Книга или автор
4,5
2675 читателей оценили
433 печ. страниц
2018 год
16+
Оцените книгу

О книге

“Дети мои” – новый роман Гузель Яхиной, самой яркой дебютантки в истории российской литературы новейшего времени, лауреата премий “Большая книга” и “Ясная Поляна” за бестселлер “Зулейха открывает глаза”.

Поволжье, 1920–1930-е годы. Якоб Бах – российский немец, учитель в колонии Гнаденталь. Он давно отвернулся от мира, растит единственную дочь Анче на уединенном хуторе и пишет волшебные сказки, которые чудесным и трагическим образом воплощаются в реальность.

“В первом романе, стремительно прославившемся и через год после дебюта жившем уже в тридцати переводах и на верху мировых литературных премий, Гузель Яхина швырнула нас в Сибирь и при этом показала татарщину в себе, и в России, и, можно сказать, во всех нас. А теперь она погружает читателя в холодную волжскую воду, в волглый мох и торф, в зыбь и слизь, в Этель−Булгу−Су, и ее «мысль народная», как Волга, глубока, и она прощупывает неметчину в себе, и в России, и, можно сказать, во всех нас. В сюжете вообще-то на первом плане любовь, смерть, и история, и политика, и война, и творчество…” Елена Костюкович

Читайте онлайн полную версию книги «Дети мои» автора Гузель Яхиной на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Дети мои» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2018

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785171077662

Дата поступления: 11 июня 2019

Объем: 779.7 тыс. знаков

Купить книгу

  1. rotmistr1980
    rotmistr1980
    Оценил книгу

    Роман "Дети мои" был для меня первой книгой писательницы. Уверен, что и последней.
    Гузель Яхина - открытие года, номинант, победитель, великий экспериментатор, талантище с большой буквы и просто хороший человек. Всё это я слышал много-много раз и именно поэтому заглянул под обложку. Про человеческие качества автора рассуждать не могу, не компетентен, ибо не знаком, а вот об остальном, пожалуй.
    История поволжского немца Якоба Баха, произошедшая в 20-30 годы XX века, должна была меня зацепить, заставить сопереживать его сложной судьбе и судьбам людей встречающихся на пути главного героя, в конце концов просто вызвать положительные эмоции. Но, увы, ничего этого нет и в помине.
    Да, проза Гузель Яхиной легко читается, но сейчас этим добром никого не удивишь. Талантливо ли написано? Нет, просто читаемо. Скука, монотонность произведения, не слишком интересные персонажи, слабый сюжет и много лишних деталей и описаний превративших рассказ в роман, делают эту книгу обыкновенной пустышкой. Дочитать удалось только призвав на помощь силу воли и напомнив себе, что не имею привычку бросать что-то на полпути.
    Что мы имеем? Винегрет идей не доведённых до ума, ворох безжалостно обрубленных сюжетных линий, тусклый финал и просто бесящий своей рефлексией и апатией Бах, просто убивают любой маломальский интерес. Я лично так и не понял почему наш учитель на протяжении 500 страниц не доставил себе труда хоть как-то измениться, подрасти в собственных глазах и глазах окружающих, ну наконец получить хоть какое-то развитие личности. Это откровенно нудная история, но в отличии от других рецензентов я считаю, что щепотка мистицизма смогла бы придать ей особый шарм. Жаль только что автор использовала этот щепетильный инструмент не ко времени и не к месту (думаю она и сама не поняла для чего это делала следуя моде). Ловко скрытая ненависть ко всему советскому немного смешит, ведь автор 1977 года рождения, а значит ничего об этом знать просто не может (слишком мала была). Хотя, сейчас это тоже модно. Слёзный водопад о двух "преступно" и "незаконно" депортированных народах пролился, угадываем о ком мы прочитаем в следующей книге.
    Экранизация, слава автора, бешеная реклама романа скорее огорчают. Тут нечего рекламировать, потому-что нечего читать. Зря потраченное время и деньги, лёгкое разочарование и злость на "сильных мира сего" занимающихся пиаром такой откровенной ерунды, всё что мы имеем в остатке закрыв последнюю страницу.
    Как-то у меня путано получилось, впрочем всё как в книге.

  2. ksu12
    ksu12
    Оценил книгу

    "Влекомые мечтой о счастье, они отправились в дорогу, прихватив с собой большие надежды и большое мужество. Русские степи оказались и вправду - бескрайними, но предлагали своим обитателям не изобилие и радость, а изнурительный труд и суровую борьбу за выживание."

    Очень страшная, глубокая трагическая история о судьбе Немецкого Поволжья в период с 1920 по 1941 год. Якоб Иванович Бах, учитель немецкого языка в школе Гнаденталя, немецкой колонии на Волге, расскажет нам эту историю. Расскажет нам ее онемевшими устами. Поведает свои сказки, поделится своими надеждами, болью, страхом, любовью. Мы узнаем о его любимой, о детях, о годах лихолетья, о судьбе одного из народов огромной страны. Голод, репрессии, мертвецы, небывалые урожаи и одновременно голодные будни, вездесущий страх, отчаяние - вот, что окружало немецкое население на Волге в начале двадцатого столетия.

    Немой немец Бах... именно его онемевшие уста и донесут до читателя и наивную детскую надежду, и веру, и страх, и отчаяние и непонимание той фантасмагории, что творилась в стране.
    "Дети мои" - это литературный памятник, еще одна трагическая страница истории нашей страны, истории народа, который когда-то Екатерина Вторая пригласила для проживания в Россию, трагедия этого народа, его истребление и изгнание с места проживания без права на выбор и надежду.

