«Все, чего я не сказала» читать онлайн книгу📙 автора Селесты Инг на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.51 
(2 053 оценки)

Все, чего я не сказала

223 печатные страницы

2017 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Аренда книги
125 руб.

Доступ к этой книге на 14 дней

Чтобы читать онлайн 

или возьмите книгу 
в аренду

Оцените книгу
О книге

«Лидия мертва. Но они пока не знают…» Так начинается история очередной Лоры Палмер – семейная история ложных надежд и умолчания. С Лидией связывали столько надежд: она станет врачом, а не домохозяйкой, она вырвется из уютного, но душного мирка. Но когда с Лидией происходит трагедия, тонкий канат, на котором балансировала ее семья, рвется, и все, давние и не очень, секреты оказываются выпущены на волю.

«Все, чего я не сказала» – история о лжи во спасение, которая не перестает быть ложью. О том, как травмированные родители невольно травмируют своих детей. О том, что родители способны сделать со своими детьми из любви и лучших побуждений. И о том, наконец, что порой молчание убивает.

Роман Селесты Инг – одна из самых заметных книг последних двух лет в англоязычной литературе. Дебют, который критики называют не иначе как «ошеломительный», проча молодой писательнице большое будущее.

читайте онлайн полную версию книги «Все, чего я не сказала» автора Селеста Инг на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Все, чего я не сказала» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

Анастасия Грызунова

Дата написания: 

1 января 2014

Год издания: 

2017

ISBN (EAN): 

9785864717530

Объем: 

402220

Правообладатель
110 книг

Поделиться

Anastasia246

Оценил книгу

Самое худшее в жизни - это, похоже, ожидания. И если собственные неизменно приводят к обманутым несбывшимся надеждам и мечтам, то чужие забирают радость жизни, вынуждая вечно притворяться кем-то другим, кем угодно - но только не собой.

Кажется, что это именно ужасная трагедия - смерть собственного ребенка - разделила жизнь семьи Ли на до и после. Но нет. Это страшное "после" наступило гораздо раньше: когда ожидания начали рушить доверие между самыми близкими людьми, когда ложь проникла в их жизнь и окутала тайнами дом. Когда боишься признаться самому близкому человеку на свете - а кто может быть ребенку ближе матери? - чего хочешь на самом деле и чего точно не хочешь, уже не до счастья...

Автор не устанет повторять своим читателям, что именно Лидия "скрепляла" их дом, была его центром и гордостью. Но правда в том, как выяснится позднее из чтения книги, что Лидия никогда не жила собственной жизнью: для своих родителей она стала средоточием их мечт и их амбиций. Отец, Джеймс Ли, китаец, всю жизнь проживший в Америке, отчаянно пытался, чтобы дочь стала как все, чтобы ей не пришлось испытать на себе, то, что пришлось когда-то испытать ему, то, что значит - быть чужой. Всегда и везде ловить на себе любопытные взгляды, чувствовать себя незримым изгоем, обделенным, ненужным, лишним в этой стране, в этом мире.

Матери, Мэрилин, голубоглазой американке, с созданием семьи и рождением детей пришлось отказаться от дальнейшей учебы в университете, от возможной карьеры врача - а она столько об этом мечтала! Быт и домашние хлопоты ей все-таки пришлось принять как данность и необходимость, пришлось смириться с уделом домохозяйки, но свои мечты она решила воплотить в дочке. Для Лидии она желала другой жизни - свободной, активной, наполненной наукой, карьерой, знаниями, открытиями. Она покупала ей умные книжки, которые мечтала прочитать сама, она планировала ее жизнь, учебу и проч. У Лидии не было силы духа и характера, чтобы противостоять матери...

У Ли было двое других детей, кроме Лидии, - Нэт и Ханна, но достижения их никогда не волновали Мэрилин и Джеймса так, как это было с Лидией...

