«Огонь и агония» читать онлайн книгу📙 автора Михаила Веллера на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.26 
(38 оценок)

Огонь и агония

412 печатных страниц

2018 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Новая книга Михаила Веллера – ироничная по форме и скандальная по существу – о том, почему классика уродует сознание интеллигенции, как пили шампанское герои золотого периода советской культуры, где найти правду о войне и кто такой великий русский поэт Владимир Высоцкий.

читайте онлайн полную версию книги «Огонь и агония» автора Михаил Веллер на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Огонь и агония» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 2018

Год издания: 

2018

ISBN (EAN): 

9785171088583

Дата поступления: 

28 марта 2019

Объем: 

743216

Правообладатель
10 569 книг

Поделиться

majj-s

Оценил книгу

Они были одни такие. Мудрые, талантливые и легкие. Прозрачная сеть фантастики на их книгах - как ленточки маскировочного костюма на снайпере. Думаешь, что холмик травы - а тебе оттуда прилетело.

Это о Стругацких, но вы и так поняли. Он такой тоже один: редкий умница, имеющий ответы на все вопросы; трудяга, экспрессивный, эпатажный, эрудит. И я люблю Михаила Веллера больше двадцати лет. С тех пор, как на закате депрессивных девяностых встретила его майора Звягина.

То не было любовью с первой строчки. Сначала-то как раз подумала: "Что за лубок? А впрочем, довольно милый" Все больше проникаясь в процессе. Который закончился нисхождением давно забытой детской ясности и простоты. Помню, как удивила мысль, что человек приходит в мир, чтобы пережить-прочувствовать как можно больше всего. При этом вектор (положительное или отрицательное) не так важен, как интенсивность и сила.

Сама то я и тогда, и сейчас думаю - за тем, чтобы научиться быть счастливым, не делая несчастными окружающих. Но семена веллеровой мудрости упали на благодатную почву, с тех пор фиксирую всякое сильное переживание по типу: смотри, это твой шанс узнать, как выглядит изнутри то, на что ты так долго глядел снаружи. Метод оказался действенным: счастливое удается чувствовать глубже, от плохого отстраняться.

Автобиографическую книгу после прочла с сочувственным интересом, поражаясь стоицизму и восхищаясь волей к победе. А знаменитые "Легенды" и "Фантазии" не пошли мне. Отложила, оставшись при большом почтении. Теперь, после долгого перерыва "Огонь и агония". и да-да-да, совсем моя книга.

Верный привычке эпатировать и ниспровергать устои М. И. открывает этот сборник статьей "Русская классика, как яд национальной депрессии", замахнувшись на святое и аргументированно доказав, что неизменный ассортимент русской классики в школьной программе - то есть, обязательной для изучения даже потенциально не читающими соотечественниками, суть яд замедленно действия, внедряющий в неокрепшие умы паттерны поведения пораженцев и лишних людей.

В русскоязычном пространстве, так исторически сложилось, что поэт больше, чем поэт: церковь дискредитировала себя сращением с властью и обслуживанием ее интересов, значительную часть духовного водительства взяла на себя литература. А произведения школьной программы, бесспорные шедевры, словно нарочно подобраны так, что героями выступают "лишние" люди.

Русская классическая литература оказывает то вредоносное и разрушительное влияние на мировоззрение человека и на его характер, что она проникнута пессимизмом, депрессией, ее герои страдают всеми формами комплекса неполноценности, не хотят и не умеют бороться и добиваться цели, да и цели их ничтожны, если вообще бывают.

Эссе "Золотые шестидесятые" - краткий обзор шестидесятнической оттепельной литературы, от рассвета до заката. "О сущности поэзии" - короткое и по существу введение в тему, после обзор наиболее значительных фигур русской поэзии XX века, от Гумилева до Бродского, в который вплетает рассказ о противостоянии прозаиков и почвенников и еще кучу безумно интересных вещей А рассказывает он так, что оторваться невозможно.

"Братья Стругацкие на фоне конца света" - именины сердца персонально для меня. Потому что безумно люблю фантастику вообще и Стругацких в частности. А здесь и краткий обзор истории мировой фантастики, и о них. Как ему это удается настолько четко, ясно, компактно - тайна сия велика есть. Но может. А нам, читателям, чего еще и надо.

