Книга или автор
И повсюду тлеют пожары

И повсюду тлеют пожары

И повсюду тлеют пожары
4,6
1042 читателя оценили
311 печ. страниц
2018 год
16+
Оцените книгу

О книге

Летом в Шейкер-Хайтс только о том и говорили, что Изабелл, младшенькая Ричардсонов, все-таки спятила и спалила дом…

В Шейкер-Хайтс, спокойном и респектабельном городке, все тщательно спланировано – от уличных поворотов и цветников у домов до успешной жизни его обитателей. И никто не олицетворяет дух городка больше, чем миссис Ричардсон, идеальная мать и жена. Но однажды в этом царстве упорядоченной жизни появляется художница Мия Уоррен. У миссис Ричардсон – роскошный дом, жилище Мии – маленький “фольксваген-кролик”. У одной есть все, но живет она в клетке из правил. У другой нет ничего, но она свободна как ветер. И в то же время так ли уж далеки они друг от друга? У обеих – дети-подростки, в которых до поры до времени тлеют пожары, и однажды пламя с ревом вырвется и попытается поглотить все вокруг. Столкновение двух миров – порядка и хаоса – окажется сокрушительным для обеих, но одновременно и подарит новую надежду. Второй роман автора интеллектуального бестселлера “Все, чего я не сказала” – это захватывающая история двух семей, в которой много пластов, нет деления на черное и белое, нет деления на героев и антигероев. В книге сплетена сложная сеть – из нравственных принципов, чувств, амбиций, ошибок прошлого. Селеста Инг постоянно меняет ракурс, она подает историю с точки зрения всех участников драмы, и от этого возникает ощущение полного погружения в созданный ею мир, а от детективной непредсказуемости и триллерного темпа кружится голова.

Читайте онлайн полную версию книги «И повсюду тлеют пожары» автора Селесты Инг на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «И повсюду тлеют пожары» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2017

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785864717943

Дата поступления: 11 октября 2018

Объем: 560.8 тыс. знаков

Купить книгу

  1. Arlett
    Arlett
    Оценил книгу

    Задумка этого романа у Селесты Инг появилась в 2009 году и началась она с персонажей: с семьи Ричардсонов - коренных жителей Шейкер-Хайтса (реального города, в котором жила сама Селеста с 1990 до 1998 год, пока не уехала учиться в колледж) - и приезжей фотохудожницы Мийи Уоррен с дочерью Пёрл. Взаимоотношения этих двух семей сложным образом переплелись и уже достигли определенного градуса накала, но не хватало последней капли масла в этот тлеющий костер конфликта. И тогда Инг вспомнила давний случай, когда белая семья решила усыновить китайского ребенка…

    Важно знать, что Шейкер-Хайтс - больше, чем просто место жительства, это закрытая экосистема общения, где люди соседствуют поколениями, зная истории друг друга до третьего колена, которая своими идеальными лужайками и регламентированной гаммой окраски домов борется, как домуправ в комедии «Иван Васильевич меняет профессию», за «Звание дома высокой культуры быта». Сама Селеста как-то сказала о нем: «Шейкер был известен тем, что был лидирующим типом общины, и город действительно принимал это близко к сердцу. Может быть, лучший способ объяснить это таким образом: если бы Шейкер-Хайтс учился в средней школе, его целью было бы быть красавчиком, круглым отличником, висеть на доске почета, который также является королевой выпускного бала или вторым капитаном команды по хоккею на траве, всеми любимым, абсолютно здравомыслящим, и волонтерствовать в продовольственных фондах по выходным. Как бы то ни было, я думаю, что многие общины вокруг Шейкера смотрели (и, может быть, все еще смотрят) на это тоже так: вы восхищаетесь ими, и вы вроде хотите быть похожими на них, но, возможно, вы бы также тайно хотели бы видеть их ошибки и провалы, хотя бы однажды».

