«Русская канарейка. Голос» читать онлайн книгу📙 автора Дины Рубиной на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.69 
(607 оценок)

Русская канарейка. Голос

412 печатных страниц

2014 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Аренда книги
150 руб.

Доступ к этой книге на 14 дней

Чтобы читать онлайн 

или возьмите книгу 
в аренду

Оцените книгу
О книге

Леон Этингер – обладатель удивительного голоса и многих иных талантов, последний отпрыск одесского семейства с весьма извилистой и бурной историей. Прежний голосистый мальчик становится оперативником одной из серьезных спецслужб, обзаводится странной кличкой «Ке́нар руси́», («Русская канарейка»), и со временем – звездой оперной сцены. Но поскольку антитеррористическое подразделение разведки не хочет отпустить бывшего сотрудника, Леон вынужден сочетать карьеру контратенора с тайной и очень опасной «охотой». Эта «охота» приводит его в Таиланд, где он обнаруживает ответы на некоторые важные вопросы и встречает странную глухую бродяжку с фотокамерой в руках.


«Голос» – вторая книга трилогии Дины Рубиной «Русская канарейка», семейной саги о «двух потомках одной канарейки», которые встретились вопреки всем вероятиям.

читайте онлайн полную версию книги «Русская канарейка. Голос» автора Дина Рубина на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Русская канарейка. Голос» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 2014

Год издания: 

2014

ISBN (EAN): 

9785699706846

Дата поступления: 

11 марта 2021

Объем: 

742381

Правообладатель
17 133 книги

Поделиться

Yulichka_2304

Оценил книгу

Талантливая и бесподобная Дина Рубина продолжает покорять читательские сердца, расширяя и пополняя армию своих преданных поклонников с каждым новым произведением. Потрясающе красивый, певучий язык автора завораживает плавным, музыкальным слогом и вызывает рельефно-сочные визуальные образы, создавая неповторимые калейдоскопы разноцветной мозаики.

На этот раз перед нами масштабное творение великой писательницы в трёх томах. "Голос" – вторая книга трилогии. И если первая книга Дина Рубина - Русская канарейка. Желтухин является как бы прологом к основной истории Леона Этингера – "последнего по времени Этингера" –, то во второй книге мы проследим весь период взросления Леона, его сумбурное одесское детство с двумя названными "бабушками", сложные отношения с безалаберной и такой любимой матерью, переезд в Израиль, начало музыкальной карьеры и уже в последствии – сложный симбиоз звёздной карьеры оперного певца и не менее блестящей карьеры опытного оперативника израильских спецслужб.

Являясь в душе волком-одиночкой, Леон старается избегать серьёзных привязанностей в любовных отношениях, но в Тайланде, находясь на серьёзном задании по раскрытию канала поставки оружия из Израиля в Иран, он знакомится на пляже с Айей. Встреча с ней сметает все его тщательно укреплённые внутренние преграды, и сокрушительная Любовь перечёркивает его сознательный отказ от права быть свободным. Судьбы талантливого юноши и глухой девушки-фотографа из Алматы, читающей по губам и перемещающейся из одной географической точки в другую со скоростью света, оказались так тесно и невероятно переплетены, что это стало для них сверхъестественным откровением, ниспосланным даром, не терпящим быть отвергнутым.

– Но-о ведь та-ак не быва-ает… – пропела она.
– Не бывает, – согласился он.
Уж он-то отлично знал, что так не бывает. Его на курсах учили, и он вызубрил назубок, что так – не бывает. Разве что один шанс на миллион. И уж конечно, не в подобных обстоятельствах.

Сюжетная линия зиг-загами переносит нас из Одессы в Иерусалим, из Иерусалима в Париж, из Алматы в Лондон, из Вены в Тайланд. И через всю книгу юркой пташкой пролетают канарейки Желтухины, которые связали так много судеб и жёлтыми пятнышками остались на простынях их жизненных тревог.

