Книга или автор
Сахарный Кремль

Сахарный Кремль

Премиум
Сахарный Кремль
4,3
125 читателей оценили
145 печ. страниц
2009 год
18+
Оцените книгу

О книге

Сахарный, белый Кремль – сердце России 2020-х, пережившей Красную, Серую и Белую смуты, закрывшейся от внешнего мира и погруженной в сон.

Этим сердцем понемножку владеют все, ведь и у скотницы, и у зэка, и у лилипута есть хотя бы осколок его рафинадной копии, но на самом деле оно никому не принадлежит. Пятнадцать новелл из сборника “Сахарный Кремль”, написанных как будто совсем по-разному и о разном, складываются в картину призрачной, обреченной реальности, размокающей, как сахарная башенка в чае.

Впервые сборник рассказов “Сахарный Кремль” вышел в 2008 году. Вместе с повестью “День опричника” был номинирован на премию “Большая книга”; в 2009 году получил приз зрительских симпатий премии “НОС”.

Читайте онлайн полную версию книги «Сахарный Кремль» автора Владимира Сорокина на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Сахарный Кремль» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2008

Год издания: 2009

ISBN (EAN): 9785171034436

Дата поступления: 18 мая 2020

Объем: 261.1 тыс. знаков

Купить книгу

  1. Empty
    Empty
    Оценил книгу

    ...А нам сиять всем будет вечно
    наш превосходный белый Кремль
    а мы все будем жить беспечно
    но токмо видеть белый Кремль
    и будут все смотреть прилежно
    на очень белый белый Кремль
    а после плакать безмятежно
    и целовать наш белый Кремль
    и все обрадуются сердцем
    когда увидят белый Кремль
    а он стоять ведь будет вечно
    наш златоглавый белый Кремль...

      Конечно, для полного эффекта не помешало бы "День опричника" прочесть, и прочту, но пока -- свежедочитанный "Сахарный кремль". Итак...

      Так и вижу, как Сорокин перечитывает написанный ним отрывок, и, довольно прохаживается по кабинету, мурлыча себе под нос: "Ай да Сорокин, ай да сукин сын!" И самодовольство вполне оправданно: Сорокин-новеллист ничем не хуже Сорокина-романиста. Каждая следующая новелла, будучи законченным сюжетно и стилистически произведением, в то же время -- часть общей панорамы происходящего в Москве и подмосковье в не таком уже и далёком 2028.

      Потоптаться на трупах признанных классиков стало таким же необходимым элементом постмодерна, как обязательная дорожка кокса и изощрённый секс -- можно с блевотиной, а можно и без. Среди новелл присутствует как деревенская проза а-ля Белов, так и явный стёб над "Одним днём Ивана Денисовича" и чем-то невыразимо Горьким тянет от новеллы "Кабак". Но больше всего запомнились очень динамичная, как для рассказа-диалога "Очередь" и тонкий, абсолютно незаметный переход от неспешного эпистолярного повествования к экзальтированному, дико-абсурдному речитативу в "Письме". Так что с "грамматикой рассказа" у Сорокина всё тип-топ.

      Герои. Общим для всех рассказов героем является только, собственно, сахарный Кремль -- самый дорогой подарок, самый дефицитный товар, самый изысканный гостинец, стратегический продукт, высокая награда и сладкий сон. Он -- абсолютное счастье, ироничная метафора сладкой конфеты, жалуемой Государем своим подданным. А в остальном -- прозрачно-гротескные подпольщики, зэки, интеллигенция, режисёры-операторы-сценаристы, палачи и опричники, крестьяне и пролетариат делают своё дело, любят, волнуются, надеются и ненавидят очень трогательно и правдоподобно.