"Советская очень военная литература" потрясающий обзор, причем начинается он не с послевоенной прозы о Великой Отечественной, и даже не собственно с военной, но с предыстории, с Маяковского: "Возьмем винтовки новые" и Гайдара. А заканчивается книгой Алексиевич "У войны не женское лицо" и военными песнями Высоцкого.

И следующая развернутая тема посвящена Владимиру Семеновичу. Это надо читать (слушать, как вариант, потому что есть в аудио в авторском чтении). После "Джек Лондон", вы уже догадались, о ком. "1929" - восхитительный рассказ о "На западном фронте без перемен" Ремарка, "Смерти героя" Олдингтона, "Прощай, Оружие" Хемингуэя, "Шуме и яррости" Фолкнера - книгах, увидевших свет в значимом 1929-м году. Таки да, как фанатичная поклонница Стивена Кинга, не могу не добавить, что его одноименная повесть - одно из самых мощных и жутких книжных впечатлений десятых. не иначе, магия чисел.

"Огонь и агония" о советской исторической литературе, о книжном дефиците, о том, что читали и способах, какими пополняли домашние библиотеки. И о том, что мем о самой читающей стране был насквозь лживой выдумкой агитпропа (расслабьтесь, сокрушающиеся о том, куда катится этот мир).

Финальная часть "Запрещенный Фаддей Булгарин" позволит другими глазами взглянуть на человека, в котором нас с младых ногтей учили видеть подлеца и пройдоху (угу, еще душителя прогрессивной мысли). Если на клетке слона увидишь "Буйвол", не верь глазам своим. Думаю, прочту теперь "Ивана Выжигина". Веллер чудо как хорош. и уж эссеистику его непременно продолжу читать.

Фантастика полнее и мощнее реализма - тем, что в ней может быть все, что есть в реализме - плюс то, чего в реализме нет. (Ну - это в принципе, теоретически, сами понимаете. Большинство фантастов убогие графоманы - как и большинство реалистов)

Поделиться

EkaterinaGmyrko

Оценил книгу

Ниспровергание авторитетов, неожиданность фактов и выводов, авторские эмоции, как воронка смерча, затягивающая и не дающая выкрикнуть даже "Ах!" от такой крамолы на "святую" классику. Призывы к жизнеутверждающим героям и идеалам - а то как же жить, удавиться от этой классики можно. Все страдавшие и изнывавшие под гнетом обязательной школьной программы по литературе могут радостно воскликнуть:"Наконец-то! Мы отомщены! Какой авторитетный человек подтвердил то, что мы всегда тихо мрачно думали, вымучивая из себя сочинения по нелюбимым и нечитанным книжкам."
Но крик этот - глас вопиющего в пустыне, или самовыпоротая унтер-офицерская вдова. Объективно - не пишется русским писателям о счастье (если это не пропаганда или утопия); мечтается, да, но не пишется. Нет повода для оптимизма. Что автор сам же в последних строчках книги, предельно депрессивных, не оставляющих никакой надежды, и подтверждает, так сказать, сливается с русской классикой всей душой. А как же иначе - он ведь тоже уже классик...

Alenkamouse

Оценил книгу

Сборник публицистики, расшифровок лекций - путеводитель по советской литературе и свежий взгляд на классику. Плюс отличный список литературы, жаль только, многие пункты со спойлерами.
Все изложенное в этой книге - сугубо личное мнение автора без претензии на объективность, но с пламенной уверенностью в собственной правоте. Мне во многом близки взгляды Веллера и его эмоционально-разговорная манера письма, так что я в совершенном восторге!
Коротко по списку статей:
Русская классика как яд национальной депрессии.
А вот вы замечали, что все программные произведения русской литературы почему-то повествуют о людях лишних и неприкаянных? У одного только Толстого в "Войне и мире" есть что-то похожее на хэппи-энд, да и то с большооой натяжкой, если присмотреться, ведь общий посыл все тот же: люби то, что тебе предначертано, сиди тихо и не высовывайся.

