Осень в карманах

4,3
58 читателей оценили
150 печ. страниц
2015 год
Оцените книгу
  1. Tanka-motanka
    Оценил книгу

    Я отчего-то считала, что это будет трогательно и лирично, "как я ошибся, как наказан".

    Аствацатуров пишет роман в рассказах - и тут я столкнулась с самой главной проблемой подобного текста: зачем тут некоторые рассказы? Чувствует ли автор тональность? А если он чувствует, то почему у меня бровь скептично поползла вверх уже после сотни страниц? Чудесные рассказы про Комарово, частично - про написание диплома с тупой студенткой, остальное - я не поняла вовсе. Иногда это напоминало мне истории о том, как человек пытается произвести впечатление, это ему удается, и он такой:"Ну все, а теперь будем ныть!" Надо сказать, что ныть - это великое умение, в литературе это особенно заметно. По пальцам могу пересчитать писателей, которым это удавалось на "отлично", в остальном это как чтение чьих-то постов в фейсбуке, только зачем-то еще про менструации главных героинь (такое ощущение, что русская литература как-то пошла по странному пути внутреннего мира женщины - "и так он был глубок и загадочен, что мы сосредоточились на ее лобке\менструации\цвете платья"). В общем, любовный роман о трагедии и возрождении оказался скучно написанной историей о нытье.

  2. VaninaEl
    Оценил книгу

    Получив эту книгу в раздаче, почему-то довольно долго не находила на нее времени. А взявшись, наконец, читать, не смогла остановиться. Потому что это было замечательно. Образно, живо, честно. И даже наличие ненормативной лексики (которой, к слову, не так уж много) нисколько не смущает.

    Этот роман в рассказах – трагикомическая история жизни питерского интеллигента, преподавателя одного из вузов северной столицы. История о большой и чистой любви, увы, недолговечной и болезненно прервавшейся. О друзьях, об искусстве, об истории и ее влиянии на современность, о бренности существования, о философии и о многом другом. И разумеется, это история о Питере, городе, который автор искренне любит. Наверное, этот момент подкупил особенно – ведь это и мой родной город, по которому я страшно скучаю, ибо так сложилась жизнь, что вот уже много лет живу я вдали от родных мест. И хотя действие романа происходит, помимо Питера, в весеннем Неаполе и на Капри, в зимнем Париже и Крыму летом, осень все же особенно хороша именно в Петербурге. И эта питерская осень всегда в душе героя романа. Поэтому и общее настроение книги – светлая грусть с горьковатым привкусом влажной осенней листвы.

    Очень рада, что благодаря сайту и издательству АСТ эта книга теперь есть в моей библиотеке. Непременно буду ее перечитывать, соскучившись по свинцовому осеннему питерскому небу…

  3. shadchina
    Оценил книгу

    Книга Андрея Аствацатурова "Осень в карманах" - одна из самых необычных книг, которые мне на данный момент довелось прочитать. От первого и второго романов А. Аствацатурова "Осень в карманах" отличается разительно, причем сказать, что в лучшую сторону, - это ничего не сказать.

    Книга получилась более глубокой, более осмысленной, более искренней. Но даже не в этом ее главное достоинство. Она как-то... в большей степени производит впечатление продуманности. А эта продуманность, преднамеренность, неслучайность всех попавших в книгу историй и порядка, в котором они выстроены, мне, как читателю, весьма импонирует.

    Роман написан профессиональным филологом, преподавателем университета и просто человеком. Должно быть, в силу этого последнего обстоятельства не обязательно быть филологом или искушенным читателем, чтобы понять этот чудесный роман. Достаточно просто быть неравнодушным человеком.

    Книга замечательна тем, что за всеми этими байками, шутовством, возведенным в принцип, за композицией "осень - весна - зима - лето", за филологическими и философскими прениями, далекими от повседневной жизни большинства людей, за депрессивными и почти суицидальными размышлениями очень размыто просматривается трагическая кульминация романа - уход близкого человека сначала из твоей жизни, а потом из жизни совсем. В такие моменты кажется, что твоя жизнь остановилась и не имеет никакого смысла. Но потом - ближе к концу книги - в твоей жизни появляется новый человек, который почему-то после некоторых раздумий все же набирает оставленный тобой номер телефона. Ты идешь встречаться с этим человеком, а на самом деле встречаешься со своей жизнью. Да, эта жизнь уже немного другая, более грубая, приземленная и по-парижски земная. Но это твоя жизнь. Конец оставляет ощущение надежды и чего-то светлого.

    Книга будет интересна тем, кто любит думать.

  1. Хорошо, что у человека всегда остается это верное средство от всех тревог – путь домой.
    25 февраля 2016
  2. Как-то раз при мне на Пасху один знакомый атеист поздравил православного священника, «из либеральных», в душе глумясь: – Христос воскрес, батюшка. Тот бросил не него ясный взгляд, будто угадал, и произнес кротко: – Он каждый год воскресает… А что толку?
    12 августа 2015
  3. «Фто пифать и фто титать?» На кафедру вошла девушка в желтой осенней куртке, толстенькая, маленькая, словно булочка. – Фдрафтвуйте, – шепеляво поздоровалась она. – Мне нуфен Андрей Алекфеевить! – Пойду домой… – поднялся Михеев и, похлопав меня на прощание по плечу, сказал: – Вот он, ваш Андрей Алексеевич! – Меня фовут Бровкина Таня! – представилась девушка. Я предложил ей сесть и поинтересовался, чем могу быть полезен. – Диплом у ваф пифу! Про «Франкенфтейна» Мэри Фелли, – сообщила Бровкина Таня и опустилась на стул. Села, немного поерзала, устраиваясь поудобнее, и замерла, всем видом выразив готовность слушать. Теперь я мог разглядеть ее как следует, Бровкину Таню. Упитанные круглые щечки, нос огрызком. Под крошечными глазками – розовые мясные мешочки. По бокам – маленькие, настороженные, как у зверька, ушки. На голове – луковка светлых жиденьких волос. Взгляд обычной филфаковской отличницы, сосредоточенный, встревоженный. Таких студенток наши преподаватели очень любят. Я и сам таких люблю, честных, трудолюбивых, добросовестных, бедно одетых. Всё сама найдет, всё прочитает, всё как надо напишет… Я попросил ее коротко рассказать о себе, какие спецкурсы слушала, на какие темы писала курсовые. Она снова поерзала на стуле и принялась рассказывать. Про курсовые, про свои интересы, про то, что ей очень, «прямо фо фколы» нравится литература. Всё как я и предполагал. – Феффию фегда фдаю на одни пятерки! – доложила Бровкина. Я уважительно кивнул, давая понять, что ничуть не сомневался. Потом мы выяснили, что она очень интересуется романтизмом, потому что в романтических книгах есть «дуфа», и поэтому выбрала такую тему. В таком духе мы побеседовали минут десять, и под конец она спросила: – Рафкавыте мне, пофалуйфта, фто надо пифать в дипломе? Я предложил встретиться через неделю и пообещал обо всем рассказать. Посетовал на то, что первые недели сентября немного суматошные, что все вокруг бегают, меняются аудиториями… – А фто надо титать? – перебила меня Бровкина. Я удивленно осекся на полуслове и даже обрадовался. Вот, думаю, молодец, сразу берет быка за рога. Мне пришло в голову, что надо бы всерьез ею заняться, помочь с дипломом, потом на магистратуру сориентировать, а там, глядишь, с таким усердием и кандидатскую
    2 июня 2019