«Дети мои» читать онлайн книгу 📙 автора Гузель Яхиной на MyBook.ru
image
Дети мои

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.45 
(3 336 оценок)

Дети мои

433 печатные страницы

2018 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

“Дети мои” – новый роман Гузель Яхиной, самой яркой дебютантки в истории российской литературы новейшего времени, лауреата премий “Большая книга” и “Ясная Поляна” за бестселлер “Зулейха открывает глаза”.

Поволжье, 1920–1930-е годы. Якоб Бах – российский немец, учитель в колонии Гнаденталь. Он давно отвернулся от мира, растит единственную дочь Анче на уединенном хуторе и пишет волшебные сказки, которые чудесным и трагическим образом воплощаются в реальность.

“В первом романе, стремительно прославившемся и через год после дебюта жившем уже в тридцати переводах и на верху мировых литературных премий, Гузель Яхина швырнула нас в Сибирь и при этом показала татарщину в себе, и в России, и, можно сказать, во всех нас. А теперь она погружает читателя в холодную волжскую воду, в волглый мох и торф, в зыбь и слизь, в Этель−Булгу−Су, и ее «мысль народная», как Волга, глубока, и она прощупывает неметчину в себе, и в России, и, можно сказать, во всех нас. В сюжете вообще-то на первом плане любовь, смерть, и история, и политика, и война, и творчество…” Елена Костюкович

читайте онлайн полную версию книги «Дети мои» автора Гузель Яхина на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Дети мои» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2018Объем: 779711
Год издания: 2018Дата поступления: 11 июня 2019
ISBN (EAN): 9785171077662
Правообладатель
10 820 книг

Поделиться

ksu12

Оценил книгу

"Влекомые мечтой о счастье, они отправились в дорогу, прихватив с собой большие надежды и большое мужество. Русские степи оказались и вправду - бескрайними, но предлагали своим обитателям не изобилие и радость, а изнурительный труд и суровую борьбу за выживание."

Очень страшная, глубокая трагическая история о судьбе Немецкого Поволжья в период с 1920 по 1941 год. Якоб Иванович Бах, учитель немецкого языка в школе Гнаденталя, немецкой колонии на Волге, расскажет нам эту историю. Расскажет нам ее онемевшими устами. Поведает свои сказки, поделится своими надеждами, болью, страхом, любовью. Мы узнаем о его любимой, о детях, о годах лихолетья, о судьбе одного из народов огромной страны. Голод, репрессии, мертвецы, небывалые урожаи и одновременно голодные будни, вездесущий страх, отчаяние - вот, что окружало немецкое население на Волге в начале двадцатого столетия.

Немой немец Бах... именно его онемевшие уста и донесут до читателя и наивную детскую надежду, и веру, и страх, и отчаяние и непонимание той фантасмагории, что творилась в стране.
"Дети мои" - это литературный памятник, еще одна трагическая страница истории нашей страны, истории народа, который когда-то Екатерина Вторая пригласила для проживания в Россию, трагедия этого народа, его истребление и изгнание с места проживания без права на выбор и надежду.

Страшное лихолетье это было для всей страны, это всего одна страница летописи страны, но какая пронзительная, какая до боли типичная для того времени.
Гузель Яхина, по-моему, уже Большой Писатель. Это вторая ее книга, которая запомнится мне надолго, которая побудила искать и читать сведения из истории, касаемые немецкого Поволжья. Через яркие художественные образы, через порой сказовый язык, Писательница передала документальную историческую правду, боль народа и боль за народ.

Разве я смогу забыть когда-нибудь учителя Баха, плывущего по дну Волги, видящего всех погребенных в ней? А вкус и запах яблок, которыми он выкормит детей? Разве я забуду его сказки? Разве я забуду его детей? Все эти наивные детские сердца, растерянного страной народа?

"Напиши мне сказку, Бах..."

Книга удивительная - она суровая и грустная, в ней много любви и щемящей надежды, она вся наполнена детскостью, пропитана болью.

