«Вот я» читать онлайн книгу 📙 автора Джонатана Сафрана Фоера на MyBook.ru
Вот я

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Недоступна

Премиум

4.26 
(166 оценок)

Вот я

524 печатные страницы

2018 год

18+

Эта книга недоступна.

 Узнать, почему
О книге

Новый роман Фоера ждали более десяти лет. «Вот я» – масштабное эпическое повествование, книга, явно претендующая на звание большого американского романа. Российский читатель обязательно вспомнит всем известную цитату из «Анны Карениной» – «каждая семья несчастлива по-своему». Для героев романа «Вот я», Джейкоба и Джулии, полжизни проживших в браке и родивших трех сыновей, разлад воспринимается не просто как несчастье – как конец света. Частная трагедия усугубляется трагедией глобальной – сильное землетрясение на Ближнем Востоке ведет к нарастанию военного конфликта. Рвется связь времен и связь между людьми – одиночество ощущается с доселе невиданной остротой, каждый оказывается наедине со своими страхами.

Отныне героям придется посмотреть на свою жизнь по-новому и увидеть зазор – между жизнью желаемой и жизнью проживаемой.

читайте онлайн полную версию книги «Вот я» автора Джонатан Фоер на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Вот я» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2016Объем: 943462
Год издания: 2018Дата поступления: 5 марта 2021
ISBN (EAN): 9785040892174
Переводчик: Николай Мезин
Правообладатель
19 116 книг

Поделиться

NeoSonus

Оценил книгу

Закрыть глаза, потому что страшно.
Закрыть глаза, потому что стыдно.
Потому что больно.
Или невыносимо...
А еще…
иногда
тебя ослепляет.
И ты просто не в силах открыть глаза…

Наверное, это самое абсурдное – разрушить идеальный брак. Такой, в котором один смешной и милый, а другой благоразумный и рациональный. Где один применяет юмор «как химиотерапию», а другой спрашивает «подумай, почему ты второй раз сделал ту же самую ошибку». Где два человека с каждым годом становятся все ближе и ближе друг к другу, где взаимопонимание достигает гипертрофированной формы… Но вдруг, оказывается, что один смешной, милый, но легкомысленный, не серьезный, не способный взять ответственность на себя. Где другой благоразумный, рациональный и … эгоистичный, черствый, недовольный. Где степень сближения прямо пропорциональна степени уничтожения твоего Я, где маршруты расписаны, и с успехом можно не прикасаться друг другу неделями и месяцами. Где сказать друг другу нечего. Где никто не способен сказать, что же он на самом деле думает.

Джонатан Сафран Фоер написал книгу о том, как разрушить идеальный брак. Он был той самой смешной и милой половиной, который при трагедии первым делом шутит, а потом плачет. Она – воплощение самообладания и хладнокровия, продукт долгих визитов к психотерапевту, подчеркнуто повторяющая, что «грустить это нормально». Они стали друг для друга самыми близкими и самыми далекими людьми. И брак, счастливый, устоявшийся, прочный, с идеальной пропорцией уступок и компромиссов был разрушен, потому что глубоко внутри каждый из них был несчастлив. Можно ли быть самым близким человеком, но при этом нелюбимым? Или не так – может ли любимый человек быть самым далеким?

Дальше...

Джонатан Сафран Фоер написал почти исповедь. Здесь каждое предложение и каждая мысль выстраданы, пропущены через горнило разрыва/развода/одиночества/этапа «научиться жить одному». Здесь понимание и принятие ситуации пост фактум, и в то же время погружение в де факто. Чтобы понять наконец, где, когда, что именно пошло не так. Боль от того, что дети остаются не с тобой. От того, что непонятно, как именно нужно жить дальше. И глухое недовольство, и немое страдание, и безысходная тоска.

Джонатан Сафран Фоер написал книгу о браке и об Израиле. О вечном вопросе Финклера. И кажется, что ни один еврей не способен жить в мире с самим собой, каждый продолжает терзаться, только вот терзается каждый своим. И обязательно память поколений, и проговаривание отношения к холокосту, и место евреев и в мире, и в конечном счете, поиск собственного мира… И да, будучи максимально реалистичной, книга в один момент превращается в историческую реконструкцию сослагательного наклонения «что если». Что если Израиль переживет серию землетрясений, что если в одночасье он окажется беззащитным перед лицом своих соседей и врагов? Что если весь мир ополчится против него? Что если…

Эта книга многословна, но я не хотела пропускать ни строчки. Ее идеи порой банальны, но в общем контексте цепляют так, словно ты читаешь великую мудрость. Эта книга повседневна, но проживание этих проблем, разрушение идеального брака дает представление об уникальном опыте…

И да, многое из этой книги было мне чуждо. Я бы никогда не промолчала, не стояла бы под дверью, не в силах войти и спросить «как дела?», не побоялась бы попросить о помощи… Я бы никогда не воспринимала яркую личность Другого как покушение на целостность моего Я. Я бы… да много чего, я бы. Но главное – трагедия повседневности, безысходность упрощенности… Вот это все понятно. Некий культурный код, который усваивается автоматически, если тебе больше 30.