      Атмосфера. Антиутопия? Да навряд-ли... Да, тоталитарный строй, да, будущее... Но антиутопия подразумевает под собой ситуацию, которая могла бы сложиться. А в случае с "Кремлём" -- такого быть в 2028 году никак не может. И только потому, что оно уже есть. Не важно, на чём разъезжает опричник-гэбист -- на сивом мерине, или серебристом "мерине", задавят опричные двух полковников стрелецких или снимут с должностей проворовавшихся депутатов, пересыпан наш язык английскими "Иес", "Фак" и "Кул" или китайскими "Лаовай", "Шаби" и "Яньлиди", бухает государев шут со слугой Егором или роботом Егорром; какая, в сущности, разница -- Государь у власти или премьер -- абы была наша радость, опора и защита -- Сахарный Кремль. Государь дело богоугодное делает, народ свой от врага лютого защищает... А врагов-то тьма-тьмуща:

      

    ...за Стеною Великой - киберпанки окаянные, которые газ наш незаконно сосут, католики лицемерные, протестанты бессовестные, буддисты безумные, мусульмане злобные, и просто безбожники растленные, сатанисты, которые под музыку проклятую на площадях трясутся, наркомы отмороженные, содомиты ненасытные, которые друг другу в темноте попы буравят, оборотни зловещие, которые образ свой, Богом данный, меняют, и плутократы алчные, и виртуалы зловредные, и технотроны беспощадные, и садисты, и фашисты, и мегаонанисты.

      Конечно, стоило бы написать о чудном архаичном языке и былинно-сказочной манере изложения, но лучше, чем yrimono здесь сделать это не получится, можно ещё рассказать, как это похоже на "Кысь", но не буду, потому что нифига не похоже =)

      Ложка дёгтя? Слишком уж прозрачные порой намёки, взять хотя бы того Федора Лысого, на которого ссылается постановщик разглагольствуя о вседозволенности в кино... Ну и гомосексуальный половой акт, сценка с мочеиспусканием в духе соцреализма и вытеснение головного моска пулей присутствуют, как непременный атрибут сорокинской прозы. А вообще -- очень понравился "Сахарный кремль", свежо и остро. Плюс-плюс директ, мой дорогой лаовай!

  2. denis_rusakov
    denis_rusakov
    Оценил книгу

    Сборник рассказов "Сахарный Кремль" – это продолжение повести Вл. Сорокина "День Опричника". Получилось оно не ахти какое. Ждал большего от сборника. Нет того задора, что было в "Опричнике", да и однообразно как-то. Если в первой книге представлена острая сатира на власть, на полицейщину, то здесь как-будто высмеивается простой человек. А я не могу смеяться над простым человеком, мне его жалеть хочется.

    Не люблю, когда людей загоняют в один стандарт, в так называемый "Народ". Представляют их как безликую массу, где каждый человек однотипен, одинаково мыслит. На самом деде, человек индивидуален, и не так прост как кажется на первый взгляд. И почему он так действует или думает, на это есть своя причина. Если людей постоянно загонять в крепостничество, в колхозы, в бараки, то потом сложно все это вытащить из головы. Не получится за несколько лет вырастить свободное от предрассудков мышление. Но это уже другая тема.

    Смысл рассказов Сорокина стоит на том, что власть хитрая, ненасытная, озлобленная, а "Народ" глупый и доверчивый. Народ в книге, это такой коллективный "Иван". Про то, что русский "Иван" - дурак, это мы и так знаем. Все детство про это нам талдычили. Другое дело, если отдельный "Иван" окажется карьеристом, которому дали власть и погоны. Тогда он начинает искать другого "Ивана", желательно дурака, чтобы легче было его посадить, ограбить, облапошить. Тут я согласен, такого человека уже не жалеешь, его боишься.

    В целом, рассказы мне не очень понравились, правда есть одно "но". Последний рассказ "Опала" замечательный. Возможно, весь сборник был написан ради данного рассказа. Это прямое продолжение повести "День Опричника". Здесь появляется главный герой из первой книги - Андрей Комяга. А главное, здесь мы узнаем, как ни странно, чем закончилась повесть про новую Опричнину.

