23febsale10

Зона интересов

Зона интересов
Книга доступна в стандартной подписке
32 уже добавили
Оценка читателей
4.09

Новый роман корифея английской литературы Мартина Эмиса в Великобритании назвали «лучшей книгой за 25 лет от одного из великих английских писателей». «Кафкианская комедия про Холокост», как определил один из британских критиков, разворачивает абсурдистское полотно нацистских будней. Страшный концлагерный быт перемешан с великосветскими вечеринками, офицеры вовлекают в свои интриги заключенных, любовные похождения переплетаются с детективными коллизиями. Кромешный ужас переложен шутками и сердечным томлением. Мартин Эмис привносит в разговор об ужасах Второй мировой интонации и оттенки, никогда прежде не звучавшие в подобном контексте. «Зона интересов» – это одновременно и любовный роман, и антивоенная сатира в лучших традициях «Бравого солдата Швейка», изощренная литературная симфония. Мелодраматизм и обманчивая легкость сюжета служат Эмису лишь средством, позволяющим ярче высветить абсурдность и трагизм ситуации и, на время усыпив бдительность читателя, в конечном счете высечь в нем искру по-настоящему глубокого сопереживания.

Лучшие рецензии
sireniti
sireniti
Оценка:
34

Это, конечно же, не самая страшная книга о концлагере, которую я читала. Вспомнить хотя бы ту же самую Искру жизни Ремарка . Зона интересов , как бы это правильно сказать... немного посуше что ли, менее эмоциональная, даже как-то ближе к публицистике. И перевод ещё явно подкачал. Читалось тяжело.
Но это не умаляет её достоинств.
Это одна из тех книг, которые не будешь читать, смакуя вкусный чаёк, уж молчу про конфетки и бутербродики.
Жестокая правда, которая обрушится со страниц, принесёт очередную вспышку непонимания, негодования, гнева. Да, нас уже не удивишь жестокостью нацистов, но всё так же больно.
Им, тех кого уже давно нет, всё равно, а вот нас снова и снова наполняет бесконечная боль и ненависть, за их муки, за их страдания, за их Не жизнь в жутких бараках смерти.

Эмис выбрал для своего романа беспроигрышный приём: три рассказчика, три точки зрения, три противоположности. И никакого давления на читателя со стороны автора. Думайте сами, решайте сами: осуждайте, прощайте, призывайте небесную кару, сочувствуйте. Поверьте, в данном случае это очень непросто. Не потому что не знаешь, кто есть кто. Как раз таки всё предельно ясно. Герои предельно откровенны, и от этой откровенности мурашки по коже. Ну как же так? Как?! можно так не любить этот прекрасный мир, жизнь, данную нам на короткое время? Как можно издеваться над себе подобными? Как можно уничтожать свою людскую сущность, убивая невинных и беспомощных жертв?

Три рассказчика, три точки зрения, три версии восприятия происходящего. История одна.

Пауль Долль, комендант лагеря, пьяница, педант, тиран. Он зациклен на чистоте (в том числе и расы, это, пожалуй, даже в первую очередь), порядке и дисциплине. Он не пользуется авторитетом у подчиненных, но это не мешает ему устанавливать и навязывать свои правила и свой устав.
Он суров с детьми, суров с женой, пытается дисциплинировать тех, кто ему подчиняется. И неважно, какими методами добывается успеха. Главное, чтобы всё было по его. И он искренне не понимает, почему его не любят, "ибо он нормальный мужчина с нормальными потребностями. Совершенно нормальный. Хотя, похоже, никто этого не понимает. Пауль Долль совершенно нормален."
И этот "нормальный" мужчина, не кривясь и без всяких зазрений совести посылает на тот свет тысячи людей, женщин, детей, стариков... Он говорит красивые слова, обещает кров, пищу, комфорт, а в итоге они получают газовый душ. Смерть, которую сами себе оплатили. Ведь "правило требует оплаты проезда третьим классом. В один конец. С детей не старше двенадцати берут половину. В один конец."
И это совершенно нормально для Долля. Это рабочий процесс. Как на любой фабрике, заводе. Единственно, что доставят неприятность- это запах. Но уж с такими издержками ничего не поделать.

Ангелюс Томсен.Тёмная, можно сказать лошадка. На самом деле- куда ветер дует... Самец, кобель, нацист... Где-то в глубине души он понимает отвратность и гнилостность их системы, но пока ему самому ничего не угрожает, пока ему удобно и комфортно, всё это не имеет значения. Наоборот, можно и за женой начальника приударить. Азарт, удовольствие, спортивный интерес так сказать.
"- Я вот думаю. Чего же мы с ними не делаем? Полагаю, не насилуем...
Ты согласен, что обходиться с ними хуже мы уже не можем?
– Ой, брось. Мы их все-таки не едим.
"
Это обычный разговор с другом. Так, про между прочим, между упоминаниями о погоде, о женщинах и еде.

Шмуль. Польский еврей. Начальник зондеркоманды*. Единственный из рассказчиков, кто хоть немного вызывает сочувствие и намёк на приязнь. Человек с мёртвыми глазами. Он умер ещё до смерти. Его нет. Просто оболочка ходит по лагерю и выполняет самую грязную работу на свете. Потому что, если не он, то кто-то другой... Этого не избежать. Никак...
А ещё у него есть оправдание.
"Если существует смертный страх, то существует также и смертная любовь. Она-то и лишает людей из зондеркоманды дееспособности – смертная любовь."

Как сложаться судьбы этих троих, которые связаны между собой невидимой, но смердящей нитью? Что приготовила судьба верующему в нерушимость нацизма, сомневающемуся, почти кающемуся офицеру, и человеку, которому нечего терять, потому что его душа давно убита?