16 мая 2018
LiveLib

Поделиться

Arlett

Оценил книгу

Шульмейстер Якоб Иванович Бах - школьный учитель поволжского поселения Гнаденталь (в переводе с немецкого: благодатная долина) до тридцати двух лет жил скучноватой, но размеренной жизнью. По утрам учил детей немецкой и русской речи, письму, чтению и арифметике, после уроков торопливо обедал, тщательно причесывался и быстрым шагом отправлялся на свои обязательные ежедневные прогулки - визиты - напоминавшие обход владений и их обзор внимательным хозяйским взглядом, который подметит любой непорядок. После визитов наступал час вечернего чтения и крепкий сон. Так и жил. Пока однажды не заметил странную тень в своем окне, а чуть позже нашел на своем столе загадочное письмо с приглашением на ужин к некоему Удо Гримму. С этого пахнущего яблоками конверта жизнь тихого шульмейстера Баха встанет на дыбы и начнет выписывать какие-то совсем невообразимые повороты.

Новый роман Гузели Яхиной «Дети мои», как старинный сундук одного из его персонажей - няньки и экономки Тильды - полон разных вещиц, необходимых в быту и в праздники, которые можно разглядывать, откладывать в сторону, а потом вновь возвращаться и находить новые детали. Каждый найдет себе здесь что-то по душе. Кто-то историю поволжских немецких поселений, кто-то страшную сказку (а настоящие сказки должны быть только такими - страшными) о революции и коллективизации, кто-то роман о маленьком человеке, глазами которого, мы, как в дверной глазок, подсматриваем за всеми событиями, раздиравшими земли и людей в то время. И каждый этот взгляд будет справедлив, каждый верен и точен.

Для меня же эта книга стала в первую очередь монументом отношениям родителей и детей. Здесь, на этих страницах проступает всё трудное, горькое счастье этого большого пути - вырастить нового человека. Этот путь пройдет траншеей через всё тело родителя, скрутит страхом кишки, истреплет нервы, истерзает сердце беспокойством и придавит его невозможно огромной любовью, сдавит горло слезами гордости и тревоги, сожмет судорогой пальцы, которые захотят прижать маленькое тело к себе и не отпускать никогда в этот безумный мир, полный опасности и обидчиков. После этого пути невозможно не измениться, ты уже другой человек. Эта обычная метаморфоза, на которую никто особо не обращает внимания в силу ее обыденности, заберет из человека все силы, но даст крылья, а если потребуется - даже сделает героем. Быть родителем - это ежедневный подвиг: ты больше не принадлежишь себе, ты теперь живешь и дышишь ответственностью за другого человека. Сначала ты должен найти в себе силы дать ему жизнь и всё, чтобы он смог стоять в этом мире на своих ногах, а потом, несмотря на боль в груди и кровь, бьющуюся в висках, отпустить на свободу. На этих страницах объемной фигурой, как раньше в детских книжках сказочные теремки, разворачивается печальная истина: сначала маленькие дети нуждаются в родителях, а когда родители начинают нуждаться в детях - мир их забирает, это нормальный, естественный ход вещей. Приходит время не мешать и отойти в сторону, чтобы быть безмолвным наблюдателем и лишь протягивать руку помощи, когда она снова будет нужна.

6 житейских педагогических правил Якоба Ивановича Баха из нового романа Гузели Яхиной «Дети мои»:
- Любить - не значит баловать. Строгость нужна подрастающему ребенку, как младенцу пеленание;
- Игрушек может быть немного, важнее и интереснее исследовать окружающий мир;
- Не стой на пути любознательности и жажды знаний;
- Приучай ребенка помогать тебе по дому, у него должны быть свои посильные обязанности;
- Не заставляй ребенка любить то, что нравится тебе (музыку, книги и т.д.);
- Позволь самому выбирать друзей (даже если они тебе не нравится), если от этой дружбы нет вреда и опасности.

4 июля 2018
LiveLib

Поделиться

Anastasia246

Оценил книгу

В тегах к книге здесь, на сайте, стоит указание на жанр "исторический роман", что, конечно, совсем не соответствует истине: история в романе переламывает человеческие судьбы, ломает людей, крушит привычную жизнь и зачастую приносит страдания героям, но главное здесь все-таки - люди...История, скорее, тот страшный холст, на котором рисует свои причудливые и непостижимые картины жизнь...

Гузель Яхина - одна из немногих современных российских авторов, которые умеют бережно обращаться с историей нашей страны. Под большим впечатлением осталась я от ее предыдущего произведения - Гузель Яхина - Зулейха открывает глаза (и от экранизации, к слову, тоже), прочитанного два года тому назад. Под сильным впечатлением и сейчас - уже от следующей ее книги Гузель Яхина - Дети мои .