    Теперь легко представить эмоциональные масштабы развернувшихся событий, когда однажды утреннюю тишину респектабельного Шейкер-Хайтса нарушил вой пожарной сирены. Жители были встревожены, но не удивлены - младшая дочка в семье Ричардсонов, известная всему городу психичка Иззи, давно чудила, и вот полюбуйтесь - из всех окон их дома валит черный дым, а миссис Ричардсон стоит на лужайке в домашнем халате и смотрит, как огонь пожирает их имущество. Разве могла она подумать, когда год назад сдала свой небольшой, доставшийся ей от родителей дом внаем художнице Мийе и ее дочке Пёрл, что кривая дорожка их знакомства приведет ее к этому пожарищу?

    Начавшись с пожара в доме Ричардсонов, роман пройдется бикфордовым шнуром по чувствам всех персонажей - вот где на самом-то деле таятся главные костры и пепелища. Эта история рассорила целый город, поэтому неудивительно, что при знакомстве с ней у читателя тоже где-нибудь пригорит. Выбор раздражителей широк: эгоизм, снобизм, глупость, наглость, подлость, обман. Но самое главное - методы воспитания детей и «правила безопасности» проживания с ними под одной крышей.

    Когда заходит разговор о материнстве, в воздухе часто начинает сгущаться невидимое глазу электричество, которое порой достигает критической точки и начинает разить праведным гневом участников, причастных и даже случайных людей. В Шейкер-Хайтс разразился ураган Биби (по традиции назовем его женским именем - именем китаянки, родившей девочку, которой суждено было стать зерном раздора), который коснулся каждого, а некоторые семьи основательно истрепал.

    В своем интервью для Афиши Селеста сказала: «В США от матерей все чего-то ожидают. У тебя просто нет шансов все сделать правильно. Если ты родила рано, все будут спрашивать: «Зачем так торопиться? Ты слишком молода для этого». Если подождать — «Почему ты рожаешь в таком возрасте?» Если у тебя один ребенок — «Он вырастет одиночкой!», если несколько — «Ты не сможешь уделять каждому достаточно внимания!» Если у тебя нет детей, люди считают, что с тобой что-то не так; если ты усыновляешь ребенка — недоумевают, почему нельзя родить своего. Что бы ты ни делала, все будут тебя критиковать». Всё так. Какой бы матерью женщина ни была, она все равно получит свою порцию осуждения и косых взглядов.

    «И повсюду тлеют пожары» - это коридор кривых зеркал, в которых отражаются разные типажи родителей, и каждый из них и победитель и проигравший в этом марафоне с колясками.

  2. Anastasia246
    Anastasia246
    Оценил книгу

    Мне безумно понравилась первая половина книги, вторая же показалась неприятной, неправдоподобной, местами излишне откровенной и грубой, а финал шикарный.

    Книга о том, что некоторым не сидится на месте - дай только влезть в чужую жизнь со всеми ее тайнами (со своими бы проблемами лучше бы разбирались). Мало того, что это как-то непорядочно, так это еще и весьма странно и нецелесообразно. Жизнь и так слишком коротка - к чему заниматься чужой? Живи своей жизнью. Это я все о миссис Ричардсон и ее семье, идеальной картинке для других, неидеальной - в кругу своих. С детьми контакта нет: любовь к младшей, Иззи, с таким трудом ей доставшейся, она маскирует под ненависть и постоянную муштру; для Лекси она давно не авторитет. нет с ней и душевного тепла (несовершеннолетняя девушка делает аборт втайне от матери - о каком доверии и теплых отношениях в этой семье вообще может иметь речь?)

    Идеальная-преидеальная картина жизни, идеальный дом, идеальный газон перед домом, идеальные муж-жена, идеальные детки.

    Сейчас Иззи воображала, как вернется к прежней жизни — к жизни в их красивом, идеально упорядоченном, обильно обставленном доме, где трава всегда подстрижена, листья всегда аккуратными кучами и никогда никакого мусора на виду; в их красивом, идеально упорядоченном районе, где на каждом газоне деревце, а улицы изгибаются так, чтобы никто не носился сломя голову, и каждый дом под цвет соседних; в их красивом, идеально упорядоченном городе, где все между собою ладят, и все живут по правилам, и все должно быть красиво и идеально снаружи, а какой бардак внутри — это никого не волнует.

