Книга или автор
Начинается ночь

Начинается ночь

Премиум
Начинается ночь
4,4
22 читателя оценили
233 печ. страниц
2020 год
16+
Оцените книгу

О книге

В романе “Начинается ночь” (2010) главный герой – Питер Харрис, владелец художественной галереи, отчаявшийся найти настоящую красоту в современном искусстве, где господствует китч. Его привычная жизнь с постоянными проблемами (работа, непростые отношения с дочерью, “кризис среднего возраста” и т. д.) неожиданно взрывается с приездом Миззи, младшего брата его жены. Сорокалетний Питер ослеплен Миззиной красотой – юный шурин для него становится любимым произведением искусства, в нем он находит идеальное воплощение совершенства и свободы, которой лишен сам. Однако эротическое увлечение циничным и запутавшимся наркоманом грозит Питеру крахом его внутреннего мира, провоцирует кризис семейных отношений…

Читайте онлайн полную версию книги «Начинается ночь» автора Майкла Каннингема на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Начинается ночь» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2010

Год издания: 2020

ISBN (EAN): 9785171215392

Дата поступления: 23 июня 2020

Объем: 419.4 тыс. знаков

Купить книгу

  1. panda007
    panda007
    Оценил книгу

    Вам обязательно нужно прочитать эту книгу, если:
    1. Дело идёт к сорока и у вас намечается кризис среднего возраста. Впрочем, и любой другой кризис подойдёт
    2. Вы запали на человека вашего пола и не знаете, любовь это, похоть или преклонение перед красотой
    3. Вы имеете какое-то отношение к актуальному искусству
    4. У вас есть брат-наркоман
    5. Вы любите Америку вообще и Нью-Йорк в частности
    6. Вас не пугают романы, в которых практически ничего не происходит
    7. Вы не ханжа, не пуританин и описания секса вас не шокируют
    8. Ваша любимая книга – «Портрет Дориана Грея»
    9. Вы любите поэта Веденяпина и хотите оценить, какой он переводчик
    10. Вы просто любите хорошую литературу

  2. voyageur
    voyageur
    Оценил книгу

    Если бы Адель спела Let the night fall, получился бы очень даже неплохой саундтрек к очередному шикарному Каннингему.

    Традиционно, я заглотил его, не переводя дыхание, и как обычно сотни разных мыслей обрушились на мою бренную голову. Начать хотя бы с того, что перевод названия сместил акцент в сторону еще большего пессимизма и безысходности. Начинается ночь - и впереди сразу очевидная тьма, проглатывающая тебя без остатка. "В сумерках" (ох, как жаль, что поп-культура так опошлила это дивное слово) - мне кажется, было бы гораздо ближе - ибо их темнота лишь скрадывает очертания, приглушает и притупляет ощущения, окутывает туманом и озадачивает.

    Сюжет, конечно, не так масштабен и эпичен, как в других книгах Каннингема. Казалось бы, в жизни у не молодого, но не старого еще человека просто возникает легкая сумятица. Вот жил он, жил-не тужил, жену любил, бизнес строил, дочь воспитывал - и тут на пятом десятке пробивает его невиданная прежде жажда нежности и любви. Как и можно ожидать у автора, нежность и любовь эта полна гомоэротики, а выбивает фундамент из-под ног успешного мужчины юный развратный наркоман, он же племянник жены.

    Глупо было бы ворчать на тему "не той любви", "неправильных чувств" и все такое. Они лишь подчеркивают ироничность бытия. Эмоции же та еще штука, рухнут на голову - и поди разберись, почему и зачем все так. И Каннингем скуповато так, с легкой небрежностью (и, очевидно, хорошим пониманием предмета) повествует, как внезапно возникшее томление сердца начинает подтачивать тщательно выстроенное здание личности, разъедая границы привычного себя - и оставляя взамен кислотно-шипящую пустоту, смешанную пополам с боязнью потерять утраченное и невозможностью получить желаемое.

    И начинается ночь. Темно, мрачно, одиноко, света больше не будет. Больше не будет ни прежнего молодого пыла, ни подлинных чувств, ни хороших верных друзей рядом, ни истинных страстей - ничего. Останется только глухая, глупая, болезненная серость, с которой придется смириться, пережевывать и тянуть, как давно потерявшую вкус жевательную резинку. Жизнь полна иронии - во время приближения к сумеркам своей биографии, которую ты считаешь успешной и вполне счастливой - она швыряет тебе в лицо то настоящее, подлинное, чего, как оказывается, тебе не хватало всю жизнь. Причем делает это в самой неожиданной для тебя форме - мол, прости, дружище, но на самом деле тебе нужно вот именно это - но его у тебя уже никогда не будет.

    И вот читал я Каннингема - и казалось, будто это у меня тот самый каноничный кризис среднего возраста, когда внезапно спотыкаешься на середине жизненного пути со странным вопросом "Эм, а что вообще происходит? Да и зачем это все?". И тут уже не понятно, чего тебе больше хочется: забить на глупые томления сердца и мозга и продолжать идти вперед, или же совершить некую фееричную, странную - и от того еще более притягательную - глупость, в духе бросить все и свалить пасти овец в Австралию или ухаживать за гейзерами в Исландии. Почему-то самые простые вещи на поверку оказываются самыми сложными.

