ESET_NOD32

Завидное чувство Веры Стениной

Завидное чувство Веры Стениной
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
1550 уже добавило
Оценка читателей
4.06

Анна Матвеева – автор бестселлера «Перевал Дятлова», сборников рассказов «Подожди, я умру – и приду» (шорт-лист премии «Большая книга»), «Девять девяностых» (лонг-лист премии «Национальный бестселлер»). Финалист «Премии Ивана Петровича Белкина», лауреат премии «Lo Stellato» (Италия). Произведения переведены на английский, французский, итальянский языки.

В новом романе «Завидное чувство Веры Стениной» рассказывается история женской дружбы-вражды. Вера, искусствовед, мать-одиночка, постоянно завидует своей подруге Юльке. Юльке же всегда везет, и она никому не завидует, а могла бы, ведь Вера обладает уникальным даром – по-особому чувствовать живопись: она разговаривает с портретами, ощущает аромат нарисованных цветов и слышит музыку, которую играют изображенные на картинах артисты…

Роман многослоен: анатомия зависти, соединение западноевропейской традиции с русской ментальностью, легкий детективный акцент и – в полный голос – гимн искусству и красоте.

Читать книгу «Завидное чувство Веры Стениной» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
Arlett
Arlett
Оценка:
221

Помните фильм «Москва слезам не верит»? Если у мужчин есть свои дела, они спокойно могут заняться ими. Думаю, что наша продукция больше заинтересует женщин. Женская проза, но какая! Только для тех, кто любит поострее.

Я большой любитель скандинавской социальщины. Она атмосферна и мрачна. И вот внезапно нашелся достойный ответ. Внезапно, потому что прилетел, откуда и не ждали. Уральская социальщина показала себя во всей своей суровой красе. Едко, жестко, честно, гнилостно, удушающе, почти непристойно и очень-очень жизненно. Фиалкам не читать, есть опасность обжечь нежные лепестки щелочью и уксусом, который так и капает со страниц. Феномен женской дружбы освежеван и разделан как коровья туша. Сначала Анна Матвеева тыкнула ему в бок вилку, вскрыла гнойник, а потом разделала, как опытный мясник. Зрелище жутковатое, но глаз не оторвать. Я рада за тех людей, на чей взгляд книга скучна. Хорошо жить на облаке. И те, кто ищет в книгах уюта, будут жестоко разочарованы. Какой уют может быть в дне выгребной ямы? Если начинаешь ковыряться в душе, то в итоге именно в ней и окажешься. Кому интересны страстишки людишек - милости прошу.

Иногда я люблю рассматривать дома. В доме напротив иногда встречаются окна без штор. Жизнь в городской коробке тогда, как на ладони. Девушка готовит ужин. Мужчина ест в компании телевизора. И голова идет кругом, когда понимаешь, что за каждым окном, за каждой дверью живет своя история. Анна Матвеева открывает нам одну из них. Обычная изнанка житейской повседневности. Откровенный и дерзкий рассказ о двух подругах, одна из которых живет в ожидании краха другой. А той, как назло, всё фортит и фортит.

Вера и Юлька дружили со школы. Сначала с Юлькой дружить было очень удобно. Страшненькая, нескладная, нелепая какая-то. Но в математике сечёт. На фоне Веры - натуральной блондинки в модной одежде, что в 80-х было запредельной роскошью - гадкий утенок. В седьмом классе всё вдруг начало меняться. Верина красота тускнела, выцветала, становилась стандартной миловидностью, и имела все шансы скатиться до серости, а Юлька резко и окончательно похорошела со всем вытекающими последствиями для личной жизни. Каким-то комичным до зубовного скрежета образом Юлька получала всё, о чем мечтала Вера, мечтала трудолюбиво и основательно. На Юльку это сваливалось легко. Юлька повертит этот дар в руках, развлечется, да и выкинет как безделицу. Вера смотрела и зеленела душой. Верин организм начал пожирать вирус зависти, доставляя порой вполне реальные физические муки. Со временем он принял форму летучей мыши, с которой Вера научилась вести безмолвные разговоры. Как и с картинами... Есть у Веры такой талант. Она слышит живопись. И это отдельная прекрасная составляющая сюжета.

