые народы. Они рождаются где-то там в глубинке, в нечеловеческих условиях и неблагополучных семьях, выживают и добиваются того, что перед ними в ужасе замирает весь мир. Но с Аксёном этого не случится. Как это ни парадоксально, ни странно, ни неожиданно, это не злой гений. Это невероятно добрый, честный и спаведливый человек, умеющий любить, запертый в тело неблагополучного мальчика, одаренный совершенно недетскими мозгами. Он может любить! Всем своим существом и пока ему есть кого любить, мир не увидет злого гения. Он будет созидать.

А еще это история первой любви. Я никогда не встречала ничего подобного, я не знаю, случается ли такое на самом деле, но почему-то мне кажется, что все может быть. История любви с младшей группы детского садика... О которой надо читать то, что написал Веркин. А я писать не буду. Но эта история меня бесконечно тронула и задела за живое. Настолько, что мне не хватает слов.

И это совсем не детская книга. Я вообще не думаю, что детям стоит такое читать.

Читать полностью