Книга или автор
Девять девяностых

Девять девяностых

Стандарт
Девять девяностых
4,1
482 читателя оценили
257 печ. страниц
2014 год
16+
Оцените книгу

О книге

Анна Матвеева – прозаик, автор романов «Перевал Дятлова, или Тайна девяти», «Небеса», «Есть!», сборника рассказов «Подожди, я умру – и приду»; финалист премии «Большая книга» и премии имени Юрия Казакова, лауреат итальянской премии Lo Stellato за лучший рассказ года.

Героев новой книги застали врасплох девяностые: трудные, беспутные, дурные. Но для многих эти годы стали «волшебным» временем, когда сбывается то, о чем и не мечталось, чего и представить было нельзя. Здесь для сироты находится богатый тайный усыновитель, здесь молодой парень вместо армии уезжает в Цюрих, здесь обреченной на бездетность женщине судьба все-таки посылает ребенка, а Екатеринбург легко может превратиться в Париж…

Произведение вошло в Список финалистов премии «Большая книга» 2015 года.

Читайте онлайн полную версию книги «Девять девяностых» автора Анны Матвеевой на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Девять девяностых» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2014

Год издания: 2014

ISBN (EAN): 9785170840670

Дата поступления: 11 февраля 2019

Объем: 463.1 тыс. знаков

Купить книгу

  1. lorikieriki
    lorikieriki
    Оценил книгу

    Раньше я Матвееву не читала, решила начать с рассказов. Что сказать? В каждом из 9 небольших рассказов так или иначе затронута тема российских 90-х. Герои либо живут в это время, либо пережили его и продолжают жить дальше словно в его тени.

    Очень пронзительно, грустно и так узнаваемо. Но, наверное, тем, кто это не испытал на себе, сложно в полной мере представить себе боль, отчаянье, разочарование и невероятную усталость, которые сопровождали многих и многих людей тогда каждый день и час. А ведь все это было, хотя из настоящего все это кажется далеким и неправдоподобным, не особо удачным спектаклем, с которого давно ушли зрители.

    Но была еще и надежда, и вера, и радость, и в те трудные времена можно было найти счастье. Можно было встретить хорошего человека, получить помощь или помочь самому.

  2. rvanaya_tucha
    rvanaya_tucha
    Оценил книгу

    Чем ближе тебе книга, тем сложнее о ней говорить. Чем больше тебя переполняет во время чтения, тем меньше остается для высказывания постфактум. Восторгаться намного легче, чем рассказать, почему после чтения ты стал лучше. Хвалить намного проще, чем объяснить, почему это нужно прочесть.
    Если всё-таки говорить о чем-то, то, кажется, получатся сплошные банальности.

    Например, о Свердловске —

    Город тут начинается еще в аннотации; он исподволь начинается еще с фразы советчика: «почитай вот, она из Екатеринбурга». Екатеринбург – главный герой, мёртвый Свердловск. Он занимается, как заря, в первой строке первого рассказа и дальше рассеивается, как дневной свет заполняет собой всё, и его перестаешь замечать. Не замечаешь его за неожиданным, новым тебе языком ‒ свидетельства эпохи, ‒ не замечаешь за странными поворотами сюжета, за новыми лицами, вылезающими на первый план. Но забегу вперед (по привычке автора): сейчас его не замечаешь, а в этом-то городе и тонет всё, иногда захлёбываясь. Этот город соткан из всего (новые лица, свидетельства эпохи, серый дневной свет, стрёмные сюжеты) (и мы ни в чём не можем его винить).
    Екатеринбург – и тут я впервые почувствовала к нему уважение; не симпатию, не злобу, не умиление, не восторг, не беспокойство, а уважение. Именно поэтому матвеевский городской миф не назову уверенно и со знанием дела Ёбургом, как не назовёшь его никогда вскользь «Екб». Он только Е-ка-те-рин-бург – четко и совершенно не нарочито проговорить все звуки. Или, ничего не глотая – впрочем, и не проглотишь, горлом пойдёт, ‒ Свердловск.

