«Свои» читать онлайн книгу 📙 автора Сергея Шаргунова на MyBook.ru
Свои

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.19 
(95 оценок)

Свои

237 печатных страниц

2018 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Сергей Шаргунов – писатель, автор биографии В.П. Катаева в серии «ЖЗЛ», романов «1993», «Книга без фотографий», «Ура!», «Малыш наказан», «Птичий грипп». Лауреат премии «Большая книга», финалист премии «Национальный бестселлер».

Новый сборник «Свои» – это проза очень личная. О родных, о любви, о памяти. О русской глубинке и далекой чужбине. Свои – образы, мысли, люди. От знаменитых предков автора до его маленького сына. От статиста из телевизионной массовки до одиночки, стерегущего в тайге взлетную полосу. И даже наглый депутат-толстяк и робкая северокорейская официантка. Все – свои. Потому что всех жалко.

читайте онлайн полную версию книги «Свои» автора Сергей Шаргунов на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Свои» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2018Объем: 428389
Год издания: 2018Дата поступления: 30 апреля 2018
ISBN (EAN): 9785171067717
Правообладатель
10 855 книг

Поделиться

Arleen

Оценил книгу

Прочитав очередную книгу современного российского автора, я убедилась, что такая литература очень даже не плоха, если правильно выбирать. "Свои" - автобиографический сборник рассказов, в котором Сергей пишет о своих родителях, бабушках, дедушках, других родственниках, вспоминает советское детство, юность, приходящуюся на неспокойные 90-е, рассказывает о первой любви, о друзьях, людях, которые оказали на него влияние, о сыне.

Каждый рассказ - отдельная история. Мне понравились практически все рассказы, но было немного тяжело читать "Свой" - рассказ о молодом военном. Особенно запомнились "Мой батюшка" и "Последнее лето СССР". Здесь автор был особенно искренним, на мой взгляд. Не всегда легко писать о событиях, которые затронули тебя или твоих близких, но у Сергея Шаргунова это получилось. Его рассказы позитивные, лёгкие, несмотря на серьёзность рассматриваемых тем, и в то же заставляющие задуматься.

Благодаря книге я смогла погрузиться в те города, где никогда не была, познакомиться с интересными людьми. Автор показывает, что у каждого из нас есть что-то общее, хотя все мы живём такой разной жизнью. Он помогает посмотреть на этот мир и различные ситуации глазами депутата, тринадцатилетней девочки, священника, пожилого отшельника, живущего в таёжном посёлке, и других. У каждого из этих людей своя уникальная и очень интересная история.

Спасибо Livelib и издательству АСТ за раздачу и возможность прочесть эту книгу.

25 апреля 2018
LiveLib

Поделиться

Letat

Оценил книгу

Очень личное предисловие.

Признаться, очень боялась приниматься за эту книгу. Впервые об авторе услышала на фестивале русской речи «Русское слово» в Санкт-Петербурге несколько лет назад - в программе значилась встреча с писателем Шаргуновым. Сергей оказался очень приятным человеком с изумительным русским языком. Захотелось почитать (кто так говорит, вряд ли плохо пишет). Купила в ближайшем книжном магазине единственное, что было, а именно: «Ура!». Ну да, язык хорош, но это все, что можно сказать о книге.
Сборник «Свои» получила здесь в закрытой раздаче, оставив комментарий: «Шаргунов, удиви меня!». Но сомнения не оставляли: а вдруг это подраспухшее до обычного формата «Ура!»? Очень замечательно, что действительно приятно удивил.

Общее впечатление.

Очень душевно. Предельно просто и при этом эмоционально. Продуманное расположение рассказов. Тому, кто проберется сквозь насыщенный фактами (фактами ли?) рассказа «Правда и ложка», уже будет не хватать короткого близкого каждому родителю «В зоопарк пойдем мы вместе…». Вначале словно со стороны наблюдаешь за переживаниями персонажей, к середине книги уже считаешь их своими в доску, а к концу уж готова пирожков на ночь глядя «сгандобить», чтоб милый книжному сердцу Шаргунов не уходил, а продолжал и продолжал рассказывать своим певучим языком «все, что случалось услышать ненароком или подслушать и запомнить в деталях»…

Что понравилось особенно.

Язык. Хороший русский язык. Просто и ясно. Емкие определения, например , «хобот крупного носа», «комната страха» (о комнате после пожара), «в нем живет «ген грозы», «температура держалась фанатично», «насладившись студеным ожогом» (об умывании в ручье), «закурлыкал хор из трех кореянок», «на стенах висели календари с котиками и церквями».«Россия – на равных природа и еда. Природа - лес, вода, поле – дает еду. Глядя на еду, видишь пейзажи»; «Жестоки нищие и богачи. Те и те с краю».
Православная тема. Часто встречаются две крайности – либо авторы костят на чем свет стоит религию, либо скатываются в итоге в слащаво-отвратительное проповедование. А вот Шаргунов не таков, наверное, благодаря тому, что с темой знаком изнутри. Он с легкостью может сравнить священника с нарядной елкой («большой, зелено-золотой»), применить такой эпитет к внешности: «редкие водоросли бороды» Но столько искренней любви и даже любования в этих словах! Верую!
Выбираемые сюжеты. Разнообразные, но жизненные. Просто давящее своим количеством перечисление талантов членов семьи разных поколений (рассказ «Правда и ложка»); удивительные взаимоотношения отца и сына в мире айпадов, где есть место Лермонтову («Замолк скворечник…»); переживания чиновника ,на своей шкуре осознавшего, что «без бумажки ты букашка» («Аусвайс»). Закулисье популярного телешоу, воспоминания о жизни детей священников, зарисовка из зоны боевых действий в Донбассе, да много чего еще – все эти кажущиеся солянкой истории связаны воедино, и книга, несмотря на разность сюжетов, кажется цельной.

Поименно не обо всем ( людям с синдромом боязни спойлеров читать запрещается).

«Правда и ложка». В центре: семейная реликвия – внушительных размеров серебряная ложка – и знаменитые члены фамилии. На протяжении чтения всего текста у меня закрадывалось сомнение, а существовала ли та ложка на самом деле? Как-то все слишком картинно выходило: знаменитость на знаменитости сидит и знаменитостью погоняет, ложка теряется и волшебно находится, к тому же филологически выверен (а оттого и хорош) словесный «ложечный» пассаж. О близости ложки и лжи подсказывал заголовок. Финал поэтому не разочаровал, к тому же я люблю, когда книга не просто оставляет впечатление, но подвигает к действию (мне лично захотелось узнать, где правда, а где ложь, продолжить знакомство с героями рассказа – путешественником Владимиром Русановым ,сестрой Марины Цветаевой Анастасией, режиссером Сергеем Герасимовым, почитать об истории обретения останков семьи Романовых – уже на уровне фактов).
«Укол в сердце». Подобная история (в разных ее вариациях) есть, наверное, в закоулках памяти каждого. О невозможности в детстве помешать насилию над братьями нашими меньшими и чувстве вины за это, пронесенном через года. И о способности найти в себе силы спустя время поступить правильно.
«Поповичи». О жизни детей священников изнутри. О внешних отличиях (простая одежда) и внутренних барьерах (пошлый анекдот освистан с первых строк). О том, как сложились судьбы поповичей.
«Сахар на рану». Смех сквозь слезы: история о том, с какими трудностями столкнется русский человек, если в благодатной Америке ему станет плохо и срочно понадобится доктор… Вот верю каждому слову!
«В зоопарк пойдем мы вместе…». Родителям маленьких детей очень придется по вкусу. О том, что можно не терпеть предрассудки и суеверия, при этом «душа колеблется в предчувствиях». О том, почему ребенок в зоопарке слонам и экзотическим жирафам предпочитает самых обычных кур и петухов. Смешно, трогательно, жизненно.
«Человек из массовки». Обратная сторона телешоу. Читать настоятельно тем, кто верит всему, что льется с голубых экранов.
«Русские на руинах». Узнаваемая картина. Казалось, речь о нашем тракторном заводе, если б не промелькнуло название местной реки. Хохотала, представляя в какую ситуацию попал писатель, которого призвали быть судьей на «стихотворном баттле» пожилых «сочиняльщиц». Знакомо, ох, знакомо. Хлопала в ладоши от радости, когда дочитала до конца: «Когда настало время объявить победительницу, сказать оставалось одно:
- Прекрасные! Все стихи прекрасные!». Восхищена решением: не сказал и слова, что стихи из рук вон плохи, не обидел никого из энтузиастов, сумевших сохранить свой коллектив в непростое время.

Итог.
Легло на душе хорошо. Точно буду еще перечитывать.

19 июля 2018
LiveLib

Поделиться

oleg_demidov

Оценил книгу

Отрадно видеть, что история семьи и изучение рода до седьмого колена вышли из популистского дискурса нуворишей образца 1990-х годов, когда за определённую сумму можно было пристегнуть себе княжеский или графский титул, стать дворянином, а то и целый дальним родственником царю. Всё это есть и сегодня – никуда от этого не деться. Но теперь серьёзный тон для генеалогического разговора задают деятели культуры. Возвращаются строгая работа с документами и степенность, за которой иногда идёт терпкий художественный шлейф. Новая книга Сергея Шаргунова – сборник повестей и рассказов «Свои» (который вот-вот выйдет в «Редакции Елены Шубиной») – преимущественно и есть такой разговор о семейном древе. Нечто подобное угадывалось в «Книге без фотографий» (2011). Но тогда мы имели дело с молодым писателем. Наряду с книгами «Птичий грипп», «Ура!» и «Малыш наказан» появилась ещё одна. Шаргунов примерялся к разным жанрам и брал напрокат чужую стилистику (что-то от Лимонова, что-то от Проханова, что-то от чисто советских титанов словесности) – словом, искал себя. Следующим этапом был роман «1993» – о ГКЧП и расстреле Белого дома. Исторические события давались на фоне семейной истории. Шаргунов, как писал тогда Павел Басинский, “рванул” – резко, далеко и высоко. Сегодня мы имеем дело уже с состоявшимся писателем.

Особую роль в его становлении сыграла работа над биографией Валентина Катаева. Здесь и работа с историческим материалом, и чуткое художественное проживание чужой жизни. Как следствие последнего – попытка примирить разбитый холерой гражданской войны народ – хотя бы для себя и своих читателей. Шаргунов так и пишет: на этот сборник примерялось другое название – «Всех жалко». И понятно, отчего оно не подошло: есть в нём слёзные и даже уничижительные коннотации. Поэтому утвердилось иное – «Свои». Самое же главное в писательской оптике Шаргунова – как и у Катаева в лучших образцах его творчества (да и у многих модернистов 1910-1920-х годов!) – работа на стыке fiction и non-fiction. Получается этакое сочетание строгой фактологии с художественной интерпретацией всего остального.

Разберём первый текст из новой книги – «Правда и ложка». Уже на уровне названия прослеживается игра с fiction и non-fiction: “ложка” воспринимается как производная от “лжи”. Но не всё так просто. Пытаясь разобраться с жанровой природой этой повести, Шаргунов полушутя предлагает: «Биография ложки. Житие. Приключения». Дело в том, что в семье обнаруживается кухонная реликвия, которая на протяжении века, а то больше – обитала в семье писателя. С ложкой связано несколько историй. Иногда повествование, чтобы читатель отдышался (есть отчего – предложенное блюдо сильно приправлено тропами и фигурами речи – неслучайно тут и там возникают гастрономические ассоциации), переходит на параллельные сюжеты. Но в конце, как в «Матрице», Шаргунов признаётся, что никакой ложки не было и нет: «Я мог бы вспомнить, как мой маленький сын умыкнул её в дворовую песочницу и лихо орудовал, точно ковшом, углубившись до землицы… Или про то, как её бешено очистила содой пришедшая в дом молодая женщина с прелестной мордочкой морского котика и влюбленно заблестела глазами… Но не стану. Потому что не было никакой ложки. Я её просто придумал. Никогда этой чудо-ложки я не видел. Разве что в каком-нибудь забытом сне. Но эта ложка – повод рассказать чистую правду».
А что есть правда?

Пожар в доме Шаргуновых, с которого всё начинается, история семьи, Анастасия Цветаева, останки последнего русского царя, режиссёр Герасимов – и многое другое. Вот они факты. Чтобы было удобно о них рассказывать, выдумывается небольшая “ложь”, то есть “ложка”.

Эта повесть, конечно, показательна. С ней удобно работать критику или филологу. Но она не единственная. Хорошо сработанных текстов в книге хватает: «Мой батюшка», «Валентин Петрович», «Поповичи», «Укол в сердце» и т.д. Разбирать каждый – не имеет смысла. Поэтому обратим лучше внимание на несколько технических моментов. Шаргунова начал работать с языком, как настоящий поэт. Его новая проза витаминизирована тропами. Нередко сюжет галантно уступает место игре слов (ему торопиться некуда, можно полюбоваться прекрасным) – и как следствие появляются такие жемчужины: “в нежное небо пялилось стоокое сестричество луж”. Возникают и осечки: “Раздвигая муть, уверенно и убежденно вставало розовое суперсолнце”. Но, к счастью, подобное случается суперредко. Работа со словом идёт на серьёзном уровне . Берётся на вооружение и сленг – столетней давности и сегодняшний. Нельзя не процитировать следующий отрывок: «Она вспоминала, как с сестрой смешливо называли свидания с гимназистами – “монсолеады”, потому что каждый ухажер, неважно, что он делал: придерживал под локоток или впивался с поцелуем – по тогдашней моде, задыхаясь, шептал: “Mon soleil…” – “солнце моё”… (Что ж, а теперь у молодежи появился лиричный англицизм “спуниться” – лежите вдвоём на боку, как ложка к ложке, и ты, обняв свою милую за живот, прижимаешься сзади)».

Когда натыкаешься на рассказ «Тёплая тайна», в котором Шаргунов в лирическом настроении просто-напросто вспоминает каждый раз, когда ему встречалась кровь – своя ли, чужая, особенно чужая, невольно вспоминаешь Эдуарда Лимонова с его «Книгой воды». Или, если брать шире и на более длинном временном отрезке, – «Чемодан» Сергея Довлатова и «Последнюю любовь в Константинополе» Милорада Павича. Лимонова, кстати, тоже зацепила генеалогическим веянием: он объездил отцовские и дедовские места, просидел в архивах и написал книгу «Седого графа сын побочный» – об истории своего рода. Что уж говорить, если даже «Каста», одна из самых популярных рэп-команд, записала трек «Стоп-игра»:

Пока искал себе признания,
Был признан отцом двух малых – суперприз мне.
Пока искал свое призвание,
Был призван на службу детским капризам.
<…>
Штампуйте клипы крутые, суйте лыбы в объективы –
Жгите-жгите, ниче-ниче.
Светите кроссы, подгоны, мерки,
Шмот свой хайповый, беспонтовый – ниче-ниче.
Взрывайте клубы, взрывайте ютубы,
Пусть вас там хоть облюбят – ниче-ниче.
Возите кукол своих, тусите с другом моим –
Я детям сказки не все прочел.

Модное ли это веяние? Новый тренд? По большому счёту, не так уж важно. Если наряду с популярными текстами появляются серьёзные, то, быть может, всё у нас в порядке с культурной политикой – и в недалёком будущем можно ожидать так чаемого нашими критиками большого семейного романа? Будем ждать.
Пока же – читать и перечитывать сборник «Свои».

5 сентября 2021
LiveLib

Поделиться

– Мы и сейчас дружим… – Правда? – Если помню, значит, дружу.
25 июля 2018

Поделиться

при дядьке Шреке, изумрудном толстяке.
24 июля 2018

Поделиться

Многажды был я виноват – понарошку и сильно, люблю родных, но помню любой удар. И благодарен, когда за большое хулиганство вдруг не наказали. Ведь я помню и свою правду: просто заигрался, вот поджег и затопил. У ремня же – одна кривда. И шлепки – кривые. И вспомните, какая это боль, если ударят при других, при соседях, при ровесниках, при недругах, особенно при девочках! Какой стыд! И я не шлепнул сына ни разу. Ни при тигре, ни при волке, ни при попугае, ни при крокодиле. Ни
24 июля 2018

Поделиться

Автор книги

Подборки с этой книгой