Эта книга – некая альтернативная реальность жизни, в которой вы «почти развелись» и «почти расстались». Язык – классика американской прозы, легкий, простой, доступный, без грубости, хамства, агрессии. Сюжет – максимально реалистичен. Герои – почти ожившие прототипы реальных супругов, в состоянии распада семьи.

Другой человек способен ослеплять. И вся оборона, тщательно выстроенные стены из доводов разума и рассудка, самоуверенность и демонстративное равнодушие способны рухнуть как стены Иерихона. От одного только взгляда.
Поэтому глаза лучше не открывать.

15 января 2018
LiveLib

Поделиться

wondersnow

Оценил книгу

«Молчание может быть таким же неудержимым, как и смех. И оно может накапливаться, как невесомые снежинки. И проломить потолок».

Читать роман о людях, жизни которых рассыпаются прямо на твоих глазах, всегда тяжело. Ещё тяжелее, если видишь в них себя. А кто-то увидел, я уверена. Джонатан Сафран Фоер остаётся верен себе: в его персонажах нет ни грамма идеальности, у каждого имеются свои пороки и грехи, оттого они и кажутся столь живыми и знакомыми. И когда ты наблюдаешь за тем, как их жизни разрушаются, подобно древним городам, что стираются в пыль после содрогания земли, гири на сердце становятся такими тяжёлыми, что становится трудно дышать. И ведь не было скандалов, всё прошло тихо и мирно, но почему же под конец охватила такая печаль? Возможно, всему виной мысль, что всего этого можно было избежать. Просто надо было убить молчание.

У каждого человека есть секреты и мысли, которые он не озвучивает, и это нормально. Проблема начинает образовываться, когда этих умалчиваний с каждым днём, с каждым месяцем, с каждым годом становится всё больше и больше, и вот ты с когда-то близким тебе человеком уже больше молчишь, чем разговариваешь, а если и открываешь рот, то только чтобы выстрелить, вложив в свои слова как можно больше яда. Брак главных героев не рухнул в одночасье, на протяжении долгих лет его всё заваливало и заваливало невысказанными словами, и сложно сказать, когда именно всё это началось. Случилось ли это в тот день, когда пострадала рука их старшего сына? А может, всему виной тайное лечение от облысения? Или во всём виноват пёс? Я думала об этом на протяжении всей книги, но, закончив читать, поняла, что это вообще не имеет никакого значения. Они молчали – вот что главное. Они молчали, а расстояние между ними всё увеличивалось и увеличивалось. Идея, конечно, не нова, но когда наблюдаешь за самой настоящей драмой, в очередной раз осознаёшь, как же это важно – уметь делиться болью и уметь помогать близкому с ней справляться. «Не ищите и не ждите чудес. Их нет. Их больше не будет. И нет лекарства от той боли, что всех больней. Есть только одно лечение: верить в боль другого и быть рядом, когда ему больно». Закрываться от всех, в том числе и от себя, играть в идеальную жизнь, убеждая других, что тебе чертовски повезло, и тонуть, тонуть, тонуть, – ну и что, стоило оно того? А жизнь-то идёт. А жизнь-то уже почти прошла. Кто ты?

И правда – кто ты? Эта мысль не отпускает до сих пор. Никакие знания о еврейском народе не помогут полностью понять эту книгу, если ты сам не сталкивался с этими проблемами, потому и было так тяжело следить за метаниями мужчины, который сам не понимал, во что и кого он верит, который не мог определиться, где же его настоящий дом, который, в конце концов, понятия не имел, кто он вообще такой. Именно в этом моменте и заключается вообще всё. «Вот я», – сказал мужчина богу, принеся в жертву своего сына, и в этом отклике было то, что современный человек вряд ли сможет понять. Я довольно далека от религии, но проведённая параллель была ясна: теперь люди не готовы отдаться своему делу полностью, не размышляя при этом о последствиях и цене, которую им придётся заплатить. Джейкоб так и не смог ничем пожертвовать ради своей семьи и ради самого себя, он продолжал молчать, а когда он наконец понял, что же он наделал своим бездействием, было уже поздно. Пожалуй, это самое страшное: когда осознаёшь свою ошибку, но пути назад уже нет, и всё, что тебе остаётся – это ходить по своему новому пустому дому и задыхаться от пыли, непролитых слёз и одиночества. «Понимание самого себя – предпосылка к тому, что тебя поймут и другие». Вот почему финал кажется настолько трагичным: Джейкоб прощался не с Аргусом, он прощался с самим собой.

