4,0
7 читателей оценили
1363 печ. страниц
2008 год
Оцените книгу

О книге

С января 1864 начал печататься роман Лескова «Некуда», окончательно подорвавший репутацию писателя в левых кругах. Современники восприняли роман как клевету на «молодое поколение», хотя, помимо «шальных шавок» нигилизма, писатель нарисовал и искренно преданных социализму молодых людей, поставив их в ряду лучших героев романа (в основном сторонников постепенного реформирования страны). Главная мысль Лескова бесперспективность революции в России и опасность неоправданных социальных жертв провоцировала неприятие романа в 1860-е гг. Лесков был объявлен «шпионом», написавшим «Некуда» по заказу III Отделения. Столь бурная реакция объяснялась и откровенной памфлетностью романа: Лесков нарисовал узнаваемые карикатуры на известных литераторов и революционеров. Тем не менее, теперь, при сравнении «Некуда» с позднейшими противонигилистическими романами как самого Лескова, так и других писателей, трудно понять размеры негодования, вызванного им. «Некуда» – произведение не исключительно «ретроградное». Один из главных героев – Райнер, – открыто называющийся себя социалистом, ведущий политическую агитацию и погибающий в качестве начальника польского повстанского отряда, не только не подвергается авторскому порицанию, но окружён ореолом благородства. Тем же ореолом «истинного» стремления к новым основам жизни, в отличие от напускного демократизма Белоярцевых и K°, окружена и героиня романа – Лиза Бахарева. В лице другого излюбленного героя своего, доктора Розанова, Лесков выводит нечто в роде либерального здравомысла, ненавидящего крайности, но стоящего за все, что есть хорошего в новых требованиях, до гражданского брака включительно. Наконец, общим смыслом и заглавием романа автор выразил мысль очень пессимистическую и мало благоприятную движению 60-х годов, но, вместе с тем, и вполне отрицательную по отношению к старому строю жизни: и старое, и новое негодно, люди вроде Райнера и Лизы Бахаревой должны погибнуть, им деваться некуда.

Подробная информация

Правообладатель: Public Domain

Дата написания: 1864

Год издания: 2008

Объем: 1.2 млн знаков

ID: 10578

  1. linc055
    Оценил книгу

    Честно говоря не много утомилась я читать этот роман, в малой прозе Лесков более великолепен. Но все же автор остается верен себе, подробные описания быта, что мне очень нравится у Лескова, шикарные диалоги, и любовь к своему народу.
    Очень я болела за Розанова, у которого были не простые отношения с женой. И вот ведь какая смешная штука - жизнь, хорошему и положительному со всех сторон мужику достается в жены жена-мозгоклюйка. И мы, женщины, удивительно загадочные существа, нет чтобы благодарить Небеса за такое счастье, отравляем жизнь и себе и этому самому счастью. Чудны дела Твои Господи, а дела детей Твоих ещё чуднее)))
    Здесь так же очень подробно описана эмансипация женщин. Подняли бабы бунт на корабле, свободы им захотелось. И такой вот эмансипированной особой, после институтской жизни, стала Лиза. Стать то она ей стала, характер свой показала, а что с этим делать дальше понятия не имела, сидела себе книжечки почитывала, да ежемесячно деньги от родителей получала, на это и жила. Вот такая вот она, эмансипация)))

  2. Alevtina_Varava
    Оценил книгу

    Это пока лучшее, что я читала у Лескова. Я не фанат малых жанров. Хотя рассказы этого автора хороши. Но "Некуда"! Потрясающая вещь. Она настоящая, она захватывающая, она трогает мысли и чувства, она динамичная и увлекательная, в ней много всего - и художественных элементов, и исторических, и психологических. От нее сложно оторваться. И прекрасный язык. И много линий. И все это так отлично воплощено в сюжете. Очень советую всем, кто неровно дышит к русской литературе определенного периода. Это - один из лучших ее образчиков.