Не приходится сомневаться в отцовской и материнской любви Ли к собственным детям, любовь, правда, выражалась всегда как-то странно, отстраненно, холодно, сдержанно, принималась, видимо. по умолчанию и другие должны были понимать так же. Не понимали - обижались. Пытались что-то доказать. Но в итоге смирились: не будешь же все время стучаться в закрытые двери.

Лидию любили больше всех. Любовь же и сгубила...

5/5, тяжелая психологическая драма и чуточку детектив: что же случилось той страшной ночью на озере, когда погибла юная девушка? Кто ее убил? Могла ли она совершить самоубийство? Постепенно перед нами раскрываются тайны этого странного семейства и ответ становится очевиднее с каждой прочитанной страницей...

Проникаешься духом их дома, начинаешь понимать их все лучше и приходишь к единственному выводу: никогда не нужно прятать любовь к своим близким, никогда не нужно ее стесняться, нужно щедро дарить ее своим родным и не надеяться на то, что поймут и без слов. Могут не понять и не заметить....

Прошедшая неделя выдалась богатой на такие непростые в психологическом плане произведения, очень похожие между собой, которые условно можно объединить темой подростков, их сложного внутреннего мира (ведь по большому-то счету, проблема Лидии вовсе не в том, что она была полукровкой. Жизнь подростков сложна и без этого обстоятельства...):

- Бонни-Сью Хичкок - Запахи чужих домов - тут хотя бы какой0никакой хэппи-энд, очень условный, но все-таки какая-то призрачная надежда на счастье...

- Эбби Гривз - Игра в молчанку - тут тоже родители почему-то решили, что смогут сделать жизнь ребенка лучше, чем собственную, но жизнь часто бывает несправедлива...

- Лейла Слимани - Идеальная няня - а тут про аналогичный выбор между материнством и карьерой, тоже, к слову, закончившийся трагедией...

Не выбирала я специально книги для чтения, даже аннотаций не читала, но вот почему-то так сложилось...Видимо, современным авторам нравится обращаться к подобным темам. Но, конечно, мало описать ужасы современности, главное, чтобы мы все сделали правильный выбор и не сожалели бы потом о сделанном...

Поделиться

Tsumiki_Miniwa

Оценил книгу

С самого начала, как только аннотация известным мотивом запала в душу, я подумала, что лучше бы мне эту книгу не читать. Кто захочет быть придавленным глыбой собственных воспоминаний? Известно – только безумец. Я огибала углы как могла, диагональю преодолевала в ленте чужие рецензии, но, когда книга уютно легла в руки, порадовав синим кобальтом обложки, не устояла. Что там на этих страницах? Быть может, немного прежней меня. Пусть будет больно и даже немножко страшно, не отпущу. И не отпустила… Но начнем, как водится, с истории.