Это было непростое путешествие, определённо. С этим автором в принципе не бывает просто, но с этой книгой было сложнее ещё и потому, что некоторые темы были тяжелы для понимания, что опять же нельзя назвать минусом, ибо разбираться в новом всегда интересно. Что меня и расстроило, так это слог; сложно сказать, в переводе ли дело, но временами я не узнавала тот самый знаковый почерк, за который я и полюбила этого писателя. Впрочем, хватит сетовать; несмотря на некоторые недовольства, книга мне понравилась. Главный посыл, что ни говори, правилен и необходим: жить нужно так, чтобы потом ни о чём не жалеть, что, естественно, невыполнимо, ибо сердце всегда найдёт о чём поболеть, но попытаться всё же стоит.

«Жизнь бесценна, думал Джейкоб. Нет мысли важнее, нет мысли очевиднее, но как же легко мы об этом забываем. Насколько иначе сложилась бы моя жизнь, если бы я осознал это раньше, чем мне пришлось».
12 августа 2020
LiveLib

Поделиться

CoffeeT

Оценил книгу

Ну вот, друзья, наверное, и настала пора рассказать вам всем про ту самую Полку. Полку, которую освещает мягкий персиковый цвет, который берется из ниоткуда. Если подойти к ней поближе и прислушаться, то можно услышать классическую музыку, что-то из Концерта #2 для фортепиано с оркестром Прокофьева. А если провести руками по корешкам стоящих на ней книг - абсолютно непроизвольно увеличить свой IQ на пару-другую пунктов. Вы правильно все поняли - на этой полке стоят все те прочитанные в относительно осознанной интеллектуальной зрелости произведения, которые произвели на вашего слугу самое неизгладимое впечатление. Если говорить еще проще, то это и есть те книги, которые, по слухам, написаны лично Им. Разумеется, через своих посредников на нашей бренной Земле. Я то там, то etam иногда рассказываю про эту Полку: некоторые книги пытаются туда попасть, но не могут, некоторые - вообще не пытаются. Например, если попробовать поставить на Полку любое позднее произведение Глуховского, то за окном загремит гром, а в левой части груди угрожающе начнет побаливать. Так что без лишней надобности я не рискую. Любой автор, который сотворил нечто, попавшее в это чудесное место, автоматически становится Членом не очень тайного, но достаточно эксклюзивного сообщества - людей, которые умеют писать. Сокращенно можно называть ЛКУП. Даже давайте ЛКУП им. Франзена. Так как-то симпатичнее и роднее.

В общем-то, Джонатан Сафран Фоер, ни много ни мало, является дважды действующим членом данного общества – обе его первые книги тут же попали на Полку. И если «И все осветилось» казался редким алмазом милой и наивной прозы, то «Жутко громко и запредельно близко» предстал баржей из золота, наполненной бриллиантами, которые охраняют единороги. То есть, проще говоря, Фоер сделал то, что случается крайне редко и называется «эффектом Терминатора» - второе произведение, похожее по духу и стилю превзошло первое. Здесь можно пошутить про «Метро 2034». Или лучше не надо. В общем, ни у одного любителя литературы не возникало вопросов после первых двух романов американского писателя. Всем было и так понятно – появился новый большой творец, чему вторили уже состоявшиеся коллеги по ремеслу: Рушди, Апдайк и иже с ними.

Что было потом, уже история, но о ней тоже очень важно немного сказать. Джонатан Сафран Фоер начал делать что-то очень странное. Все то, что происходило с 2005 по 2016 год, ознаменовало новый период в творчестве писателя, который можно назвать Joe, ti chto, vse v poryadke? Сначала был странный, истерично написанный и абсолютно не берущий за живое (что для Фоера редкость) нон-фикшн «Поедание животных». Это произведение можно отнести к вегетарианскому стилю, который Фоер, очевидно, создал и тут же убил. Эксперименты продолжились, следом за вегетарианской прозой пошел роман-гипертекст «Дерево кодов». Дикий и безумный литературный перформанс, который никто даже публиковать не хотел. Мне довелось держать в руках этот труд – там буквально вырезаны строчки. В смысле ножницами. В смысле бумага порезана. Я, конечно, приветствую эксперименты в искусстве, но это уже немного чересчур. Для парня с завода уж точно. Потом еще была странная переписка с Натали Портман (Джо, ну серьезно, она замужем) о том, о сем, и потом…