    Вот чего Каннингему не занимать - так это умения взбудоражить. Причем совершенно ненароком, мол, приятель, я вот тут небрежно опишу всякие сложности жизни - и оставлю тебя с ними, пусть полежат, окей? И что удивляет - вроде бы и сложности вовсе не сложности, как бы банально-тавтологично это не звучало. Просто оказывается, что people are more complex than they tend to think. И такое бесконечное удивление тому, что внезапно обнаруживается внутри себя, такого постылого и привычного, не может не удивлять.

    А еще, почему-то, Начинается ночь нагоняет страх (тот самый, с гаденьким эпитетом "экзистенциальный"). Ну вот правда. И внезапно ловишь себя на одной из картинок будущего, где одинокий 45-летний ты завариваешь себе кофе в турке в небольшой кухне однокомнатной квартиры где-то на окраине - и тут НАВАЛИВАЕТСЯ ощущение того, что годы-то безнадежно про... потеряны, мечты заброшены, чувства увяли, энтузиазм угас - и останется только молча доживать.

    И от этого, почему-то, становится как-то неловко и несколько страшно взрослеть.
    Все как в Трудностях перевода: "Does it ever get easier? - No".

  3. Medulla
    Medulla
    Оценил книгу

    Скажи, откуда ты приходишь, Красота?
    Твой взор - лазурь небес иль порожденье ада?
    Ты, как вино, пьянишь прильнувшие уста,
    Равно ты радости и козни сеять рада.

    Шарль Бодлер ''Гимн красоте''

    Пламенный привет из современного Нью-Йорка - довоенной Венеции. От Питера Харриса - Густаву фон Ашенбаху...В сущности, между этими произведениями нет ничего общего, кроме, может быть, налета обреченности, щемящего чувства ускользающего бытия и поиска красоты. Красота как противопоставление смерти, только у Манна юность и красота - это жизнь, а у Каннингема юность не всегда жизнь, а иногда, как в случае с Миззи - саморазрушение и смерть...и в этом пограничном состоянии обреченности и находит Питер Харрис, вечно ускользающую красоту...

    Пожалуй, самый сдержанный по форме и стилю роман Каннингема, изнутри наполненный пронзительным поиском красоты, как антагонизма смерти, которая сопровождает Питера с самых первых страниц романа: и смерть лошади, и смертельная болезнь старой подруги, и чучело акулы Хёрста в музее Метрополитен. Так где же настоящая красота? В полотнах Мане? Или, быть может, в картинах старых мастеров? Или в скульптурах Родена? А может быть красота - это современное искусство перфоманса? Или китч? Может быть красота в отрицании старой школы? Где же она? В чем проявляется так остро, что заставляет замирать наши сердца от чувства сопричастности прекрасному? Разве вы сами ни разу не искали красоту, пытаясь ускользнуть от обыденности существования, от каждодневного привычного существования в до боли знакомых декорациях? Ищет ...ищет человек красоту, пытаясь найти универсальную форму общую для каждого...иногда эти поиски принимают странную форму отрицания, как у семейства Поттеров, которые в противопоставление классическому искусству приобретают продукты нового времени в стиле китч, например, шар из конского волоса, набитый дерьмом, или классическую бронзовую вазу, испещренную непристойностями...Каждый по-своему пытается выскользнуть из привычного хода жизни, из каждодневной скуки, из разочарования. Это безумно больно понимать и осознавать какое же одиночество и разочарование многие из нас носят в своем сердце...
    Для Питера Харриса объектом красоты на какое-то мгновение становится брат его жены - Миззи...Юный красавец, наркоман, в ком воплотилась эта грань между красотой и обреченностью судьбы...краткий миг соединения печали и упущенных возможностей...сморазрушение на грани высокого искусства...трагедия как она есть...безвозвратная...

    Но для Каннингема красота, настоящая красота - не в произведениях искусства прошлого, не в современном искусстве, не в разрушительной красоте Миззи, а в настоящей жизни...с её болью, разочарованиями, в морщинках любимого человека, в падающих хлопьях снега, в девственных завязях почек, которые каждой весной магическим образом превращаются в бледно-зеленые молодые листья, во всем, куда бы мы ни кинули взор есть красота, важно иметь зрение, чтобы видеть её...Источник красоты в нас самих, та самая жемчужина, что матово переливается внутри каждой устрицы и которую необходимо найти в себе...Я надеюсь, что Питер, наконец, увидел её...

  1. Она будет бесстрашно стареть и честно выполнять свою работу в этом непростом мире; она будет любить тех, кого любит, преданно и открыто.
    5 августа 2020
  2. Нарисуй это, дурья твоя башка: двое неюных людей, повернувшись спиной к произведению искусства, зачарованно наблюдают за молодым человеком, бредущим среди цветов и трав.
    5 июля 2020
  3. санаторий вроде того, куда направили Бетт Дэвис в “Мрачной победе” или “Вперед, путешественник”, – архетипическое убежище для миллионеров с расшалившимися нервами, идеальную лечебницу того типа, каких сегодня, конечно, не найти, а возможно, не было уже и тогда
    5 июля 2020

Интересные факты

Автор о книге:
– Мой новый роман, «Перед закатом», на первый взгляд кажется более простым и прямолинейным, чем все предыдущие книги. Там всего один главный герой, а действие охватывает пять дней в Нью-Йорке. Когда писатель начинает новую книгу, первой мыслью его должно быть – как я могу рассказать эту историю самым простым и прямым образом? Рамки и временные границы «Плоти и крови», «Часов» и «Избранных дней» годились именно для этих историй. Роман «Перед закатом» – о человеке, который ищет красоту в мире, где красота и китч почти одно и то же – требовал меньшей населенности персонажами и более традиционного течения времени внутри текста.