К книге этой я подбиралась целый год. Зацепилась за название в лонг-листе «Русского Букера-2015» и почти сразу купила бумажную книгу, прочитав первую страницу текста поняла, что выстрелит. До чтения добралась через несколько месяцев. Стенина была не в духе и отшила меня. Как сейчас помню, стояла я на стуле (в процессе выбора книги для чтения пришлось лезть под потолок, к верхним полкам книжного шкафа) читала и поражалась - что же мне так понравилось. Поставила на место и забыла. Напомнили мне о романе список финалистов премии «Большая книга-2016» и лонг-лист премии «Национальный бестселлер». Любопытство взыграло, пришлось опять брать стул и карабкаться за книгой. В этот раз звезды сошлись. Великолепная вещь. Мне трудно поверить, что роман о женской глубинной зависти получит премию. Тут нет войны, зачаточного феминизма, героев или причудливых словесных оборотов и новаторских форм или громкого имени, нет душещипательной драмы, кроме бесцельно утекающей жизни, нет еврейского вопроса, нет политики и плевков в сторону СССР. Но от меня Анна Матвеева получает золотую корону и титул “Знаток темной стороны женской души”.

Читать полностью
Clementine
Clementine
Оценка:
70

«Завидное чувство Веры Стениной» — идеальная книга для долгих одиноких вечеров под жарким пледом. Писатель и журналист Анна Матвеева, ставшая известной благодаря повести «Перевал Дятлова», нашла рецепт безупречной женской прозы крайне привлекательной для чтения: когда вроде бы и глубоко, но не утонешь, и многослойно, но слои четкие и отделить их друг от друга особого труда не составит. За душу, как говорится, берёт, да ещё и развивает между делом — в каком ещё женском романе встретишь такое обилие сведений о мировой живописи, поданных легко и со вкусом?

В грустной истории Веры Стениной, как ореолом обрамленной искусствоведческими изысканиями, нашлось место и авантюрной интриге, и семейной драме, и серьёзным психологическим раскопкам. Главная героиня романа обладает уникальным даром восприятия живописи — она видит, слышит и чувствует тайную жизнь полотен великих художников, а между делом может даже поболтать с рафаэлевской Мадонной или Моной Лизой Да Винчи. Вот только этот дар у Стениной не единственный: гораздо больше её занимает угнездившаяся где-то под горлом летучая мышь — зависть к лучшей подруге Юльке. Это чувство терзает Веру с самого детства, с ним ей приходится бороться всю жизнь, и именно его пытается анатомировать Анна Матвеева.

По сути, Верина зависть должна играть роль главного мотивирующего фактора — она запускает движение Вериной вселенной, она же его и притормаживает. Вера завидует сначала длинным Юлькиным ногам, потом её профессиональным успехам, отношениям с противоположным полом и под конец — Юлькиной дочери. Оттого, что талантливая — и не Верина. Однако чем больше роман читаешь, тем сильнее ощущение, что "завидное чувство" героини всего лишь побочный элемент в большой и сложной таблице других более значимых элементов. Матвеева постоянно о нём напоминает, а читатель старательно забывает, потому что, помимо него, в романе есть много других не менее интересных тем и размышлений. О материнстве, например. Об отношениях в системе "мать и дочь", где дочь — сначала ребёнок, потом девушка, а потом и сама — мать, у которой тоже дочь. О вечном круговороте судеб и их закономерном повторении, о тяжкой ноше на плечах, без которой сама жизнь — не жизнь, а так... существование. Или о мужиках опять же. Разных. Потому что у женщин, не связанных узами брака, они периодически меняются и, что бы там ни говорили, душу шрамируют. Матвеева, кстати, очень ловко и ненавязчиво выдаёт целую серию возможных отношений между женщиной и мужчиной, где финалом при любом раскладе будет расставание, и один вариант (только один!) связи, способной преодолеть момент разрыва... Правда, в художественном пространстве конкретно этого романа, такой вариант тоже обречен.

