1. «Любовь в эпоху перемен»: любить по-русски


Складывается впечатление, что «эпоха перемен» не кончается никогда. Однако в нашей истории эта фраза значит действительно переломный момент под названием «перестройка», и кажется, что тогда даже любовь подчинялась особым законам и правилам. Люди, которые считали, что «они родились и жили в стране с омерзительным прошлым, отвратительным настоящим и безнадежным будущим», стремились любить сильнее, чаще и быстрее. Только писатели 80-х не могли или не хотели описывать советские реалии так, как это принято делать теперь – без скромностей, но с бранным словом. Налет цензуры спал, и современный читатель может взглянуть на себя в прошлом или бытность своих родителей в разрезе судьбоносных, политически значимых событий, иной социальной жизни и идеалов.


2. «Школа жизни. Честная книга: любовь – друзья – учителя – жесть »: о детстве в белых фартучках


Новая книга Дмитрия Быкова – это вовсе не его творчество, а тысяч обыкновенных людей, в прошлом – советских школьников. Проект издательства Елены Шубиной «Народная книга» впервые привлек общественную память для составления сборника «Детство 45-53: а завтра будет счастье» о детях войны под руководством Людмилы Улицкой. Теперь темой воспоминания стали годы с 60-х по 90-е. Этот большой временной промежуток характеризуют в общем-то похожие сцены школьной жизни: дружба, первая любовь, отношения с учителями, уроки и оценки, прогулы, разбитые окна. Быков получил около 10 000 историй, из которых отобрал самые колоритные, которые лучшим образом показывают эпоху, нравы и мечты. Получилась светлая книга памяти, в составе которой негативные моменты советского образовательного процесса просто потерялись на фоне теплой ностальгии под общим названием «а раньше было лучше!».


3. «Счастье Муры»: читаем детям


Девочка Мура – новый персонаж писательницы Наринэ Абгарян, хорошо известной историями о Манюне. Муре всего 5 лет, у нее есть девятилетний брат Гриша, заботливые родители, хотя интереснее всего проводить время с бабушкой и дедушкой в деревне. Вот они играют в шахматы, варят варенье, слушают загадочный патефон с любимыми бабушкиными песнями или идут по грибы, чтобы бабушка их потом засолила и угостила всех соседей. Судя по таким явлениям, как сельсовет и председатель, Абгарян вновь автобиографична и рассказывает не об абстрактном, а, возможно, своем советском детстве, в основе которого – дружная счастливая семья.


4. «Вся правда о нас»: Макс раскрывает секреты


Поклонники Макса Фрая вновь получили допинг в виде уютной истории, где обособленно, в своей магической вселенной Ехо рассуждают о бытие, любят и решают загадки все те же известные и горячо любимые персонажи, существующие в мире автора уже десять лет. Этой книгой Мартынчик решилась раскрыть многие секреты и потаенные факты о героях, но осталась верна себе и Максу. Книга получилась вдвойне добрая из-за отсутствия как таковых отрицательных персонажей. По новой традиции каждый из злодеев оказывается заблудшей душой, случайно свернувшей с праведного пути. Так что роман вполне подходит для мгновенного поднятия настроения, только читается очень быстро, и на всю тоскливую осень послевкусия от книги может и не хватить.


5. «Собиратель ракушек»: время рассказывать истории


«Собиратель ракушек» – сборник рассказов, написанных до всемирного признания благодаря роману «Весь невидимый нам свет». За него Энтони Дорр получил Пулитцеровскую премию и наше пристальное внимание. Восемь историй со всего света – возможность заглянуть в восемь чужих жизней сразу. Дорр, как один из героев книги, сам собирает ракушки: причудливые истории, которые для большинства ничтожны в своем размере и значимости, но все же по-своему прекрасны и важны, каждая по отдельности. Потому что это рассказы о потере и обретении, любви, смерти, трагедии и триумфе жизни.


6. «Она & Он»: старые герои, новые локации


Произведение Марка Леви – желанная конфетка, созданная подсластить осень 2015 года. С ней девочки совершают привычный ритуал: наливают чашечку чая, залезают под плед, кошку – поближе, и взлетают вверх, навстречу идеалу, вместе с легковесными фразами любимого писателя. Привлекательность этого романа удвоена за счет появления давно известных персонажей из знакового «Между небом и землей», которые пришли не просто промелькнуть второстепенными ролями, а вновь разыграть душещипательную любовную историю на фоне самого романтичного города – Парижа.