Мама нередко вспоминает, что все началось с математики. Противной математики, над которой в пятом классе я ревела навзрыд. Гуманитарный склад ума дал знать о себе довольно рано. Решение нашлось незамедлительно, так у меня появился первый репетитор. Ну как так, у дочки-отличницы тройка по единственному предмету! Кажется, в седьмом обнаружилось, что без дополнительных занятий по геометрии мне тоже не обойтись. Ну а к девятому, когда грозная тень ЕГЭ начала двигаться в мою сторону, как бы невзначай добавился субботний час по русскому языку. Потребности в нем в принципе не было, ибо уже тогда было ясно, что путь я держу на филфак. Мама считала, что обычная профилактика лишней не будет, девочке положено учиться хорошо (вот бы знать, где прописано это «положено»?), да и сама она всегда мечтала, чтобы у нас с сестрой было все только лучшее, что они с папой могут нам дать, но сами, к сожалению, получить не смогли – например, высшее образование. Красный диплом, стипендия, медаль, естественно, прилагаются. Сколько несбывшихся родительских мечтаний могут вынести детские плечи? Немало, если очень постараться…. Не знаю, что тогда испугало маму. Быть может, мои мучительные приступы перфекционизма, быть может, вечно уставшие глаза и стремительно падающее после ночных домашних заданий зрение… Факт остается фактом: красный аттестат я получала с синим лицом, великолепно иллюстрируя собой ситуацию «как не надо». Пусть и не сразу, но страшный посыл этой иллюстрации мама разгадала.
И приняла решение, позволившее мне не стать еще одной Лидией Ли. Разве мало их, жертв родительской воли? Художников, ставших юристами, потому что «на творчестве не заработаешь», педагогов, придавленных «потомственностью» профессии. Одна моя знакомая отучилась год на ихтиолога (ихтиолога, Карл!), потому что так того захотели родители… В заслугу добавлю, что ее решимости хватило на то, чтобы дать отпор и вовремя начать обучение той профессии, к которой у нее действительно лежала душа. Однако же я и без того серьезно отклонилась от темы, за что прошу меня извинить.
На самом деле сбылось все то, чего я опасалась, и роман Селесты Инг довольно скоро напомнил мне мои беспокойные годы обучения в средних классах… А потом к грусти стала в малых дозах примешиваться ярость, постепенно с избытком перекрывшая все возможные эмоции. Семейство Ли не так уж отличалось от других семей: мама, папа, трое ребятишек, разве что разрез глаз другой да цвет кожи…. За что им случившееся несчастье? За что им вечное презрение? Вздохнуть да руками развести. Однако все не так просто, поскольку стоило лишь глубже погрузиться в историю, чтобы понять, что захлебываешься в болоте и на дух не принимаешь ни Мэрилин, ни Джеймса, сознательно погубивших собственного ребенка…
Как известно, благими намерениями выстлана дорога в ад. Супруги Ли эту дорогу для старшей дочери Лидии укатали своими несбывшимися грезами. Мэрилин, недоучившаяся, так и не ставшая тем, кем хотела стать, презревшая труд домохозяйки, прикрылась посылами об исключительности и буквально навязала дочери свою мечту стать врачом. Исподволь, потихоньку, то нагружая уроками в ущерб общению с одноклассниками, то преподнося в подарок ежедневники и книги, совершенно не соотносясь с желаниями Лидии, а то и вовсе прицепив на стену ее комнаты насмешливую открытку с ученым и периодическую таблицу. Напрямую не говоря, но при этом не иллюзорно намекая, какие достижения ждет от дочери… Ну а что Джеймс? А Джеймс просто хотел быть своим парнем, забыть о постоянных насмешках и повышенном внимании, добиться успеха. И даже женившись на шикарной американке, со своей болезненной одержимостью расстаться не смог. Быть может, стать своей получится у Лидии? Ведь так несложно привить желаемую линию поведения и наигранной шумной заботой оборвать слабые ростки любой дружеской привязанности к дочери со стороны сверстников. Закрыть глаза на очевидное одиночество собственного ребенка и не помнить о том, что, в сущности, общество нетерпимо к тем, кто от него отличается… И еще нескоро изменится! Да и изменится ли вовсе?
Лидия так много хотела бы им сказать! Например, о том, что терпеть не может физику, о том, что у нее попросту нет друзей, а в телефонной трубке вместо дружеского приветствия она слышит лишь долгий телефонный гудок…. Да вот не смогла. Сколько она будет молчать, боясь не оправдать возложенных надежд! Сколько будет бояться, что мать снова исчезнет из ее жизни! Сколько будет терпеть роль Солнца, вокруг которого кружатся родители, на которое молятся, которому безоговорочно верят! И ничего, что за весь вечер старший Нэт может не произнести ни слова за ужином, что все больше ненавидит отца, укоряющего насмешливым тоном. И ничего, что крошку Ханну все попросту забыли на чердаке. Ооо… Она скоро запомнила, что лучшее, что она может сделать для своей семьи, это попросту претвориться невидимкой!
Книга Селесты Инг надавала мне тумаков похлеще многих других, прежде прочитанных романов. Заставила крепко задуматься и переживать, ведь имея за плечами хоть немного похожую и пережитую лично историю, сложно усомниться в жизнеспособности таких книжных событий, в том, что чужие надежды с легкостью могут сломать, уничтожить во имя любви. Поставить наивысший балл помешала только некоторая неповоротливость, предсказуемость сюжета, не подразумевающего какой-либо интересный твист в финале. Ну и скажу откровенно, все более угнетает меня мейнстримность некоторых направлений в литературе и искусстве. История нетрадиционной любви Джека, на мой взгляд, выглядела неубедительно и больше походила на реверанс в угоду современности. При том что в жизни я ничего против подобных отношений не имею.
Что ж до моей истории… После вручения аттестата об окончании средней школы мой мир не рухнул. Наоборот, окрасился прекрасными насыщенными цветами. Моей строгой и вечно переживающей маме вдруг стало решительно плевать, что у меня там выходит по точным наукам… И сказать, что она меня удивила тогда, не сказать ничего. Я вступила в совет старшеклассников, попала в самый эпицентр школьных событий и, наконец, ощутила, что живу. Мама ждала с поздних репетиций, разыскивала реквизит для постановок, вечерами шила для меня костюмы (высшим пилотажем было кимоно для японской Снегурочки), собирала в походы. Хотела бы я вернуться в то время? С удовольствием!

