Дом на краю ночи

4,4
1280 читателей оценили
764 печ. страниц
2017 год
Оцените книгу

О книге

Начало ХХ века. Остров Кастелламаре затерялся в Средиземном море, это забытый богом уголок, где так легко найти прибежище от волнений большого мира. В центре острова, на самой вершине стоит старый дом, когда-то здесь был бар «Дом на краю ночи», куда слетались все островные новости, сплетни и слухи. Но уже много лет дом этот заброшен. Но однажды на острове появляется чужак – доктор, и с этого момента у «Дома на краю ночи» начинается новая история. Тихой средиземной ночью, когда в небе сияют звезды, а воздух напоен запахом базилика и тимьяна, население острова увеличится: местный граф и пришлый доктор ждут наследников. История семейства доктора Амедео окажется бурной, полной тайн, испытаний, жертв и любви. «Дом на краю ночи» – чарующая сага о четырех поколениях, которые живут и любят на забытом острове у берегов Италии. В романе соединились ироничная романтика, магический реализм, сказки и факты, история любви длиною в жизнь и история двадцатого века. Один из главных героев книги – сам остров Кастелламаре, скалы которого таят удивительные легенды. Книга уже вышла или вот-вот выйдет более чем в 20 странах.

Подробная информация

Переводчики: Нора Медведева, Владимир Медведев

Правообладатель: Фантом Пресс

Дата написания: 2016

Год издания: 2017

ISBN (EAN): 9785864717639

Дата поступления: 12 июля 2017

Объем: 687.9 тыс. знаков

ID: 194560

  1. TibetanFox
    Оценил книгу

    Как-то так получается, что «Фантом Пресс» редко печатает книги, которые мне не нравятся, но и читаю я их тоже редко (возможно, потому что всё больше стараюсь налегать на бумагу, а их издания нечасто появляются в библиотеке). Тут бы вытекающее из зачина танцевальное па, что вот эта-то книжка не понравилась, но фигушки. Она тоже неплохая. Не могу сказать, что орала от восторга или смогу вспомнить тонкости сюжета или образов через год-другой, но читать эту спокойную и неглупую прозу весьма приятно.

    Настоящая семейная сага всегда нетороплива и обстоятельна. Где-то там сто лет назад (и действительно примерно сто и есть) родоначальник какой-либо фамилии вылупился из яйца небытия, и от этого начался отсчёт крепко сбитой саги. Вот он маленький, вот он растёт, вот его характер, вот его тараканы в голове, вот он приезжает в точку икс — и начинает прорастать семейное древо. Потом идёт подробный рассказ о каждой ветке, плоде, узоре на коре и даже пожухшем опавшем листочке. Строго в хронологическом порядке, с вплетением в историю всех мимопроходилов.

    Семья Эспозито, конечно, не совсем обычная, иначе не было бы смысла писать о ней книгу, но при этом эти «ровесники века» и не какие-нибудь фрики или чудесатые по магическому реализму товарищу. Совпадения будут, странные события будут, немножко местечковой сомнительной маги (или мракобесия?) тоже, но в меру. Вообще, «Дом на краю ночи» очень умеренный и затушёванный. Даже о каких-то ярких событиях говорится на пониженных тонах, вполголоса, без драматизма. Так что когда в повествование врываются драмы, фашисты, война и убийства, то они тоже как-то растворяются в общей атмосфере. Всё проходит, и это тоже пройдёт.

    Действие происходит на почти изолированном от большой Италии островке, где все варятся под местечковым полуэкзотическим соусом верований, обычаев и проклятий. Кто-то хочет вырваться, кто-то хочет ворваться, кто-то хочет спокойно всю жизнь есть рисовые шарики и чесать задницу, пока вокруг разворачивается сумбурный XX век. Место есть для каждого. Символический «Дом на краю ночи» (чаще всего это бар, хотя в трудные моменты он может переквалифицироваться в другое заведение) то хиреет и ветшает к всеобщему упадку в конце века, то процветает и блестит на солнышке, то погружается в уютную ламповость. Аллегория прозрачна ровно настолько, насколько вообще аллегории существуют — это даже уже не метафора.

    «Дом на краю ночи» такой мягкий, даже говоря о сложных вещах, что написать о нём ярко не получится. Но это не та скользкая увёртливость, когда книга ни рыба ни мясо. Она вполне хороша, приятно читается, познавательна и поднимает многие вопросы о людях и путях, которые они выбрали сами и которые их заставила выбрать ситуация. Как и любая семейная сага — читается неторопливо и понемногу, как сериал. При всей своей добротности, обаятельности и прочих хороших словах, которые можно повторить, я сильно сомневаюсь, что из неё через пару лет в памяти останется хоть какое-то послевкусие. Наверное, именно из-за этой мягкости и беззубости, даже когда речь идёт о вещах сложных и спорных. Только не стоит путать мягкость и сахарный сопливый сироп — тут никакой сладости нет.