Едкая книга, не слишком приятная. История глазами не узников, а тех, кто руководил и заправлял работами в лагере. От этого не менее колкая, не менее обличающая.
Как сказала Ханна, жена Долля: "Мы не заслуживаем возвращения оттуда."
Никто, кто имел, пусть даже косвенное отношение к тем зверствам, не заслуживает возвращения оттуда. Виновны! И помилованию не подлежат. А муки совести- это дело личное...

Дальше...

*Название Sonderkommando получили группы евреев-узников нацистских лагерей уничтожения, которых принудили работать при газовых камерах и в крематории. Члены Sonderkommando помогали готовить евреев к отравлению газом. Одни отрезали женщинам волосы (иногда после отравления). Другие вытаскивали трупы из газовых камер, вырывали у них золотые зубы и коронки, перевозили тела в ямы или в крематорий. Некоторые члены Sonderkommando чистили газовые камеры, в то время как другие разбирали личные вещи жертв, сортировали их и готовили к отправке в Германию. Через несколько месяцев таких омерзительных работ сами члены Sonderkommando уничтожались и заменялись новыми.

Читать полностью
Evangella
Evangella
Оценка:
15

Жизнь в тылу может быть весьма сносна и забавна, даже если она полна некоторых трудностей. Рассказ ведется от первого лица, три героя, кто иронично, кто оригинально, кто обреченно, поведают свою историю.
Первый, Ангелюс Томсен, рассматривает место службы, как угодья для своей сексуальной охоты. Женщины для него — трофеи. Соблазнить жену сослуживца — легко! Замахнуться на супругу начальника — задачка посложнее, зато так интереснее. А вечером в Офицерском клубе будет приятно похвастаться перед приятелем успехами. Наглый, самоуверенный, циничный, ироничный самец.
Второй, Пауль Долль, тот самый начальник, чью жену охмуряет предыдущий рассказчик. Его фетиш — порядок. Больше всего на свете он любит числа, они свидетельства логичности, точности и экономности. Все просчитывает, выверяет, согласовывает. Если и выказывает недовольство приказами сверху, то только мысленно. Но и в его суровом распорядке дня есть место шутке и дружеской подколке. И он нормален, совершенно нормален, по его же многочисленным утверждениям.
Третий, Шмуль, занимается сверх ответственными и важными делами, считает себя, своих коллег и саму работу самыми печальными и мерзкими на свете. Но при всей серости, печальности и однообразности жизни он уверен, что приносит пользу. И на это есть три веских причины.
Жизнь кипит, люди несут службу, интригуют, подсиживают коллег, заводят сексуальные интрижки, посещают вечеринки. Они знают золотое правило — делу время, потехе час (иногда на приятное отводится и побольше времени). Все, как говорится, *чинно, благородно*, только на дворе 1942 год, а место службы этих милых, интересных людей находится в Кат Зет I – концентрационном лагере Аушвиц.
Мартин Эмис использовал прием контрастного душа. Бытовые, служебные и личные сложности сотрудников концлагеря он перемежает с эпизодами из существования узников. Или несуществования, когда фоном для обсуждения любовных похождений выбирается вид из кабинета, на площадь, которую заключенные приводят в строгий немецкий порядок. Гора аккуратно сложенных сумок и чемоданов, рядом пик детских башмачков, следом стопка одеял, протезы, часы, зубы, одежда. Своим бывшим хозяевам все это больше не понадобится.
Хозяева крупнейших концернов обсуждают спонсорскую помощь для строительства новой линии производства - *Всемирно известный концерн содержит собственный концентрационный лагерь. Неслыханно!*
График железнодорожной станции забит, но во всем есть практическая польза — узники сами оплачивают проезд, а дети до 12 лет могут купить билет всего за половину стоимости. В один конец. Какая щедрость и предусмотрительность! Там же, на станции, проводится селекция. Комендант лагеря дружелюбным успокаивающим тоном сообщает вновь прибывшим — сейчас вас разместят в гостинице, вас уже ждут бутерброды с сыром и горячее тушеное мясо, но перед тем, как отдохнуть после дальней дороги и улечься в уютные кровати, вам надо принять душ, пройдите в эти чистые помещения, пожалуйста. Раздевалка, камера, по сигналу двери блокируются. Теперь Комендант и сам может отправиться отдохнуть после трудового дня.
Сюжет набирает обороты с каждой перевернутой страницей, градус безумия растет, помимо ужасающего сочетания кошмара, цинизма и едкой иронии, остается еще и интрига. Тут все сложнее, чем просто свидетельство бесчеловечности. Автор пытается ответить на вопрос — почему? Почему кто-то совершал такие жуткие вещи, а остальные делали вид, что так и надо. И как жить с исконными вопросами — кто виноват и что делать?
Нежным натурам читать не рекомендуется, тут смерть на каждом шагу, откровенные до неприличия сцены и крепкие выражения.

Читать полностью
vertinsky
vertinsky
Оценка:
8

Честно говоря, за выходом этого релиза на русском наблюдал вялотекуще (хотя устройство нацизма, в т.ч. Konzentrationslager и «Окончательного решения» предметы для исследований очень интересные). Что-то как-то завертелось — купил, прочитал. Талант Эмиса в том, что он без выставления оценок, но с большим чувством стиля рассказал о буднях концлагеря, начиная с рядовых зондеркомандер (они же пленные евреи), заканчивая верхушкой бюрократии (пропойцы, ловеласы). К чести автора: без хоррора, хруста костей и пулеметных очередей (ну не совсем без этого, но цели шокировать не преследовалась).

Один из лучших романов в этом году, never say never again.