Истина, как и прежде, проста: люби ребенка, а не себя в ребенке, умей слушать и слышать, не заслоняй собой свет. Любовь вернется сторицей, просто будь рядом.

Поделиться

Макс Черепица

Оценил книгу

Очень. Рекомендую

Поделиться

Еще 16 отзывов
В белой голой комнате заискрился ее смех; она болтала, еле успевая вдохнуть, и руки ее порхали, пока Джеймс их не поймал, и они легли ему на ладони двумя теплыми птицами, а потом она снова притянула его к себе. Словно сама Америка его принимала.
21 апреля 2021

Поделиться

Он и забыл, каково это – вот так обнимать ребенка, хоть кого-нибудь обнимать. Они прижимаются к тебе всем телом, инстинктивно за тебя цепляются. Доверяют тебе. Он еще очень не скоро сможет ее отпустить.
20 апреля 2021

Поделиться

Лидия замялась. Иногда почти забываешь, что с виду не похожа на других. В школьной комнате отдыха, или в аптеке, или в супермаркете слушаешь утренние объявления, или заносишь пленку на проявку, или берешь с полки картонку яиц – и как будто ты просто человек в толпе. Иногда вообще про это не думаешь. Но временами замечаешь, что на тебя смотрит девушка через проход, аптекарь смотрит, парень на кассе, и в их глазах видишь свое отражение: ты несообразна. Цепляешь взгляды, как рыболовный крючок. Вспоминаешь заново всякий раз, когда видишь себя со стороны, чужими глазами. Когда на вывеске «Пекинского экспресса» – мультяшный человечек в остроконечной круглой шляпе, узкоглазый, зубы торчком, в руках палочки. Когда мальчишки на игровой площадке растягивают глаза пальцами («китаез – япошка – погляди в окошко»), а мальчишки постарше на улице, проходя мимо, бормочут «пливет, класотка» – негромко, только чтоб ты услышала. Когда официантки, и полицейские, и водители автобусов говорят с тобой медленно, простыми словами, словно ты можешь их не понять. Когда на фотографиях ты одна черноволоса, будто тебя откуда-то вырезали и сюда вклеили. Удивляешься: погоди, а эта что тут делает? А потом вспоминаешь, что «эта» – ты и есть. Не поднимаешь головы, думаешь про школу, или про космос, или про будущее, а про это все стараешься забыть. И забываешь, пока оно не случается вновь. – Не знаю, – сказала она. – Люди еще с тобой не познакомились, а уже все про тебя решили. – И вдруг уставилась на Джека в ярости: – Вот как ты со мной примерно. Всем кажется, что они тебя уже знают. А ты всегда не то, что они думают.
16 апреля 2021

Поделиться

Еще 446 цитат

Автор книги

Переводчик