Читайте и слушайте
167 000 книг и 11 000 аудиокниг
4,5
45 читателей оценили
561 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу

О книге

Вот уже более ста лет роман «Овод» волнует многие поколения читателей, но встречен он был по-разному. Пуританская Англия отнеслась к нему сдержанно. В Америке он вызвал бурю возмущения своим антирелигиозным характером, в России его восторженно приветствовали, в СССР он издавался миллионными тиражами и был включен в школьную программу. Не случайно название романа: оно отсылает нас к Сократу, принявшему смерть за свои убеждения. Главный герой Овод, подобно греческому мудрецу, остается верен идеям, вдохновлявшим его с юности. Овод – это интернациональный тип революционера. В разные эпохи, разными обществами роман воспринимался неоднозначно. Сегодня он вновь может найти своих поклонников.

Подробная информация

Правообладатель: Эксмо

Дата написания: 1897

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785699538591

Дата поступления: 10 августа 2018

Объем: 504.9 тыс. знаков

ID: 271883

  1. Tarbaganchik
    Оценил книгу

    СПОЙЛЕРЫ!

    Я сделал всё и всё оставил,
    В моей игре почти нет правил,
    И мой герой не держит строй
    И лезет на рожон... (с)

    Революционная книга, как часто это утверждалось. Ан нет, этого качества для меня в ней ни на грош. Хотя в свое время было популярным раздувать вокруг этого творения Войнич ненужный революционный огонь. Эта книга о разных аспектах людских отношений и о жизненном пути человека, о выборе и о любви.

    Тысячи раз до меня задавались вопросом, кто же неправ в истории отца и сына? На мой взгляд, оба. Повзрослев, увидев прочитанное новыми глазами, я поняла для себя одну вещь – ну нельзя, невозможно предать свое дитя. И душа моя полна негодования, когда перед моими глазами проходят сцены, где в темной камере сын просил отца, кричал ему в след: «Вернитесь, падре, я не вынесу!» Но падре не вернулся, он ушел подписать приговор своему ребенку. Да, так правильнее, так спокойнее, так его вера будет удовлетворена. Я не вижу в воззрениях Монтанелли истинной веры, ибо убить сына, предать военно-полевому суду, это еще одно предательство, это насилие, которого так боялся священнослужитель. Боялся, но совершил его в отношении своего сына. Ах, да... правильный падре не хотел разрушить свою веру, уйти из лона святой церкви, предать возложенную на него миссию. Но не предал ли он все свои убеждения, когда тридцать лет назад нарушил обет безбрачия? Не предал ли он свою веру, когда сын рос во лжи? Как жилось тебе, Монтанелли, когда ты считал, что твой сын утопился? Нелегко? И вот спустя долгих тринадцать лет сему сеньору дарована возможность всё исправить. Ребенок жив и он просит любви, просит поддержки, хоть вокруг него как шипы его острые, злые слова и непримиримость. Но шанс все исправить так и остался неиспользованным. Никогда не пойму, зачем на этот свет рожать детей, если ты потом не можешь дать им любви, поддержки, теплоты, если не можешь укрыть их от вьюг и зим? Да, Артур требовал многого, но надо было мир перевернуть, но освободить его, придумать что-нибудь, помочь своему сыну, и наконец-то проявить отцовскую любовь на деле, а не в пафосных словах... И еще ведь твой сын верил в тебя, как в честного человека, образец для подражания, на кого нужно равняться. Но оказалось и здесь ложь, в итоге впечатлительный мальчик отказался от веры, ведь сеньор Монтанелли врал ему. Можно бесконечно расписывать эту тему и негодовать, но проще признать тот факт, что Монтанелли просто недостаточно любил Артура. Слова, слова, пустозвонство, наносное и не более.