Именно школьникам нужны прежде всего книжки с хорошим концом! Их еще жизнь будет лупить по голове и всем нежным местам до самой могилы - им прежде всего необходимо умение иметь цель и добиться ее, выстоять, им нужна вера в свои силы, и еще - в них необходимо вдохнуть веру в то, что люди в общем хорошие, не гады, не обманщики и воры, а если есть порок - он должен быть наказуем!
А у нас старательно отбираются неудачники и просто внедряются в коллективное бессознательное! Методом вбивания со школы!
Русскому человеку внушено в генах: от тебя никогда ничего не зависит, все решает власть и начальство, так что сиди тихо и не рыпайся.

Золотые шестидесятые.
Обзор литературы времен оттепели, голоса поколения. Суть поэзии. Возрождение песенно-гитарной культуры, певцы свободы.
Братья Стругацкие на фоне конца света.
О жанре научной фантастики вообще и произведениях авторов в частности + обзор их экранизаций.
Советская очень военная литература.
Обзор произведений о ВОв вплоть до наших дней и с разными точками зрения: поэзия, проза, мемуаристика.
Владимир Высоцкий.
Биографические моменты, творческий путь, уникальность поэзии. Высоцкий - наше все.
Джек Лондон.
Один из немногих западных писателей, издаваемый в СССР огромными тиражами. Убежденный индивидуалист в стране строителей коммунизма. Непонятый философ. Сложная, многоплановая проза под маской приключений для подростков.
1929.
Обзор четырех знаковых произведений в мировой литературе, вышедших в этот год: Хемингуэй – «Прощай, оружие», Фолкнер – «Шум и ярость», Ремарк – «На западном фронте без перемен», Олдингтон – «Смерть героя». Потерянное поколение.
Приятно, что не мне одной в "Прощай, оружие" увиделись не столько антивоенные настроения, сколько грубая циничная сатира.
Огонь и агония.
Обзор литературной сцены семидесятых: реакция, антисемитизм, жесткая цензура, волна эмиграции.
Запрещенный Фаддей Булгарин.
Апология скандальной исторической фигуры - оппонента Пушкина, успешного писателя и издателя польского происхождения (родился на территории Минского воеводства) - Фаддея (Яна Тадеуша Кшиштофа) Булгарина. Неприятие успеха как русская национальная черта. Между делом, хотя и не об этом речь, встречаются кое-какие любопытные мыслишки о национальном самосознании и факты из истории Беларуси. Плюс моя любимая тема судьбы человека под колесами истории.

Рабская психология требует иметь образ кумира, чтобы ему поклоняться, и образ врага, чтобы его ненавидеть. Вот такое примитивное манихейство. Поляризация социокультурного пространства - чтобы оно ориентировано было, организовано, чтобы противоположные чувства напрягали общее единообразие: бело люби - черное бей!

Итог: очень рекомендую! Даже при абсолютном несовпадении взглядов Веллер не оставит никого равнодушным и откроет много нового и интересного, да и живые исторические свидетельства, голос представителя поколения выслушать не будет лишним.

Поделиться

Еще 3 отзыва
Передайте барону Дельвигу, что я видел в жизни более крови, чем он чернил». Прошу сравнить: боевому офицеру, ветерану многих кампаний Булгарину 35 лет, он здоров, гибок и крепок. Дельвигу 26, но он тучен, рыхл, малоподвижен, ленив и подслеповат. (Через несколько лет он умрет.) Ну какая дуэль, что за пародия?.. В ответ Дельвиг велел передать, что согласен не дуэлировать, но пусть Булгарин не смеет упоминать впредь его имени. Итог: через несколько месяцев они лобызались, подпив на званом обеде, сидя за одним столом.
21 ноября 2020

Поделиться

Как говорили давыдовские гусары – на бесптичье и коза шансонетка. Но. Он уже неважно себя чувствовал. И халтурить не хотел. Как умел, насколько понимал – старался писать честно. А человек был неглупый, опытный, знающий. А это очень было востребовано – честно и умно, уже много значит, уже есть что ценить и за что любить.
21 ноября 2020

Поделиться

Не садись обедать с дьяволом – у него всегда ложка длиннее!
20 ноября 2020

Поделиться

Еще 61 цитата

Автор книги