  3. Selena_451
    Оценил книгу
    Воздуху, воздуху, воздуху.... "Преступление и наказание" Достоевский

    Некуда, некуда, некуда... Лейтмотивом проходит одна и та же мысль. В центре романа три главных героя - доктор Розанов с сложной семейной ситуацией, Лиза Бахарева, недавно закончившая Институт благородных девиц, и вдохновленный социалист Райнер с русскими корнями. Столь разных на первый взгляд людей объединяет одно - они все идеалисты, желающие "Отчизне посвятить души прекрасные порывы". Это люди думающие, ищущие, не желающие мириться с существующим порядком вещей. Но что делать? Куда идти? Некуда...
    Книга состоит из трех частей, "книжек", разделенных по "географическому принципу" и посвященных одному из важных для русской литературы хронотопов : "В провинции", "В Москве" и "На Невских берегах". Собственно, новая часть- новый этап в духовных поисках. Герои мечутся от общества "либеральных шутов"(термин Лескова), "новых людей", наполовину криминального характера и до "Домов Согласия", руководимых самовлюбленными подлецами типа Белоярцева, паразитирующих да теоретизирующих. По- старому жить не получается, по - новому умному человеку невозможно. Вот и получается, что, кроме как в объятия смерти, идти им некуда.
    Но Лесков знаменит своими попытками изобразить положительный тип человека. В финале дается надежда на этот самый положительный тип. Правда, человек, его олицетворяющий выпрыгивает чуть ли не из-за угла и появляется, только чтобы подытожить первую часть (Вторая часть - "На ножах")

    Я, брат, точно, сердит. Сердит я раз потому, что мне дохнуть некогда, а людям все пустяки на уме; а то тоже я терпеть не могу, как кто не дело говорит. Мутоврят народ тот туда, тот сюда, а сами, ей-право, великое слово тебе говорю, дороги никуда не знают, без нашего брата не найдут ее никогда. Всё будут кружиться, и все сесть будет некуда.

    Впрочем, "из сил добра" у нас есть Женни -такая типичная хранительница очага, мать и жена, игуменья Агнесса, твердо стоящая на ногах, Помада, отверженный влюбленный, "героически" умирающий ради идей и идеалов, Полинька со сложной судьбой, но нашедшей в себе силы поддержать Розанова.
    Пишет Лесков своеобразно Местами хотелось долго и нудно ругаться - пристрастие Лескова к говорам с их чоканьями-цоканьями . ООО.. Зато есть фрагменты просто шедевральные. Например, я обожаю эпизод про маркизу и ее зайца в голове. Настолько яркий и запоминающийся образ.

    Не повезло родиться Лескову в одну эпоху с Достоевским и Толстым. На их фоне его незаслуженно отодвигают на второй план, в "список дополнительной литературы". Даже на LL всего 13 читателей. Печальная тенденция. Ведь Лесков - автор интересный и самобытный.

    Дальше...

    Роман "Некуда" есть вторая моя беллетристическая работа (прежде его
    написан один "Овцебык"). Роман этот писан весь наскоро и печатался прямо с
    клочков, нередко писанных карандашом, в типографии. Успех его был очень
    большой. Первое издание разошлось в три месяца, и последние экземпляры его
    продавались по 8 и даже по 10 р. "Некуда" - вина моей скромной известности
    и бездны самых тяжких для меня оскорблений. Противники мои писали и до сих
    пор готовы повторять, что роман этот сочинен по заказу III Отделения (все
    это видно из моих парижских писем). На самом же деле цензура не душила ни
    одной книги с таким остервенением, как "Некуда". После выхода первой части
    Турунов назначил г. Веселаго поверять цензора Дероберти. Потом велел листы
    корректуры приносить от Веселаго к себе и сам марал беспощадно целыми
    главами. Наконец еще и этого показалось мало, и роман потребовали еще на
    одну "сверхъестественную" цензуру. Я потерял голову и проклинал час, в
    который задумал писать это злосчастное сочинение. Красные помогали
    суровости правительственной цензуры с усердием неслыханным и бесстыдством
    невероятным. У меня одного есть экземпляр, сплетенный из корректур, по
    которому я хотел восстановить пропуски хотя в этом втором издании, но
    издатель мой, поляк Маврикий Вольф, упросил меня не делать этого, ибо во
    вставках были сцены, обидные для поляков и для красных, перед которыми он
    чувствует вечный трепет. Теперь я уже охладел к этому, и третье издание
    будет печататься прямо с этого, второго.
    Роман этот носит в себе все знаки спешности и неумелости моей. Я его
    признаю честнейшим делом моей жизни, но успех его отношу не к искусству
    моему, а к верности понятия времени и людей "комической эпохи". Покойный
    Аполлон Григорьев, впрочем, восхищался тремя лицами: 1) игуменьей Агнией,
    2) стариком Бахаревым и 3) студентом Помадой. Шелгунов и Цебрикова
    восхваляют доднесь Лизу, говоря, что я, "желая унизить этот тип, не унизил
    его и один, написал "новую женщину" лучше друзей этого направления".
    Поистине я никогда не хотел ее унижать, а писал только правду дня, и если
    она вышла лучше, чем у других мастеров, то это потому, что я дал в ней
    место великой силе преданий и традиций христианской или, по крайней мере,
    доброй семьи.

Цитаты из книги

  1. испытуй и виждъ», да и живите.
    19 февраля 2014