    Или, например, о времени —

    Ох, благодатная тема, тысяча девятьсот девяностые годы. Но незадача: время здесь совсем не давит, эпоха не заколачивает в свои рамки, и никто не заложник. Герою свобода: хочешь ‒ вещай на своём жаргонном, а хочешь ‒ разговаривай тихо, называй собаку Львом, отвечай вежливо. Повествователю свобода: хочешь, ‒ рассказывай про юность, вспоминай былички, а хочешь ‒ расскажи про взрослость, сделай передышку. Без культа эпохи, без консервации десятка лет. Просто было такое время, в нём жили люди. Ни лишней жалости, ни лишней жадности.

    Или вот о персонажах —

    Кажется, вся Матвеева в своих героях. Почти в каждом, и она знает их изнутри; не как всеведующий творец, создающий людей по образу и подобию, но как транслятор, созерцающий проходящие мимо образы и подобия. А иногда кажется, что просто все эти рассказы – про неё; что это кусочки одной нечеловеческой биографии. Ну, как будто все эти люди – её возможные судьбы (возможности её судьбы); или это люди в её голове (такая особенная магия миротворцов); или родители рассказали, кем ты не стал. Но явственно, что вселенная этих девяти рассказов едина и поверх пространствавремени закреплена еще и лицами, поступками, тропами. Герои будто ходят мимо друг друга (и потом не найдут никогда); повторяются мелочи жизней, перекликаются крупные сюжеты.
    Каждый рассказ как воспоминание о будущем или дежа вю, случайное прозрение о том, что произошло с кем-то, почти с тобой. Матвеева каждого чувствует, она в каждом – чает душу. А ты читаешь.

    Но не знаю, важно ли всё это, — или сюжеты, которые сложно придумать и в которые, может, еще сложнее поверить; или волшебство языка с непрерывностью метафор; или обескураживающая и неулавливаемая (не скажешь «неуловимая», потому что это просто излучение, которого мы не можем видеть) красота чужой жизни.

    А может быть, неконтролируемое ощущение искренности, то есть отсутствия фальши; триста сорок шесть страниц доброго ощущения человечности.

    ***
    Или вот еще о бесстрашии.

    Каждая книга для своего читателя – про что-то; ответ на заданный вопрос (сочинение на заданную тему), индивидуальный ключ к одному из замков (Хогвартс какой-то). Иногда этого никак не поймешь, иногда это неважно, а иногда это совершенно ясно.

    Для меня «Девять девяностых» про храбрость. Я в последнее время всё удивлялась, откуда берутся силы – а на самом деле нет никаких сил; есть просто каждый новый день (оставляет на венах ссадины), просто тот момент, когда отступать некуда, и оступаться уже очень устал, и мозг закрывает все шлюзы.
    В теле текстов нет событий-навсегда-изменивших-жизнь; они есть у каждого из героев, но – за кадром, внутри, они случились и больше неважны. У Матвеевой везде будни, везде неделя за неделей; медленно подступающее безумие, жизнь в отсутствие любви, ежедневное одиночество по соседству с незаслуженным счастьем. Даже те, кто, кажется, совершает Поступок – проводит школьникам запретные уроки, покупает старый деревенский дом – тот делает это совсем буднично, скрупулёзно, долго, тщательно, и за этим теряется единичность поступка, его символичность. Последний рассказ аккумулирует в себе всё – сотни поступков, бездну будней; вскрывает тему страха, подводит итог, отсылая мысленно к несомненно существующему вопросу ностальгии (он существует всегда, потому что прошлое всегда, и девяностые – благодатная почва для дискуссий). Вся жизнь, и каждый шаг, каждый день, каждая мысль тут про преодоление страха (эй, посмотри на себя со стороны).

    Но нет желания и смысла разбирать рассказы по нотам – или проходи мимо, или прочитай и почувствуй что-нибудь.