    Страшное лихолетье это было для всей страны, это всего одна страница летописи страны, но какая пронзительная, какая до боли типичная для того времени.
    Гузель Яхина, по-моему, уже Большой Писатель. Это вторая ее книга, которая запомнится мне надолго, которая побудила искать и читать сведения из истории, касаемые немецкого Поволжья. Через яркие художественные образы, через порой сказовый язык, Писательница передала документальную историческую правду, боль народа и боль за народ.

    Разве я смогу забыть когда-нибудь учителя Баха, плывущего по дну Волги, видящего всех погребенных в ней? А вкус и запах яблок, которыми он выкормит детей? Разве я забуду его сказки? Разве я забуду его детей? Все эти наивные детские сердца, растерянного страной народа?

    "Напиши мне сказку, Бах..."

    Книга удивительная - она суровая и грустная, в ней много любви и щемящей надежды, она вся наполнена детскостью, пропитана болью.

  3. Arlett
    Arlett
    Оценил книгу

    Шульмейстер Якоб Иванович Бах - школьный учитель поволжского поселения Гнаденталь (в переводе с немецкого: благодатная долина) до тридцати двух лет жил скучноватой, но размеренной жизнью. По утрам учил детей немецкой и русской речи, письму, чтению и арифметике, после уроков торопливо обедал, тщательно причесывался и быстрым шагом отправлялся на свои обязательные ежедневные прогулки - визиты - напоминавшие обход владений и их обзор внимательным хозяйским взглядом, который подметит любой непорядок. После визитов наступал час вечернего чтения и крепкий сон. Так и жил. Пока однажды не заметил странную тень в своем окне, а чуть позже нашел на своем столе загадочное письмо с приглашением на ужин к некоему Удо Гримму. С этого пахнущего яблоками конверта жизнь тихого шульмейстера Баха встанет на дыбы и начнет выписывать какие-то совсем невообразимые повороты.

    Новый роман Гузели Яхиной «Дети мои», как старинный сундук одного из его персонажей - няньки и экономки Тильды - полон разных вещиц, необходимых в быту и в праздники, которые можно разглядывать, откладывать в сторону, а потом вновь возвращаться и находить новые детали. Каждый найдет себе здесь что-то по душе. Кто-то историю поволжских немецких поселений, кто-то страшную сказку (а настоящие сказки должны быть только такими - страшными) о революции и коллективизации, кто-то роман о маленьком человеке, глазами которого, мы, как в дверной глазок, подсматриваем за всеми событиями, раздиравшими земли и людей в то время. И каждый этот взгляд будет справедлив, каждый верен и точен.

    Для меня же эта книга стала в первую очередь монументом отношениям родителей и детей. Здесь, на этих страницах проступает всё трудное, горькое счастье этого большого пути - вырастить нового человека. Этот путь пройдет траншеей через всё тело родителя, скрутит страхом кишки, истреплет нервы, истерзает сердце беспокойством и придавит его невозможно огромной любовью, сдавит горло слезами гордости и тревоги, сожмет судорогой пальцы, которые захотят прижать маленькое тело к себе и не отпускать никогда в этот безумный мир, полный опасности и обидчиков. После этого пути невозможно не измениться, ты уже другой человек. Эта обычная метаморфоза, на которую никто особо не обращает внимания в силу ее обыденности, заберет из человека все силы, но даст крылья, а если потребуется - даже сделает героем. Быть родителем - это ежедневный подвиг: ты больше не принадлежишь себе, ты теперь живешь и дышишь ответственностью за другого человека. Сначала ты должен найти в себе силы дать ему жизнь и всё, чтобы он смог стоять в этом мире на своих ногах, а потом, несмотря на боль в груди и кровь, бьющуюся в висках, отпустить на свободу. На этих страницах объемной фигурой, как раньше в детских книжках сказочные теремки, разворачивается печальная истина: сначала маленькие дети нуждаются в родителях, а когда родители начинают нуждаться в детях - мир их забирает, это нормальный, естественный ход вещей. Приходит время не мешать и отойти в сторону, чтобы быть безмолвным наблюдателем и лишь протягивать руку помощи, когда она снова будет нужна.

    6 житейских педагогических правил Якоба Ивановича Баха из нового романа Гузели Яхиной «Дети мои»:
    - Любить - не значит баловать. Строгость нужна подрастающему ребенку, как младенцу пеленание;
    - Игрушек может быть немного, важнее и интереснее исследовать окружающий мир;
    - Не стой на пути любознательности и жажды знаний;
    - Приучай ребенка помогать тебе по дому, у него должны быть свои посильные обязанности;
    - Не заставляй ребенка любить то, что нравится тебе (музыку, книги и т.д.);
    - Позволь самому выбирать друзей (даже если они тебе не нравится), если от этой дружбы нет вреда и опасности.

  1. Мир распадался надвое: мир испуганных взрослых и мир бесстрашных детей существовали рядом и не пересекались.
    5 июня 2018
  2. Лишь ограниченные умы могут полагать, что исторические события вершат личности. Историю движут идеи. Они не только овладевают массами и приобретают необходимый общественный вес; они облекаются в плоть и кровь конкретных, не всегда подходящих для этого людей.
    30 июня 2018
  3. Вот он, главный наш враг: вбитые в голову слова, вбитые в голову мысли! Тысячи слов, крытых пылью и паутиной. Тысячи мыслей, настолько изветшалых, что они уже начали разлагаться внутри черепной коробки…
    16 июня 2018