Книга или автор
Книга недоступна
Пир (сборник)

Пир (сборник)

Стандарт
Пир (сборник)
3,6
43 читателя оценили
275 печ. страниц
2012 год
18+
Оцените книгу

О книге

Вашему вниманию предлагается сборник произведений Владимира Сорокина «Пир».

В сборник вошли рассказы: «Настя», «Concretные», «Аварон», «Банкет», «День русского едока», «Ю», «Лошадиный Суп», «Зеркаlо», «Пепел», «Машина», «Моя трапеза», «Жрать!», «Сахарное воскресенье».

Читайте онлайн полную версию книги «Пир (сборник)» автора Владимира Сорокина на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Пир (сборник)» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2001

Год издания: 2012

ISBN (EAN): 9785170538775

Объем: 495.1 тыс. знаков

Купить книгу

  1. 951033
    951033
    Оценил книгу

    Я умею читать.

    Я взял с собой Сергея, Николая, Константина, Илью и Руслана. Мы поехали на электричке в деревню. Поезд тихо продвигался по замёрзшим за ночь рельсам мимо гигантских искрящихся в утренних лучах сугробов. За сугробами вставали ровные ряды корабельных сосен. Неподвижные и вечные, они скрывали в сердцевине зимнего леса свою белую тайну.

    От станции мы примерно час шли пешком по неширокой утоптанной тропе, а потом ещё с полчаса продирались сквозь набрякшие снегом еловые лапы до стоящей на небольшом отдалении от леса избы. Избы была исконно русская, покосившаяся и иссохшая она смотрела единственной дверью на запад, на восточной и южной стене было по три окна. Внутри справа была печь, слева неясная пустота, заполненная предметами деревянного быта, дальше стол с лавками, за столом в углу чьи-то неразборчивые иконы.

    Ребята, побросав рюкзаки, сразу натянули лыжи и умчались, взбивая стайки слепящих снежинок. Илья и Руслан были помладше, они вытащили из избы старые сани и пошли кататься на берег озера. Я немного размялся, порубив дрова и потаскав в бочкообразных вёдрах воду из колодца.

    Через несколько часов оголодавшие оглоеды вернулись, и мы принялись за ужин. Наскоро порезали Тургенева с Герценом, побросали их в котелок. Открыли пару банок Достоевского, не хлебать же пустой бульон, но содержимое консервов показалось очень уж подозрительным. Тогда Сергей, ухмыляясь, вытащил два пакетика Пелевина, в кипятке тот быстро размок, и получилось вполне себе пристойное варево. Затем на шипящую сковороду накидали Толстого, а гарниром послужил нежнейший Бунин. Но молодежи было всё мало: вытащили закоптелый мангал, вывалились шумной гурьбой в уже опускающиеся сумерки и на открытом огне нажарили Набокова. На десерт захрустели разворачиваемой фольгой и под крепко заваренного Быкова, сдобренного Шишкиным, полакомились Шолоховым и Шукшиным с арахисом, а завершили всё действо большой пачкой Гайдара.

    Намаявшаяся за день братия в тепле печи быстро уснула, а я вышел на улицу, закурил и долго смотрел на поднявшуюся над лесом луну. Где-то далеко завывал волк, изредка ему отвечало уханье филинов. Примерно в полночь ребят начало рвать кровью, но я подготовился заранее. Каждому подставил по деревянному тазу, потом вытащил всё во двор и на девственно белом пространстве нетронутого снега начертал их кровью большую красную пятиконечную звезду. Подождал, пока кровь немного подмёрзнет, затем вынес из избы находившихся уже в некоторой прострации мальчиков и аккуратно уложил их в снег, каждого на один из лучей звезды.

    Как только первые лучи забрезжившего рассвета коснулись поляны, пентаграмма начала светиться алым сиянием. Поднимаясь ближе к небу, алое перерастало в ослепительно-белое и за этой пеленой почти незаметно было, как вознеслись замёрзшие скрюченные тела в холодное голубое небо. Я высморкался и пошёл собирать вещи.