«Вот и я». Написанный спустя 11 лет после «ЖГ и ЗБ» роман, который должен был сделать одну простую вещь. Несмотря ни на что, несмотря на все эти гипертексты и веганские претензии к обществу, эта книга должна была увековечить место Фоера в сонме живых классиков. Читай, место рядом со всеми нашими пишущими раз в 10 лет франзенами и тарттами. Давно уже я не испытывал такого трепета, открывая книгу. И даже отсутствие великого переводчика Василия Арканова, который приложил руку к популярности Фоера в нашей стране, меня не смутило. Смутило то, что было потом. «Вот и я» - это обычная книга. Прочитав 100 страниц, я провел эксперимент – взял и открыл перечитанную вдоль и поперек «Жутко громко и запредельно близко». И знаете что? Я провел за ней четыре часа, 56 раз рассмеявшись и 12 раз заплакав. С трудом оторвавшись, я опять взял в руки последний роман – и ничего. Эта книга не вызывает эмоций. Да, она достаточно смешная (там в самом начале есть смешная шутка про мошонку), но больше ничего. Это, скажу вам честно, очень, вот прямо очень-очень грустно. Когда ты ждешь очередного вулкана эмоций, а получаешь только одну смешную шутку, да и то про мошонку. Почему так произошло, что случилось? Это, разумеется, вопрос в очень страшную пустоту. Все последующее повествование также не работает – книга просто читается и в конце делает то, что не бывает с великими произведениями. Она заканчивается.

Гораздо интереснее, что будет дальше? Вернется ли магия на страницы следующих романов Фоера? Еще один вопрос, на который ни у кого нет ответа. Я не так давно безумно радовался возвращению из странного экспериментаторства другого замечательного писателя – Янна Мартела, который потратив много лет на странные романы с анкетами в конце и одностороннюю переписку с премьер-министром Канады, потом написал книгу до того чудесную, что сил нет ее вам еще раз не посоветовать («Высокие горы Португалии»). Будет ли то же самое с Фоером? Заставит ли он нас безудержно смеяться над той самой собакой из «И все осветилось» или также безудержно рыдать над последними страницами «Жутко громко и запредельно близко». Ответ мы получим через 3, а может 5, а может 12 лет – в зависимости от того, будет ли Джо писать новые письма Портман или создавать очередной нечитабельный (в прямом смысле слова) гипертекст, который нужен, как это ни страшно, не его читателям, а только ему.

Завершать на такой ноте как-то не хочется. Поэтому, закрыв глаза на все вышесказанное, я авторитетно заявлю – Джонатан Сафран Фоер все равно очень хороший писатель. Тут никаких сомнений нет. Просто «Вот и я» натолкнул меня на страшную мысль, что Джо стремится по экспоненте к другому Джо, неправильному Джо. Мы то (я то точно) ждали произведения, которое встанет рядом на Полке с книгами Франзена, а получается пока, что поставить можно только на одну полку с другим товарищем - Джо Троппером. Помните, это тот парень, который написал шесть добрых и трогательных книг, а потом завязал с литературой, уйдя писать сценарии для посредственных сериалов. Так вот, уважаемый Джо Фоер, даже не думай так делать. Пускай ты и не будешь главным романистом Америки, но, пожалуйста, сделай хоть чуть-чуть, чтобы хотя бы твой самый преданный и субъективный поклонник так мог думать и навязывать свое мнение остальным.

Ведь места на той самой Полке, как это ни грустно, всегда очень много. Как и незаполненных лакун в наших сердцах. Слышишь, Джо – лакуны в наших сердцах требуют твоего волшебства. А иначе вообще никак.

Ваш CoffeeT

1 апреля 2018
LiveLib

Поделиться

Построить идеальный дом можно, но жить в нем нельзя.
30 января 2022

Поделиться

Есть хасидская поговорка: «В погоне за счастьем мы бежим от довольства».
30 января 2022

Поделиться

Вечером после Сэмовой операции я сказал Джулии, что для счастья у нас слишком много любви. Я любил своего мальчика сильнее, чем вообще был способен любить, но я не любил любовь. Потому что она ошеломляла. Потому что она была неизбежно жестокой. Потому что она не умещалась в мою физическую оболочку и оттого деформировалась в какую-то мучительную супербдительность, которая осложняла то, чему следовало быть самым простым в мире, – воспитание и игру. Потому что любви было слишком много для счастья. Потому что это было и в самом деле так.
10 сентября 2021

Поделиться

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой