Родина моя, Автозавод

4,1
95 читателей оценили
154 печ. страниц
2017 год
Оцените книгу
  1. Agnes_Nutter
    Оценил книгу

    Вступление к книге написала сама Дина Рубина, что автоматически повышает ожидание. Это и хорошо, и плохо. Плохо, потому что легко разочароваться. Хорошо, потому что даже если книга не понравится, постараешься найти в ней изюминку.
    Мне книга понравилась. Обычно я очень придирчива к языку, так вот, язык этой книги меня полностью устроил и приятно удивил.
    Матерный. Разговорный. И при этом отличный литературный русский язык. Как это удалось автору - уму не постижимо (или уму не растяжимо, раз Дина Рубина упомянута).
    Нравятся короткие рассказы в первой части и сверхкороткие заметки во второй. Эти жанры мне всегда были симпатичны.
    «Родина моя, Автозавод» - летопись отдельно взятой московской улицы. Жизнеописания ее обитателей. Отдельные фрагменты складываются в полотно. И вот - живая жизнь, кусок истории.

  2. Sammy1987
    Оценил книгу

    Наталия Ким родилась в 1973 году в семье писателя и поэта Юлия Черсановича Кима и Ирины Петровны Якир. Наталия Ким всю жизнь (и по сей день) прожила на улице Автозаводской, названной так по находящемуся на ней заводу им. И.А. Лихачёва (АМО ЗИЛ). Завода больше нет, район превратился в ухоженный Диксилэнд и только коренные жители помнят его совсем другим — с неповторимым советским коммунальным колоритом, где все друг друга знали, а свадьбы и похороны отмечали, составив столы на лестничной клетке.

    Дебютная книга Наталии Ким поделена на две части, каждая из которых имеет своё настроение. Первая — лиричная, щемяще-грустная, которую невозможно читать без кома в горле и то и дело подступающих слёз, вторая — гомерически смешная каким-то особенным чёрным российским юмором. Первая часть представляет собой рассказы о жителях Автозавода, многие из которых частично автобиографичны, вторая часть небольшие моменты-диалоги, подслушанные автором у себя на районе и воспроизведенные на бумаге. По словам самой Наталии так хорошо и точно воспроизводить чужую разговорную речь у нее получается благодаря многолетнему опыту интервьюирования, ведь по профессии Наталия — журналист.

    В книге содержится нецензурная брань, о чем нам заботливо сообщает прекрасная обложка, нарисованная художницей Машей Якушиной, но, как говорится, из песни слова не выкинешь. Невозможно представить, чтобы герои Автозавода говорили бы «высоким штилем». Это жизнь во свей своей непрезентабельности и суровой правде. Жизнь, в которой запросто можно встретить своего когда-то близкого школьного друга и с ужасом и грустью увидеть, что он превратился в жалкого наркомана, собирающего деньги, возможно, на последнюю в жизни дозу. Жизнь, с бабульками, сплетничающими у подъездов, соседями всех сортов и теми самыми персонажами (они есть, наверное, в любом доме), в одних тапочках в любую погоду идущими за водкой.

    «Родина моя, Автозавод» — исключительно вкусное чтение, для любителей хорошей русской современной прозы и живого языка, с огромным количеством скрытых кино и литературных цитат, которые одно удовольствие узнавать.

    Случайные цитаты из разных частей книги:

    О том, что Кости больше нет, сообщила мне уже знакомая японка, мейлом. Она написала, что Костя ей говорил — мол, если что случится со мной, ты обязательно в Москву Кимуле череп отвези, она, мол, поймет. Только, говорила Мияко, черепа я не нашла у него в вещах, прости Кими. И добавила: а ты, кстати, знаешь, что он себе твоё имя иероглифом наколол? На правой руке, там, где ещё рядом у него, помнишь, латинские буквы — ZIL.
    — Я посадила тут несколько дубочков. Натыкала кругом палок, обвязала георгиевской ленточкой, святой водой поливала, заговор бабин прочитала от фашистов... Скосил Собянин нахер, ничего святого!
  3. papa_i_more
    Оценил книгу

    Данная книга явно ошиблась временем и должна была появиться лет так на 10 пораньше - когда сетература была в почете и на подъеме.
    Книга оставляет обманчивое впечатление - если первые 5-6 рассказов и могут чем-то подкупить, то дальше ты резко понимаешь, что автор всё же не писатель, а журналист: у неё очень ограниченный выбор персонажей (как в коробке с мелками, где их всего 6), а историй надо много. Вот и кочуют матерящиеся бабки со сложной судьбой; легкомысленные любвеобильные парубки, бродящие по свету; злые и ограниченные соседи. И вокруг этого всего автор, пусть и пытающаяся писать о себе иногда "критично" и рефлексирующе, но белое пальто и самовосхваления так и проглядывают сквозь строчки книги.

    Автор не умеет полностью владеть стилем, поэтому её заносит, то в правду-матку, то в витиеватость, то в смешно, то в лирику. По сравнению с Толстой или Петрушевской выглядит бледно и откровенно пошловато.
    Вот вполне себе лиричные рассказ "Роза" об очередной странной женщине со сложной судьбой.

    На ее подоконнике стояли три выуженные из контейнеров «некондиционные» бутылки из-под редких в советской стране заграничных напитков. Они были вымыты и сияли. В одной бутылке засохла и искрошилась роза. И щемит сердце от жалящего осеннего воспоминания, как шла она к дому, прижимая к себе эту розу, выдернутую из выброшенного букета.

    И вот всё хорошо, а потом эта последняя строчка, полна фальши, пошлости и пафоса. Зачем? Сразу же становится понятно, что не щемит ничего ни у кого, а просто ради словца, ради лишний сахарной слезинки.

    Плюс очень много каких-то фактических недочетов, недоделок; где-то недописала, где-то переписала.
    Типичный пример "Прощенное воскресенье":

    Женщина изогнула бровь, показывая, что не понимает, с каким именно. Борис расплылся в улыбке:

    — Как же!.. Прощеное воскресенье нынче, да! Так что, голуба, прости меня — это прям уж ты обязана сделать!..

    Светлана согласно кивнула и вышла из купе, думая о том, что не первый и, видимо, не последний раз корочка общества, в котором она состояла, предотвращает неприятные моменты. Глянув на небо, она поежилась и пошла по направлению к метро, рассчитывая, раз уж праздник, еще попасть на раннюю литургию, и что она, конечно, расскажет про съетую от стресса скоромную котлету батюшке, авось простит... Светлана работала в храме возле ДК ЗИЛ за свечным ящиком и ездила навещать младшую сестру, жившую…

    Что значит " раз уж праздник"?! Ты сама потом пишешь, что тетка в храме работает! Да она знать эти праздники должна как Отче Наш (извините за каламбур)! Я молчу про то, что оно и возвещает о начале Великого поста, т.е. нельзя скоромное есть потом. Сущая невнятность и неумение автором разворачивать правильно сюжеты.

    Вторая же часть напоминает несколько дополненные анекдоты с последней страницы "Туалетной Комсомольской правды". Как-то совсем специфично и несмешно - даже в виде постов в фэйсбуке.
    Итого, невнятная книга, которая всё же достаточно легка и местами приятна в чтении. Чувство потраченного впустую времени - есть, но оно было трачено в разъездах, так что нестрашно.

    И еще очень согласен по поводу книги с Дмитрием Самойловым на "Горьком"

  1. в нем было что-то новое, чего я не поняла, но поняла, что идти за ним нет никакого смысла – это не нужно ему, а с тем, что это нужно мне, я как-нибудь постараюсь жить дальше.
    25 февраля 2019
  2. , а то мало ли. – Мало ли что, Ия Львовна? – Мало ли все, деточка
    24 февраля 2019
  3. без сильной верной команды подымать Россию – это все равно что голой жопой на босый хуй!
    23 февраля 2019