    Таким видится клан Ричардсонов для юной Перл, попавшей в это сказочное царство на правах гостьи. И чем мне понравилась как раз эта часть: мы видим семью Ричардсонов глазами этой самой Перл.

    "Мия глубоко вздохнула. Как объяснить человеку — как объяснить ребенку, любимому ребенку, — что предмету его восхищения нельзя доверять? Мия попыталась. Объясняла как могла и смотрела, как лицо Пёрл омывает смятение, затем боль. Пёрл не понимала: миссис Ричардсон всегда была так к ней добра, столько хорошего про нее говорила. Миссис Ричардсон, чей сверкающий внешний глянец завораживал Пёрл ее собственным отражением".

    Мы сами словно подпадаем под очарование этой могущественной семьи.

    Ричардсоны ослепляли своей беспечной самоуверенностью, ясной целеустремленностью, с утра до ночи.

    Они были безыскусно прекрасны, даже спросонок. Откуда берется такая раскованность? Как им дается эта естественность, эта уверенность, даже в пижаме?
    Вот действительно, как?

    Вторая часть более приземленная, более грубая, оно и понятно: чары развеиваются. Журналистка провинциальной газеты вдруг возомнит себя первоклассным следователем и начинает рыться в грязном белье других. (Мне этот роман напомнил "Большую маленькую ложь" - аналогии именно по теме вмешательства в чужую жизнь, незаконного, подлого, низкого). Но вот итог печальный и вывод закономерный: не стоит совать нос в чужие дела - сам огребешь по полной. Поэтому мне и понравился финал: что может быть страшнее для женщины, чем знать, что твой ребенок тебя бросил. Ушел сам, по свей воле. от такой ужасной матери, как ты.

    Месяцы, годы, весь остаток жизни она будет искать свою дочь, будет заглядывать в лицо всякой встречной молодой женщине, сколько придется, — в лицах незнакомцев ловить знакомую искру.

    Большая часть героев мне несимпатичны здесь. Сплин, так резко предавший подругу, Лекси, оговорившая подругу, Мия (сначала она мне нравилась, но лишь до того, как узнала ее прошлое...), о миссис Ричардсон я уже сказала, Биби, родившая и бросившая ребенка...

    "Справедливо не всегда правильно" - философски замечает один из героев этой книги.

    — Это несправедливо, — сказала она, когда мать сунула остаток вещей в бумажный пакет.

    — Да, — согласилась Мия. — Это уж точно.

    Пёрл подождала родительской банальности: Жизнь несправедлива или Справедливо не всегда означает правильно

    А по мне, так справедливо - это всегда правильно. Несправедливо было забирать ребенка, если ты была суррогатной матерью и с тобой был заключен контракт; несправедливо было требовать отдать ребенка, когда ты сама его бросила; несправедливо называться чужим именем, если делаешь аборт; несправедливо рыться в чужом прошлом...

    Вот только жизнь не всегда справедливая штука, и приходится порой принимать нелегкие решения, за которые потом приходится расплачиваться тебе (и, возможно, твоим детям).

    Ощутимый минус книги (для меня лично) - это ее физиологичность. Вот не люблю я читать про выкидыши, аборты, а тут еще и про суррогатное материнство.

    4/5, порой надо просто забить на чужое мнение. Мало ли в мире дураков. Ума нет - сбоку не пришьешь.

    Интересная книга, спорная, двойственная и двусмысленная, не может здесь быть единого мнения (так что возможно, моя рецензия вышла слишком категоричной или эмоциональной, но ведь это хорошо, когда книга вызывает столько эмоций), и темы подняты автором довольно тяжелые.

    А еще это очень красивая философская история, когда через объектив фотоаппарата мы вместе с Мией видим жизнь без прикрас. И мы сами вправе поменять ракурс, настроить свет, сделать из самой, казалось бы, неприглядной обыденной картинки шедевр. Как и с жизнью.