    Недолюбленный, одинокий, покрывшейся броней цинизма, надевший маску, бросающий колкие и едкие фразы, прошедший через тяжкие испытания. Овод, Артур, Феличе... Изменившийся, ожесточившийся, но все так же ждущий в своем сердце любви, настоящей, искренней. Стоит только вспомнить его письмо к Джемме, как он поцеловал ее руку, как он бледнел при виде его любимого (все еще любимого) падре. Вот чего стоит быть настолько чистым, открытым, верящим в идеалы, в порядочность людей в девятнадцать. А потом раз... и в один день все разрушено. Джемма, которая даже не захотела выслушать, проще ударить по лицу, все разрушив этим, как будто мы живем сто раз на свете и потом это можно будет исправить. Как часто люди, не желая выслушивать других, губят и свою, и чужую жизнь. Этим грешили и Джемма, и сам Артур. Падре, который лгал, столько лет лгал, продолжая заниматься тем же, ведь тайна была скрыта, казалось довольно надежно, а объяснения – это отдельные сложности. Так что требовать от юноши, когда в раз все рухнуло в его жизни? Да, да, сбежать, далеко, отомстить всем, и сделав еще больнее этим самому себе. Смог бы Артур спустя такой долгий промежуток времени простить своих любимых, таких нужных ему людей? Я думаю смог. В его прощальном письме Джемма снова превратилась в Джим, а значит преграды из прошлых ошибок разрушены, хоть и возведены новые преграды, которые уже никогда не исправить. Ведь теперь Артур уж действительно умер. И Монтанелли, его предательство тоже могло бы быть прощено, не соверши он нового. Можно, конечно, считать, что максимализм Овода сам привел его к к такому финалу. Но не в ответе ли мы за тех, кого приручили (ассоциации с известной сказкой-притчей)? Не спорю, Овод во многом жесток, требователен, но не заслужил ли он за все эти годы любви? Настоящей любви, что сможет помочь своему ребенку, своему дорогому ребенку, по которому плакалось столько, о котором было столько снов, столько слез пролито. Оказалось, что нет.

    Короткая, яркая жизнь, на надрыве, жизнь в постоянных поисках, в постоянной войне с самим собой, с врагом. Жизнь в стремлении быть любимым, что спрятано так глубоко. Быть любимым, искренне, по-настоящему и не только на словах. Но Артур умер, Овод умер. И осталась опустошенность от всего случившегося, пустопорожность всей жизни, всей потускневшей борьбы за идеалы . Суета сует, обычные будни, тяжелые, как жаркий, знойный летний день, что оглушает. И ни капли перемен. Пустота.

    Then am I
    A happy fly,
    If I live
    Or if I die. (с)

  2. krek001
    Оценил книгу

    Когда-то в школе я впервые прочитала «Овода» и поклялась себя больше эту книгу в руки не брать. Все эти годы я упорно называла ее одной из самых любимых, с остервенением маньяка искала на полках книжных, но отчаянно боялась перечитывать. Но вечно бояться нельзя, нужно быть большим и смелым. Легко говорить, когда ты только в начале повествования…

    Для меня эта книга очень личная, очень болезненная. Уж не знаю, по каким причинам. Просто каждая строчка как нож по сердцу. Красиво пишу, да? Пафосно, высокопарно. А знаете что? Хрен с ним! Пусть тут будут слезы, сопли и море пафоса. Да пусть весь мир утонет в этом море! Мне плевать. Как я в детстве рыдала на этой книгой, так рыдаю и сейчас. И последние строки приходится перечитывать, потому как от слез буквы расплываются.

    Меня абсолютно не цепляет революционная нотка романа. Революций и войн много, все они ведутся отчаянными во имя свободы и ради лучшей (по их мнению) жизни. Если каждую войну воспринимать всерьез, то детей нужно рожать сразу в форме и с пулеметом. Меня не тревожит религиозная тема. Хотя я не верю ни в какого бога (да и в дьявола, пожалуй, тоже) и в годы юношеского максимализма частенько грешила фразами Овода, эта линия прошла мимо. Религия – личное, это не обсуждается. Верить или нет – решать не обществу, а конкретному человеку. И даже тема отцов и детей, тема застарелой вины, терзающей по ночам, тема обиды и раскаяния меня не трогает. У каждого свои тараканы. Если каждый будет о них писать, то мы умрем от жалости, читая все это.

    И вот смотрю сейчас на скомканную мокрую салфетку и думаю, чего ж, я дура, рыдаю? Ведь по сути все проблемы и терзания в книге кажутся серьёзными тогда, когда тебе 16. Когда ты один против мира, как Овод. Когда ты хочешь любви, но боишься сказать об этом. Когда каждое обещание выцарапано ножом на руке. Это подростковая книга, максимальная и безапелляционная. Ее нужно читать не на третьем десятке, думая параллельно, что бы приготовить завтра на обед и где купить новую кровать. Ее нужно читать тогда, когда глаза полны любопытства, а сердце просит кумиров, когда хочется сделать что-то, что перевернёт мир и порушит устои.