7. «Инноваторы»: не Джобсом единым


Любопытная книга для интересующихся техническим прогрессом. У всех на слуху имена Стива Джобса, Билла Гейтса и нескольких гениев из их команд, но у электроники и информатики намного больше героев! Уолтер Айзексон начинает рассказ с 1850-х, когда вероятность цифровых машин еще только возникала в головах самых смелых инженеров и мечтателей. В книге рассказывается о таких важных персонах развития технологий, как Ада Лавлейс и Чарльз Бэббидж, Джон фон Нейман и Алан Тьюринг, Грейс Хоппер, Джин Дженнингс Барт, и многих других. Автор пытается ответить на вопрос, кто же первым изобрел компьютер в значении, понятном современному обывателю, как теоретики делали первые шаги, пытаясь научить машину мыслить, отслеживает эволюционные пути транзистора, микрочипа и микропроцессора и доходит до рождения и развития всех современных проявлений интернет-среды: социальные сети, почта, блоги, чаты, поисковые системы. И говорит о следующем шаге – заложении человеческого разума в компьютерную основу.


8. «Новая жизнь»: нобелевский лауреат


Не смогли пройти мимо книги Орхана Памука «Новая жизнь», одного из самых загадочных и важных произведений Нобелевского лауреата. Роман был издан в 2006 году, но только сейчас получил переиздание и попал в наш каталог. По сюжету таинственная Книга перенастраивает жизненные ориентиры того, кто начал ее читать, и побуждает пуститься на поиски чего-то более стоящего. Она полностью овладевает вниманием и не допускает разночтений. Путь – это поиск. Этой дорогой хаживали многие путешественники и искатели своего жизненного предназначения, чтобы в итоге остановиться и осознать, что суть вещей нужно искать внутри себя, а не на краю света. Чем закончится история молодого человека по имени Осман – читайте в одной из лучших книг турецкого автора Орхана Памука.


9. «Замужем за облаком»: магия реализма


Творчество Джонатана Кэрролла сравнивают с Достоевским и Кафкой, только если бы они обладали чувством юмора, с Гессе и Д.М. Томасом, но с упором на чувственность и романтизм. Он гуляет по территории Стивена Кинга и меряется метафизикой с Ричардом Бахом, но все эти сравнения – лишь попытка осознать, что же представляют собой произведения этого американца, уже считающегося классиком. Его творческий метод – смесь магического реализма с фэнтези – повергает в недоумение от прочитанного, но вызывает желание задержаться на странице и посмаковать каждую фразу. Особенно хорошо у Кэрролла выходят идиллические картины счастья. Семья, забота – эти простые и важные вещи, описанные без слащавости любовного романа, обретают какую-то новейшую свежесть и радость осознания. Перед вами его объемистый сборник рассказов, в которых главная тема – это взаимоотношения. Не только людей с Земли, но и тех, кто прилетел к нам с других планет.


10. «Другой Путь»: Акунин о любви к любви


Новая книга Акунина косвенно связана с прошлой «Аристономией», но зыбко, и связь эту можно проигнорировать. «Другой Путь» представляет собой вступление в виде трактата о любви и, собственно, сам любовный роман, происходящий в 20-е годы ХХ века. Сентенции Акунина основаны на множестве работ философов, полны цитат и собственных мыслей о вопросах любви. Писатель вывел свою категорию любви и назвал ее настоящей настоящей , то есть, самой что ни наесть возвышенной. И попробовал раскрутить колесо любви на примере обычной парочки, кидая их то в одну, то в другую стадию. За обобщение любовной теории Акунина стоит поблагодарить, хотя заинтересованные в теме взаимоотношений должны предпочесть, скажем, «Искусство любить» Эриха Фромма.


11. «Смотритель» (в 2 томах): все тот же Пелевин


Вышедший в начале сентября первый том нового романа Виктора Пелевина просто не мог не обратить на себя внимание всех читателей, даже тех, кому чужд иллюзорный мир его пародий на реальность и будущность. В этот раз Виктор Олегович смешал настоящее с прошлым, пустившись чистить ментальные каналы исторических персонажей павловского периода и скрещивать с более современными явлениями (фашизм, однополые браки). Манера остается прежней: описания медитативных состояний, депрессий, мечтаний (сексуальных) по-буддийски созерцательны и трансцендентальны. Сложно нащупать сюжетные линии, чтение затрудняется, хотя для поклонников Пелевина это своего рода награда. Сладкая мука – читать медленнее, чтобы дожить до следующей осени, когда выйдет новый iPhone и новая книга Виктора Пелевина.