    Мы можем выстроить свою жизнь по собственному усмотрению, можем в нее впустить только тех людей, с которыми нам приятно и комфортно находиться вместе, мы не обязаны соответствовать чьим-то представлениям о нормальности. Мы имеем право на свою жизнь. Не идеальную в глазах других. Идеальную для нас.

    — Они не мои. — И Мия взяла со столешницы ключи.

    — А чьи тогда? — не отступила Пёрл.

    Иногда, — сказала Мия, — фотографии принадлежат фотографу. А иногда — тем, кто на фотографиях. Готова?

  3. Tarakosha
    Tarakosha
    Оценил книгу

    Данный роман, вышедший из-под пера современной американской писательницы Селесте Инг поначалу не предвещает никакого разочарования. Но постепенно с развитием сюжета позиция автора становится слишком очевидной, деление по принципу бедные - хорошие, богатые - плохие начинает не только раздражать, но по меньшей мере выглядеть неестественной натяжкой, постоянно выглядывающей из-за всех углов сюжета, а уж штампованность некоторых моментов окончательно довершает картину, превращая книгу, по сути, в еще одну из....попыток рассказать об острых социальных и внутрисемейных конфликтах.

    Пожалуй, единственно, что выгодно её отличает от многих других (но и то, если учесть определенную целенаправленность тематики, то сразу сужается круг читающих ) - это стремление как можно полнее рассказать о материнстве и вопросах, связанных с ним. О тех, кому природа дарует это счастье, при этом зачастую рассматриваемое ими как само собой разумеющееся и отсутствие должного контакта с собственными детьми, проблема бесплодия, суррогатного материнства и усыновления, как возможности стать родителями, подарить себе и ребенку счастье полноценной семьи.

    Посвяти автор только этому свой роман и досконально проработай сюжет и тему, а не втюхивай читателю заведомую ерунду навроде поиска кандидатов в суррогатные матери в переходах метро или спокойном отъезде одной эмигрантки с украденным ребенком через границу, возможно, он был-бы гораздо интереснее , насыщеннее и злободневнее.

    Но автор решила пойти по пути наименьшего сопротивления. Понавтыкала в один роман подростковую влюбленность (снова два брата в одну серую мышку, что только доказывает, что на большее у автора не хватило фантазии или желания заморачиваться, ведь и так все интересно. А уж взаимность с популярным мальчиком не выдерживает никакой критики просто), поверхностность богатых, одухотворенность творческих личностей и априори их богатый внутренний мир, способность слушать и слышать, по проблемам материнства и детства пробежалась водомеркой...

    Социально-психологическая драма с рядом надоедливых сентенций как то

    Иногда надо все сжечь под корень и начать заново

    , периодически повторяющуюся в тексте для закрепления, готова. И невдомёк автору видимо, что радикальные меры ни с чужими, ни с собственными жизнями не всегда подходят и могут решить всё и вся. Это только в книгах богатые -плохие, бедные распрекрасные, а дети их обласканные и вырастающие в хороших людей. В жизни все намного сложнее, разнообразнее, а зачастую и противоречивее.
    В топку или на тлеющие пожары таким душещипательным книгам, замахивающимся на серьёзную прозу в одеждах совершенно другого плана...

  1. Сплин будто нырнул в глубокое прозрачное озеро и обнаружил, что это не озеро никакое, а мелкий прудик по колено. Ну что делать? Встаешь. Смываешь тину с коленок, вытаскиваешь ноги из грязи. И с тех пор ведешь себя осторожнее. С тех пор знаешь, что мир не так уж и огромен.
    3 июня 2020
  2. Но с правилами беда в том, размышлял мистер Ричардсон, что если есть правила, значит, есть верный способ поступать и неверный. А на самом деле в основном есть просто способы, ни одного вполне верного или неверного, и не узнать наверняка, по какую сторону границы стоишь ты.
    28 марта 2020
  3. Неужели для того, чтобы расчистить место новому, надо сжечь дотла старое?
    19 мая 2020

Автор

Другие книги автора