    Однако ж головой я это понимаю. А все равно плачу. Просто я люблю эту книгу. То ли за ту бессонную ночь, когда впервые прочитала и шептала казавшиеся тогда такими важными клятвы, стоя босиком на холодном полу. То ли за то, что все эти годы, стоило вспомнить название, становилось так тепло и хорошо, словно старого друга встретил после долгой разлуки. То ли просто за то, что история хорошая, а это сегодня – редкость.

    А по фиг! Зачем разбираться в причинах любви, если можно просто любить?

    В одном я уверена точно: если у меня будут дети, как-нибудь, когда придет время, я обязательно подсуну им эту книжку. Ее нужно прочитать. Обязательно.

  3. AffrontiRegiven
    Оценил книгу

    История одного сильного человека

    Вот бывают такие книги, которые после прочтения долгое время тебя не отпускают, они вдохновляют, заставляют задуматься и кое-что переосмыслить. Именно такой книгой для меня стал «Овод» - это поистине невероятная, удивительная, сильная история, которая производит неизгладимое впечатление и западает в душу.

    Эту книгу я прочитала по совету своих друзей, но честно сказать я была совершено, уверена, что она мне не понравится. Я не люблю историю, революции и ничего не знаю про подпольные организации, не интересуюсь тайными обществами и мне совершенно не близка тема религии в литературе. Но Овод, Артур, Феличе называйте его, как хотите, именно из-за этого удивительного человека я читала эту книгу. Ведь Овод - невероятный человек, в котором есть как плохое, так и хорошее. С одной стороны это обаятельный, остроумный, порывистый. С другой эгоистичный человек, который не умеет прощать и все воспринимает очень резко и серьезно. Но взглянув на все то через, что прошел этот человек со стороны, можно будет понять, почему он стал таким.

    История Овода начинается с того момента, когда он был молодым, наивным, но и счастливым юношей, которого звали Артур. Тогда Овод еще не знал, что ему предстоит столько вытерпеть, предстоит перенести предательство близкого человека, принять отказ от любимой женщины и бежать. Артур бежит в Южную Америку и больше о нем уже никто не услышит. Но через тридцать лет Овод опять возвращается туда, откуда все началось, дабы помочь Италии освободиться и объединиться в один единый народ. Здесь же Овод и встречает свою бывшую возлюбленную Джемму…

    Джемма – прекрасная девушка, настоящая леди, Мадонна. Красавица, каких еще поискать надо. И надо сказать она сильная личность, которая может за себя постоять, справиться и переосмыслить те ошибки, которые она допустила в юности. Внутри она полна печали и обиды, но внешнее это все такая же прекрасная и терпеливая женщина в которую влюбился Артур. Джема – поистине великолепная женщина, которой невозможно не восхищаться.

    Овод – это история о выборе, о предательстве, о поиске самого себя в жизни, и конечно о вере. О вере в лучшее.

    «Душа немая, у неё нет голоса, она не может кричать. Она должна терпеть, терпеть и терпеть…»

  1. о он ответит. Побольше терпения, сын мой. В наших поступках мы не должны руководствоваться тем, любят нас или ненавидят.
    16 ноября 2018
  2. Так и с Италией: тем, кто поднимается на защиту своих интересов, вовсе не нужно терпение.
    18 октября 2018
  3. Свою долю работы я выполнил, а смертный приговор – лишь свидетельство того, что она была выполнена добросовестно.
    17 сентября 2018

Интересные факты

Предыстория написания книги. Известно, что прототипом главного героя Артура стал близкий друг писательницы Михаил Войнич - её будущий муж, что в своё время работал провизором в аптеке г. Гродно. Белорусский литератор и библиофил, участник польского восстания 1863 г. был арестован и отправлен в ссылку Сибирь, откуда совершил удачный побег и переселился в Англию, где в 1890 г. женился на Этель Буль, тогда ещё не ставшей на писательскую стезю. Так что как минимум эта книга не была бы написана, а то Войнич и вовсе не взялась бы за перо, если бы Этель не повстречала свою вторую половинку родом из белорусского Гродно.
Более подробно о вкладе Гродно в мировую литературу в этой подборке.