Яхиной всегда, на мой взгляд, удается правильно расставлять акценты, и потому, наверное, балансируя на тонкой грани между беспощадной руганью всего, что было в те страшные годы, и, наоборот, немыслимым восхвалением и "ура-патриотизмом" прошлого, она умудряется сделать книгу душевной, пронзительной, человечной, которая берет за душу и сердце, сделать ее одновременно необычайно тяжелой и в то же время необыкновенно оптимистичной, показывая, что даже после самых тяжких потерь можно подняться и жить дальше, несмотря ни на что...

История Якоба Баха, наполненная (переполненная даже) трагизмом, безысходностью, отчаянием, как пример всем читателям: всегда можно найти то, ради чего стоит жить. Это и будет спасением. Начать - быть может, впервые - жить для кого-то, а не только для себя. Потеряв любимую женщину, он начинает заботиться о ее ребенке, начав тем самым все с самого нуля. Жизнь вопреки всему легкой не будет: их ждет масса новых испытаний, пройти которые можно, ставя перед собой все новые и новые цели. Поднять девочку, обустроить хозяйство, найти средства на пропитание, обучить ее языку, будучи немым. И мы снова возвращаемся к идее о величии человеческого духа. Выдержать можно все что угодно, были бы упорство и желание. И цель...(в этом смысле роман Яхиной отчетливо напомнил мне знаменитое нехудожественное произведение - Виктор Франкл - Человек в поисках смысла ).

Личную трагедию в некотором смысле оттеняют и показанные словно пунктиром события, всколыхнувшие страну в 20-е-30-е годы прошлого столетия, а еще так или иначе жизнь Якоба все равно окажется переплетенной с судьбой немецкой колонии на Волге.

Легким это чтение точно не будет: слишком много здесь ужасающих подробностей, бессмысленных человеческих страданий, насилия, несправедливости. И в тоже время словно повеет с этих тяжелых страниц какой-то надеждой (правда, ближе уже к концу книги, но дождаться этого момента определенно стоит): можно убить человека, но нельзя сломить его волю к жизни; нельзя убить подлинно человеческое, то, что и делает нас в конечном счете людьми. Гузель Яхина не рисует при этом нам идеальный образ всесильного человека, отнюдь. Наоборот, она, устами своего героя, естественно, постоянно подчеркивает его тщедушность, его слабость (он не смог защитить когда-то самого дорогого ему человека), но - странное дело - именно в этой слабости и кроется настоящая сила...

8 ноября 2020
LiveLib

Поделиться

Поначалу старался вспомнить истории, где не было бы ни единого скверного персонажа и ни единого печального события; таких, однако, не находилось: в любой сказке непременно возникали злые и мятежные силы – более того, они и запускали сюжет.
13 января 2022

Поделиться

Кураж в бильярде приходит с опытом. Играет человек десять партий, сто, двести – и вдруг понимает: вот оно! Чемоданов по лицам игроков безошибочно определял, кто с искрой играет, а кто – без, на чистой технике. Быстрее всего вдохновение от игры ловили поэты (одна бесшабашная игра Маяковского чего стоила!) и, как ни странно, военные – не тыловые генералы, а настоящие бойцы. Видимо, давала себя знать горячая кровь. Буденный, Ворошилов – ах, как бились: лихо, наотмашь, чуть не ломая кии, чуть не вспарывая сукно! Кто-то скажет: ухарство и безрассудство, пустая удаль вояк. А Чемоданов – нет, он видел в той лихости красоту, дыхание бильярдного гения. И как же хотелось помочь ученику не просто овладеть правилами, а !.. Но научить куражу, увы, нельзя. И объяснить на словах – тоже. Чемоданов пытался было, наедине с собой, – глупость одна выходит, словно перечисление симптомов болезни из медицинского справочника: холод в пальцах, распирание в груди, пустота в голове, невесомость в теле… А если – по-другому попробовать? Кий – и кисть, и смычок, и перо. А шары – и краски, и струны. А сукно – полотно. Взмах, удар – музыка!.. Нет, не рассказать, не описать. Невозможно.
30 июня 2021

Поделиться

Чемоданов ни разу не видел, чтобы вождь заволновался – проглядел хорошую резку или киксанул второпях. Но и куража настоящего у него не случалось ни разу, хотя игрой увлекался уже лет семь. А без этого – какой бильярдист?! Так, шарогон второсортный, у которого игра всегда будет мертвая: ни красоты, ни трепета. А в кураже даже ошибка – по самонадеянности или с горячки – красива, потому как живая…
30 июня 2021

Поделиться

Автор книги

Подборки с этой книгой