    Надо поговорить с Алексеем Александровичем, чтобы набрал ещё мальчиков, умеющих читать.

  2. HLDK
    HLDK
    Оценил книгу

    Сорокин - это нэ-э-э-э-э-э-э-э!
    И это нээ-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э!
    А всё потому что, Володя - это нэ-э-э-э! Я уверен, что однажды этого человека признают как нэ-э-э-э!
    По тому что только этот человек может стать нэ-э-э-э для Ruск)й дылйЁ Ладова!
    Каждая прочитанная книга Сорокина для меня как кусок добротной ноги сладенького китайца, заправленный кишечной жидкостью изумительной двуполой ящерки. Славный, славный Владимир! Как же прелестен ваш божественный почерк и как радует мой глаз то, что ваша лучшая книга еще не написана!
    Книги Сорокина под яблочным вином
    200 только отпечатанных книг Владимира Сорокина, 1500 г парной свинины, 500 мл сидра, 1500 г картофеля, соль, перец
    Книги Сорокина положить в кипящую воду и варить в течении четырех часов на слабом огне. После этого тщательно взбить и в белую кашицу из книг добавлять свинину, нарезанную мелкими кубиками. Жаренный картофель вместе с очистками выложить в блюдо вместе с остальными ингредиентами.
    - Ну давай же! Старый Хемингуэй безупречен только с вяленой Оксаной!
    Кушать Пелевина.
    Кушать Мамлеева
    Кушать Масадова.
    Кушать Елизарова.
    Кушать Прилепина.
    Кушать Липскерова.
    А Владимиру Георгиечу Сорокину Ура! Ура! Ура! Товарищи! Поднимем же наши бокалы за...................................................................................................................................................................................................................................................................................... А компот тут с мухами. .................................................

    PS в который раз убеждаюсь, что Сорокин настоящий русский писатель. И я не вижу ни одного претендента, кроме как Владимира Георгиевича, на пост живого русского классика.

  3. -273C
    -273C
    Оценил книгу

    Едва ли не лучший сорокинский сборник рассказов. Великая и страшная симфония еды; гротескный мир, сочащийся едой и поглощающий сам себя. Ни один из рассказов не похож на остальные, и все они раскрывают сущность "едения" с какого-то нового ракурса. Конечно, Сорокин во многом верен себе по части эпатажа, и к "Пиру" зачастую напрашивается очевидное "во время чумы", но все же эту тему мы предпочтем оставить Камю-нибудь другому. Процесс еды сам по себе весьма физиологичен, а физиология равновероятно может быть и приятной, и болезненной. Впрочем, есть еще третий, нейтральный путь, который здесь тоже можно найти.
    Наиболее близкий эквивалент - это фильм "Повар, вор, его жена, ее любовник" Гринуэя. Впрочем, Питера Гринуэя я вообще считаю идейно очень родственным Сорокину художником: та же максимальная незашоренность восприятия и готовность к любым перевертышам, уклон в сторону шокинга и жестокостей, сочетаемый с грандиозной сложностью формы и картинной отточенностью каждого кадра или фразы.
    В целом я бы особо выделил рассказы "Ю" и "Сахарное воскресенье". В неистовых кулинарных фантазиях первого есть что-то неуловимо притягательное, в то время как второй является маленьким шедевром текстостроения с содержанием, значительным образом определяемым формой. А вот ультрабрутальной и распиаренной "Настей" я особо не впечатлился.

  1. Нагретая полуденным солнцем, Москва была полна дураков.
    6 июня 2018
  2. Кал лежал на траве. Сорока глянула на него, вспорхнула, села рядом с калом, подошла. В маслянистой, шоколадно-шагреневой куче блестела черная жемчужина. Сорока присела: кал смотрел на нее единственным глазом. Открыв клюв, она покосилась, наклоняя голову, прыгнула, выклюнула жемчужину и, зажав в кончике клюва, полетела прочь
    10 марта 2020
  3. беззвучная вспышка за лесом: желтая спица луча вонзилась в глаз сороки, дремлющей на позолоченном кресте храма.
    10 марта 2020
Подборки с этой книгой