    (Судьба – и твоя жизнь – никогда не такая, как ты ее себе представляешь; или как хочешь представлять. Свобода никогда не там, где ты её уже почти обрёл, счастье не такое, к какому ты так стремишься. Каждый новый твой день оставляет на венах ссадины, и нет света белого, только лишь одна тень, солнце твоё тобою же и украдено.
    Ты думаешь о чем-то, хочешь чего-то, ждёшь; планируешь, может быть. А потом когда-то просыпаешься одним, холодным, странным, сумасшедшим, пахнет вчерашним вечером, происходящее расходится по швам. И ничего не так, как ты хотел; ничего не так, как ты думал, ничего не так, как ты предполагал. Как нам кажется на подоконниках на переменах и на весенней пыльной улице после шестого урока, что: вот закончу школу, и будет вообще другая жизнь. Как мы жуём последние месяцы до защиты диплома как пережёвываем корку жесткого горелого мяса: только перетерпеть, а там отпустит. Но ты-то уже не станешь никем другим, эта мятая заляпанная шкура уже не сойдёт, обнажив белую новую кожицу; ничего не будет. Кажется, что это очень простые вещи, но это абсолютно экзистенциальная история.
    Простите.)

    _________________________________________________________________
    Оригинальная рецензия опубликована в журнале «Звезда»

  3. MironGetz
    MironGetz
    Оценил книгу

    Два рассказа из девяти ("Жемымо" и "Горный Щит" ) мне не очень понравились. Нет, там все в порядке с атмосферой, интонацией, деталями, вовлечённостью читателя. Проблема в правдоподобии фабулы. В каждом из рассказов есть некая тайна, необъяснимое и непонятное событие, которое приводит в действие сюжет. В финале автор раскрывает эту тайну читателю. Оба раза это объяснение лично меня не убедило. Проще говоря, я в него не поверил. Поэтому послевкусие от этих рассказов осталось не очень. Остальные рассказы чувства досады не вызвали, но и запомниться не запомнились.

    А теперь о главном.

    Я чрезвычайно рад, что добрался до последнего рассказа в этом сборнике. "Екатеринбург" написан о том, что сейчас волнует меня больше всего. О том, как человек в юности страдает от настоящего и придумывает себе будущее, а в зрелости начинает жить в никогда не существовавшем прошлом.

    До сих пор в современной российской прозе такой сюжет мне встретился только в одной книге — романе "Не здесь и не сейчас". Там эта жизнь вне настоящего, существование между будущим и прошлым показана на примере отношений с женщинами:

    Получается, дело не в ней и не в тебе. Наверное, причина во владеющем мной с детства «желании странного» (я тебе как-то ставил песню об этом — «то, что рядом, я не хочу, то хочу, что вечно далеко»), и еще — в свойствах времени. С возрастом я все чаще замечаю, как угнетающая меня в настоящем обыденность существования через несколько лет вдруг представляется невыразимо прекрасной.
    В детстве и в юности я верил, что это невыразимо прекрасное, от которого каждую секунду захватывает дух, ждет меня в будущем. А когда добрался до будущего и осмотрелся, начал искать его в прошлом.

    А у Анны Матвеевой героиня влюбляется в города. Сначала она страдает от того, что живет в Свердловске, и мечтает о Париже. Потом сбегает в Париж, укореняется там, а в зрелости начинает тосковать о Свердловске своей юности:

    ... Париж из юной мечты в точности похож на потерянный Екатеринбург из прошлого. В реальности не существует ни того, ни другого.

    До этих кульминаций, которые наполняют текст новыми смыслами, читателю предлагается увлекательная история про настоящее, которое герои игнорируют.

    По настроению это всё напоминает знаменитую цитату из интервью Бродского:

    Молодой человек,он все время хочет жить по-своему,он хочет сам быть,создать свой мир,отделиться от всего остального... И когда родители умирают,ты вдруг понимаешь,что это-то и была жизнь.
  1. неприятно, конечно, зато из этого выйдет отличная история.
    28 марта 2019
  2. Как можно уехать в Москву по своей воле? Сюда должны ссылать, будто на урановые рудники. Наказан и казнен – Москвой.
    6 ноября 2017
  3. Лучший способ забыть о себе – наблюдать за миром.
    26 июля 2016