Поделиться

SantelliBungeys

Оценил книгу

Вот так, все скопом и под одной обложкой замечательного продолжения. Переплетая людей, города, страны, прошлое, настоящее и предчувствие будущего. Не каждому дано, но по таланту и семейная история. Легкая, порхающая, неуловимая. Завязанная на отдельных мелочах, без которых ни понять, ни прочувствовать, ни вжиться.
Очередное знакомое повествование от автора, в которое вслушиваешься узнавая. Все те же знакомые незнакомцы, вечный каледоскоп городов и ожидание худшего для героя. Того, кто стал близким и ощутимым, трудно отпускать. Как в спину уходящего родного человека хочется крикнуть предостережение...

Два потомка одной канарейки.
Леон - человек, который так трудно любит и так легко убивает. И Айя - беглец, от себя, от постоянства, от опасности.
Удивительный голос, множество талантов и непростая судьба. И девочка-побродяжка с фотокамерой в руках, читающая по губам, цвет шиповника, нежный, колючий.
Тонкая нить, соединяющая этих двоих, это ниточка птичьего рода. Блистательный Маэстро - Желтухин и его потомки, с пёрышками и без.
Вторая книга - это уже развернутое повествование настоящего. Все так же многолюдное, подробное, чрезвычайно музыкальное. Тот случай, когда проза отступает перед чем-то многоголосо-звучащим, каждое слово как перепев, пересыпанный словечками и даже "суч-потрох" выглядит органично.
Все тот же мальчик с необычным голосом, неизменный характер и сиротство при живой матери. Две стороны единой личности - оперативник серьезной спецслужбы и звезда оперной сцены. И горькое чувство одиночества, отгороженности от окружающего мира и желание свободы.
И почти незнакомая нам девчонка, с большим талантом, неудержимым языком и огромной, пугающей, неправдоподобной везучестью. Везучестью, за которою в последствии приходит расплата. Расплата на двоих. Потому как это очевидный случай единства двойственности. Ни страсть, ни любовь...исключительный случай врастания друг в друга.

Роман как та самая дубовая исповедальня.
Никакой схемы в повествовании, отдельные ящички с заветными историями и щедрая рука и голос автора. То тут приоткроет, то там отворит. Что-то щелкает, подсвистывает, поглядывает лукавым круглым глазком.
А с другой стороны, ни слова в пустую, все отступления и комментарии исключительно по делу, не сейчас так на будущее, всплывут к месту и ко времени. Этаких цветастые узор, орнамент не персидского ковра, но живучего текста.

Три слога: первый скачок, секста вверх, плавное опадание на секунду... воля, простор, неимоверная благая ширь Господнего деяния – и струи пурпурных лучей хлынули, затопляя голубой, леденцовый, ало-желтый воздух собора.

Скачок и секста уже пройдены, прочитаны, услышаны...

Чтобы возвращаться к книгам автора, надо давать себе передышку. Раз за разом открывать по новой, капля за каплей, уподобившись ... пустому сосуду.
И вот ты есть из себя пустой сосуд, наполняющийся с каждой прочитанной страницей. И вот уже внутри тебя переливается, шумит, бренчит жизнь, с его вечными дорогами и перелетами, городами и местечками, с тишиной закатов и рассветов, с переплетениями пальцами рук и звонкой молчаливой ненавистью...
Да, если читаешь Дину Ильиничну, а уж лучше слушаешь - все именно так и складывается.
И Шекспир, и Гомер, и тень отца Гамлета.

Поделиться

Tsumiki_Miniwa

Оценил книгу

Открытий было два. Первое заключалось в том, что под изысканным словесным соусом любимого автора границы привечаемых и постылых жанров, увлекательных и скучных сюжетов стираются, и ты решительно ничего не можешь с этим поделать. Твои сомнения, страхи и неприязнь канут в небытие, промелькнув на прощание золотистым перышком канарейки. Второе же было поистине ошеломляющим, поскольку вынудило всех моих красавцев-мужчин, статных, харизматичных, импозантных, сошедших со страниц любимых книг (конечно), нервно курить в сторонке…