  3. yrimono
    yrimono
    Оценил книгу

    ...пошла кочерга дальше по дороге. Глядь — навстречу ей майор из Тайного Приказа.
    — Здравствуй, кочерга.
    — Здравствуй, человек.
    — Куда путь держишь?
    — Ищу себе работу.
    — Ступай ко мне.
    — А что я делать должна?
    — Будешь вместе со мной врагов народа пытать: пятки им жечь.... работа чистая, легкая и веселая.
    Подумала, подумала кочерга и согласилась. С тех самых пор работает она в Тайном Приказе.

    Солнышко красное встаёт над Землёю-матушкою, над Русью Святой Златоглавою, над Кремлём Белокаменным, над русским людом честным, Православным. Откладываю полнопрочтённую книжицу буквописца и словопаса Владимира Свет Георгиевича Сорокина. Эх, в деревеньку сейчас бы, да в баньку бы, да на тройке с бубенцами, да медку бы хмельного... но делу время, а потехе - час, на службу надобно, ибо Господним-Божеским повелением указано человеку кусок хлеба себе трудом добывать.
    Что ж рассказать-поведать о "Кремле Сахарном", книжке давечапрочитанной? Продолжение это темы из "Дня опричника", книжицы, читанной какое-то времечко позади. Здесь действие происходит в той же самой, что ни на есть, ново-царской Руси, токмо теперь енто сборник рассказов, практически не связанных промеж себя, представляющих собой срезы различных слоёв общества. Автор эти срезы, как колбаску нарезает и подаёт нам, читателям, на стол к водочке в запотевшем графинчике, да с огурчиками малосольными и грибочками маринованными. Ух, хорошо! Хотя и страшновастенько местами, а где и противненько.
    Конечно, прибила живородящая шуба, которая жрёт снег и пьёт дождь. А ещё вельми потешно, что автор сам себя пародирует в некоторых рассказах, в той же "Очереди" (есть отдельная одноимённая рассказ-повесть)... Ну, а про остальное-прочее уже другие в своих отписаниях понаписали.

  1. Мелькает-перекатывается в дыму табачном какой-то Пургенян, как говорят, известный надуватель щек и испускатель ветров государственных, бьют друг друга воблой по лбу двое дутиков, Зюга и Жиря, шелестит картами краплеными околоточный Грызло, цедят квасок с газом цирковые, разгибатель подков Медведко и темный фокусник Пу И Тин, хохочет утроб-но круглый дворник Лужковец, грустно кивает головою сладенький грустеня Гришка Вец.
    12 марта 2014
  2. . В последний раз – перед Рождеством, когда из-за Марфушиной оплошности две полосы кокоши драгоценного удуло. Сели в тот вечер мама с папою на кухне после трудового дня, нарезали три полосы белых, а Марфуша как раз мусор выносила да дверь-то настежь и распахнула. А на кухне-то форточка, как на грех, открытая была. Потянуло с лестничной клетки из окна разбитого, да так, что весь кокоша – в пыль по углам. Отец с дедом – в крик. Бабка – щипаться. А маманя молча разложила Марфушу на кровати двуспальной да по голой попе прыгалками и посекла. Марфуша плакала, а дед с папой все по кухне ползали, пальцы слюнили, да пыль белую собирали…
    10 сентября 2019
  3. Заходит отец Онуфрий в класс: «Отроцы, вопрос: Бог сотворил человека ради труда или ради наслаждения?» Ваня Залупин руку тянет. Отец Онуфрий: «Залупин!» «Ради труда, батюшка». «Обоснуй!» «Батюшка, Бог дал человецам десять пальцев, но всего лишь один хер». «Что ж, Залупин, отвечено верно, но обосновано пре-по-хаб-ней
    19 февраля 2020

Интересные факты

Издание было осуществлено при поддержке украинского частного мецената Александра Савченко и фонда российского миллиардера Михаила Прохорова. Сорокин отметил на одной из презентаций в Украине, что большую помощь ему оказал украинский писатель Андрей Курков.Произведение выпускалось и как роман в рассказах, и как сборник рассказов.
Подборки с этой книгой