  2. knigovichKa
    Оценил книгу

    «Дом на краю ночи», это сага о четырех поколениях семейства Эспозито и о тех, кто был около, и не только по дружбе.
    Островная жизнь, как на ладони, все эти сплетни, эти ярлыки, навешанные с детства, эти старики и старухи, эти любители сунуть свой нос в чужой колодец…
    Даже не знаю, смогла бы я, родись там, на острове, остаться, как…
    Но приступим…. В два часа ночи, Амедео был вызван к графу, его жена не могла разродиться, а Амедео был единственным врачом на острове.
    Ох, как же ему не хотелось покидать свою красавицу жену, которая также была в положении…
    Но делать нечего, веление графа закон, пусть и отказалась, жена его, Кармелла, от услуг доктора.
    Позже, когда все узнают, что оба мальчика были рождены в один час, да и слова графини – «Это твоя вина. Твой ребенок Амедео», разлетятся по острову, новорожденных назовут близнецами.
    А святой Агате, покровительствующей острову, припишут очередное чудо - чудо, которое явилось в один час.

    Сам Амедео не знал своих родителей, в 1875 году его просунули сквозь прутья… В сиротском приюте, ему дадут фамилию Буанороло.
    Много позже, он возьмет фамилию Эспозито, фамилию опекавшего его человека, который был сельским врачом.
    Амедео, с детства любивший слушать сказки, записывал их в красный блокнот, подаренный доктором, и с возрастом не изменит этой своей привычке.
    Он чувствовал себя чужим, где бы не находился, пока в 1914 году его не пригласили на юг, на работу, на остров Кастелламаре, затерявшийся в Средиземном море.

    Приехав, Амедео сразу же попал на шумный праздник, посвященный святой Агате, с которой было связано немало местных легенд. В нее верили, ей поклонялись, молились, подносили дары. Девочек, в ее часть, часто называли Агатами.
    На острове был один правитель, обычно эта миссия была возложена на местного графа, из семьи Эльконто, но не в год приезда Амедео на остров. Если бы тогда, власть была в руках у графа, не видать Амедео места.
    Несмотря на то, что Эспозито был чужаком на острове, именно там, он найдет свою родину, несмотря на многое… против.

    Местная красавица Кармелла, жена графа, тешила свое тщеславие, путем измен. Доктор, как мог, отбивался, но в 1919 году, когда он демобилизовался… не смог устоять.
    Уже после, заведет он подругу жизни, гордую красавицу с несгибаемой волей, но что сделано до, того не воротишь.

    Разъяренный граф, после того, как получит наследника, лишит Амедео возможности, легально заниматься врачеванием, но и полуголодная жизнь на подношения соседей, не заставит его покинуть Кастелламаре.
    В старом доме на краю ночи, он найдет приют, когда-то, родственник его жены, держал там свой бар и доктор, решит возродить этот источник дохода.
    В марте 1921 года бар «Дом на краю ночи», откроется и… переживет не только фашисти с коммунисти.
    Интересный взгляд, когда сверху принуждают к режиму. Фашистские порядки… и… детская игра в виде погони фашисти за коммунисти, с дубинками, кто кого.
    Много чего успеет произойти…
    Знаете, несмотря на центральную составляющую романа из семейства Эспозито, были и другие, которые чаще перекидывали на себя одеяло.
    Это и нелюбимая родней, дикая девочка Канчетта, у которой бывали эпилептические припадки, и… графский сын… Жаль его, было, и я не понимаю его родителей устроивших ему ТАКУЮ жизнь.
    В общем, жаль было многих, особенно тех, кого с детства несправедливо клевали.

    Хорошая книга, которая не давала подолгу скучать, только самую малость, как раз перед новой завязкой или главой.
    Прослушала в исполнении Алексея Багдасарова, все хорошо, только, когда он срывался на крик, особенно женский… эм… бывало что и резало слух.

  3. julichkaa
    Оценил книгу

    Не рассказать об этой книге, значит уподобиться Голлуму, прижимая ее к себе и повторяя: «Моя прелесть». Хорошо, что я не Голлум:)
    Нам предстанет история маленького итальянского островка, где жизнь течет по своим законам. Где все знакомы друг с другом и верят в чудо. Где почитают святую Агату, которая до святости была дочкой фермера, спасшая остров. Где есть бар «Дом на краю ночи», в котором подают самые вкусные рисовые шарики. Вот здесь и начинается сага. Не буду описывать героев, но если начнете читать, то обещаю, они станут вам родными. Вы увидите их появление на свет, вы сделаете с ними первые шаги, повзрослеете и состаритесь. Вы увидите неминуемый бег жизни, который заставит задуматься о чем-то своем, личном. Вы поймете, почему некоторые так сильно хотят покинуть этот остров, и поймете почему другие любят его всем сердцем. Вокруг шумит и бурлит большой мир, и нельзя сказать, что это не касается острова. Он опустел после войны, он терял и приобретал, и до него в конце концов тоже добралась цивилизация. А еще он пронизан историями и легендами. Ну и пускай, что иногда у них оказывалось вполне логичное и научное объяснение, порой это и есть чудо.
    Прекрасная, великолепная, добрая книга, от которой веет средиземноморским морским бризом. Из которой звучат голоса с южным диалектом, ты не знаешь его, но тебе кажется, что история звучит именно на нем. И конечно, ты веришь в святую Агату, и все те чудеса, что происходят на острове, пусть их и творят люди.

  1. Плакала она вовсе не от жалости к себе, а от усталости, одиночества и нескончаемого ожидания.
    31 августа 2017
  2. Мне девяносто шесть лет. Я не собираюсь ехать в больницу. Что я им скажу? Что я умираю? Вот уж они там удивятся: человеку девяносто шесть лет, а он вдруг помирать собрался.
    20 июля 2017
  3. Но острова могут существовать, Только если мы любили там.
    3 августа 2017