Я просто влюбилась в Голос. В контратенора, в охотника, в Ариадну Арнольдовну фон Шнеллер, в Льва Эткина – в Леона Этингера, в каждый им созданный образ. Я поймала себя на шальной мысли, что не могла быть безразличной к нему уже тогда, на перроне, в вагоне поезда, покидающего Одессу… А после к мальчишке, который кровью и потом зарабатывал копейку для себя и непутевой Владки… А после к юноше, который пережил прекрасную, но такую страшную, едва ли не сломавшую его ночную грозу… А после к агенту израильских спецслужб, каждым поступком, каждой жертвой, каждым ночным кошмаром доказывающему важное себе и ей. Безжалостно-любимой. Как было можно не полюбить этот Голос, который, конечно, никогда не услышишь, но где-то в глубине души отчетливо представляешь, хранишь, любишь?.. Этот Голос, возвышающийся над бренным миром и горечью обид как душа, как крохотная золотистая птица, как любовь.
Прости, Ретт Батлер, и посторонись. Устоять было попросту невозможно.
Я понимаю, что Леон едва ли не фантастичен, но верила ему и верила в него каждую пядь текста. Пусть подобная игра перевоплощений сомнительна, пусть две стороны его естества, скорее всего, не могли бы сосуществовать в жизни… Вот только пока реальность книги окатывает с головы до пят прохладной водой горного ручья и заставляет вздрагивать, переминаться в нетерпении с ноги на ногу, переживать, болеть, требовать повторения – значит, игра не напрасна! Значит, и она имеет право на свое скромное существование.
И, безусловно, можно сетовать на смену тональности, на значительно изменившийся темп повествования, на редкие словесные рулады от автора, а можно просто принять второй роман как новый захватывающий виток и проследить, как сплетутся нити в этой новой точке сюжета. А они сплетутся красиво, чуточку сказочно, но… Чем черт не шутит? Разве в вашей жизни не было судьбоносных встреч и невероятных совпадений? Разве не оборачивался маленький шажок огромным событием? Я верю в такую встречу этих двух потомков одной канарейки, верю Дине Рубиной. Верю, что жизнь щедра на чудеса, нужно лишь желание их разглядеть!
И если и не баюкала на безмятежных волнах Одесса, то ей на смену пришел солнечный горький Израиль, зажатый в тисках истории, боли и потерь. И если не было апортовых садов, то был Тайланд с его податливой волной, кучерявым изумрудным утесом в океане, россыпью звезд над покачивающимся на воде прогулочным катером, а еще Санторини с его чистенькими набережными, пальмами, спрятавшими лохматые головы в небе, малиновыми закатами и безысходностью, бегством.

А еще был ворох мыслей об одиночестве и том, какие изменения оно в нас привносит, о вере и предубеждениях – этих камнях преткновения мировой истории, о любви, конечно. О той любви, что может унизить, растоптать, изничтожить, а может удивить, возродить, научить заново дышать. И на какой, боже мой, на какой прекрасной ноте милая Дина Ильинична заканчивает свой роман! Прикрывает дверь, оставляя тебя с ощущением счастья, но в то же время и комом страха где-то глубоко внутри… И вот ты уже напряженно задумываешься: каков будет финал истории, и будет ли он добрым, и сможет ли он быть добрым вопреки всей громаде довлеющих обстоятельств?

Не узнаешь, пока не откроешь третий том, и что-то мне подсказывает, что закончится он очень скоро.

Еще 10 отзывов
Американцы ни черта не понимают в персах и никогда не понимали! Персы – это две с половиной тысячи лет великой империи! Это не индейцы, продавшие Манхэттен за нитку бус. Персы торгуют коврами две тысячи лет! И чем их хотят купить эти западные дикари в смокингах?
8 марта 2021

Поделиться

эту улыбку забыть невозможно, она парит над всей жизнью: конопатая старческая улыбка, отменяющая вздор, пошлость и жестокость этого мира
8 марта 2021

Поделиться

И если спустя лет пятнадцать тот мог на выставке ли, на аукционе или где-нибудь на вечеринке вскользь обронить что-то , этим он был обязан Иммануэлю и только ему.
8 февраля 2021

Поделиться

Еще 101 цитата

Автор книги