И о женской дружбе Матвеева тоже пишет превосходно. Женская дружба здесь, кстати, и есть то самое вещество, которое скрепляет всё остальное. Связующее звено. Ей посвящены самые трогательные и болезненные страницы, её Матвеева исследует со всех сторон и намного успешнее, чем вынесенную в название книги зависть. Жгучая перчинки зависти, конечно, придаёт истории о "дружбе девочек" остроты, но и только. Впрочем, если к мелочам не придираться, на пару вечеров роман Матвеевой вполне может поселиться на прикроватной тумбочке. А потом и к лучшей подруге невзначай переехать. Пусть тоже перед сном пострадает чуть-чуть, на то и подруга.

Читать полностью
GarufiAccented
GarufiAccented
Оценка:
37

Анна Матвеева, автор романа Перевал Дятлова – уютной, как утренний кофе, прозы написала еще один роман – Завидное чувство Веры Стениной.

Автор как обычно верна своему привычному жанру – женский городской роман. В книге поднята тема женской ревности (зависти). И снова соперничество двух подруг, впрочем, об этом Анна уже повторяется - та же самая тема затронута в ее рассказе "На войне".

Обычно Анна грешит нереальным количеством к месту и не к месту приведенных сравнений. Сравнений, начинающихся со слова "как...". В ее произведениях сравнений бывает обычно так же много, "как вшей на голове бездомного". Читая произведения Анны, испытываешь чувство, что рассказы состоят из одних только таких сравнений. Справедливости ради замечу, что в романе Завидное чувство Веры Стениной таких сравнений поменьше.

Однако в Завидном чувстве Анна превзошла саму себя. По 5-10 штук на страницу, неприлично большое, просто огромное количество ссылок - на известные картины ушедших эпох. Сравнения своих героев с персонажами лувровских репродукций пестрят к месту и не к месту.

Уж не хочет ли автор этим показать, что она и вправду эти картины знает? Что она бывала в Париже и действительно посещала Лувр? Истинно провинциальным пафосом веет от навязчивой попытки устроить читателям тотальный искусствоведческий ликбез. Не комильфо.

В романе присутствует некоторая нереалистичность сюжета. Так и хочется сказать: "Не верю!" Никакая подружка не будет работать у другой нянькой, если та подруга развлекается без нее и не берет ее в компанию - вместе искать женихов. Не верится, что одна подруга внешне так невыгодно отличается от другой. Не бывает одна молодая девчонка красавицей, ну прямо вся из себя такая Сиси Кетч, а другая совсем убогой. Зрелость обыденна, старость скучна, а цветущая молодость – всегда прекрасна только тем, что это молодость.

Сюжет обильно сдобрен грубоватым эротизмом. Видимо, чтобы привлечь к книге внимание определенного контингента читателей, с героини зачем-то сняли трусы. И без трусов долго катали по ночному Свердловску. Наверное, этим автор рассчитывает завоевать популярность. В купе с картинным культпросветом - сразило наповал...

Чересчур часто повторяются слова «тварь» и «шалава» - русский язык достаточно богат, чтобы избежать повторений.

И, конечно же, опять муссируется любимая тема Анны Матвеевой - 1990-е годы – перстни, цепочки, гопники, сходки и т.д. Достаточно банально и заезженно.

Читать полностью
Лучшая цитата
Профессия писателя, поэта – выражать чувства. Ошибочно считать, что он хороший советчик.
Хорхе Луис Борхес
1 В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление