Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Русский дневник

Русский дневник
Читайте в приложениях:
Книга доступна в премиум-подписке
506 уже добавило
Оценка читателей
3.93

«Русский дневник» лауреата Пулитцеровской премии писателя Джона Стейнбека и известного военного фотографа Роберта Капы – это классика репортажа и путевых заметок. Сорокадневная поездка двух мастеров по Советскому Союзу в 1947 году была экспедицией любопытных. Капа и Стейнбек «хотели запечатлеть все, на что упадет глаз, и соорудить из наблюдений и размышлений некую структуру, которая послужила бы моделью наблюдаемой реальности». Структура, которую они выбрали для своей книги – а на самом деле доминирующая метафора «Русского дневника», – это портрет Советского Союза. Портрет в рамке. Они увидели и с неравнодушием запечатлели на бумаге и на пленке то, что Стейнбек назвал «большой другой стороной – частной жизнью русских людей». «Русский дневник» и поныне остается замечательным мемуарным и уникальным историческим документом.

Лучшие рецензии
Lihodey
Lihodey
Оценка:
61

Неожиданно был приятно удивлен дневниковыми заметками Джона Стейнбека о его поездке в 1947 году в СССР. Знаменитый американский классик не удовлетворился общепринятым мнением об СССР, как о сосредоточении всего мирового зла, навязанным западной пропагандой, и предпочел получить информацию из первых рук, лично посетив страну. Что из этого получилось – он отразил в издании своего дневника.
Стейнбек – это человек, умеющий фильтровать те потоки информации, что выдает правящая система. Он отправляется в путешествие по СССР с не предвзятыми взглядами и в своем дневнике старался отразить увиденное максимально объективно. За это ему большое спасибо. Не всегда получалось на 100% объективно, но здесь больше важно не предвзятое отношение и постоянное стремление автора понять другую страну, несмотря на языковой и культурный барьеры.

Самое сложное в мире для человека - просто наблюдать и принимать окружающее. Мы всегда искажаем картины нашими надеждами, ожиданиями и страхами.

Стейнбеку вместе со своим другом и фотографом Робертом Капой довелось побывать в Москве, Киеве, Сталинграде и Грузии. Турне получилось не самое легкое, автор не раз и не два сетует на то, что программа была крайне перенасыщенная, и не всегда это шло на пользу адекватному восприятию действительности.
Что хотелось бы особо отметить в отчетах Стейнбека?
Во-первых, это поразительная наблюдательность автора и умение сразу увидеть и понять суть многих вещей, совершенно прежде незнакомых и чуждых. Причем, он в равной степени замечал как отрицательные моменты, такие, например, как перегибы советской бюрократической системы, так и многие положительные моменты, взять хотя бы особенную веру советского народа в светлое будущее.

Если какой-либо народ и может из надежды извлекать энергию, то это именно русский народ.

Во-вторых, это потрясающее чувство юмора у автора. Признаюсь, даже не подозревал, что Стейнбек такой юморист. Временами (описание картины в гостиничном номере, заметки о сантехнике в тех же номерах, антипьеса для Симонова и др.), не удерживался и хохотал в полный голос. Относиться ко всем препонам и неурядицам, возникающим на пути, с изрядной долей юмора и самоиронии – это практически безупречная позиция рассказчика, вызывающая моментальную симпатию к нему со стороны читателя.
В-третьих это короткие, но очень емкие и атмосферные зарисовки увиденного. Благодаря им, буквально проникаешь сознанием во время послевоенного периода СССР. Автор всего в нескольких коротких предложениях описывает к примеру: пострадавшую от боев местность, или транспортный самолет-развалину, или используемые в поезде бельгийские вагоны производства 1912 года, или красочное авиа-шоу, или праздник 800-летия Москвы, но картинка складывается объемная и живая.
Текст дневника не лишен некоторой шероховатости, но это нисколько не портит положительное и светлое впечатление о книге. Ну, а за итоги "Русского дневника" так и хочется пожать Джону Стейнбеку руку:

Мы увидели, как и предполагали, что русские люди ― тоже люди, и, как и все остальные, они очень хорошие. Те, с кем мы встречались, ненавидят войну, они стремятся к тому, чего хотят все: жить хорошо, в безопасности и мире.
...Мы не делаем никаких выводов, кроме того, что русские люди такие же, как и все другие люди на земле. Безусловно, найдутся среди них плохие, но хороших намного больше.
Читать полностью
sireniti
sireniti
Оценка:
45

"Если какой-либо народ и может из надежды извлекать энергию, то это именно русский народ…"

Всегда трудно писать отзыв на книгу, которая очень нравится. Но попытаюсь. 

Я не стану утверждать, что это шедевр, что здесь глубокий подтекст, философские мысли или она имеет большую художественную ценность. Зачем?
Ведь для тех, кому нравится Стейнбек, эта книга и правда бесценна.  Потому что, сами понимаете, это же Стейнбек. А ещё это путевые  заметки об СССР. 

Автор задумал написать об этой загадочной для американцев стране без прикрас и преувеличений, без обмана и предвзятости. И у него получилось. Настолько, насколько  могло это получится у человека, которого с детства запугивали страной с медведями, мужиками в шапках-ушанках и прочими антисоветскими ужастиками.  Но, с другой стороны, и нас пугали зажравшимися буржуа и прочими бедами   "загнивающего" запада.

Судя по заметкам, Стейнбек  и его друг-оператор Капа побывали в России, Украине и Грузии.  И то, что они увидели, совсем не вязлось с тем, о чем они были наслышаны и предупреждены. 

Вероятно, самое сложное в мире для человека ― просто наблюдать и принимать окружающее. Мы всегда искажаем картины нашими надеждами, ожиданиями и страхами. 

Американские гости честно пытались принять открывшийся им мир. И пусть многое было непонятно (о, очень многое, судите только по цитатам), но это отнюдь не выглядело таким уж страшным и уж точно не опасным. Просто это был другой мир, другой менталитет и они со усех сил пытались понять его. 

Нам кажется, что одним из самых глубоких различий между русскими и американцами является отношение к своим правительствам. Русских ~ учат, воспитывают и поощряют в том, чтобы они верили, что их правительство хорошее, что оно во всем безупречно, что их обязанность ― помогать ему двигаться вперед и поддерживать во всех отношениях. В отличие от них американцы и британцы остро чувствуют, что любое правительство в какой-то мере опасно, что правительство должно играть в обществе как можно меньшую роль и что любое усиление власти правительства ― плохо, что за существующим правительством надо постоянно следить, следить и критиковать, чтобы оно всегда было деятельным и решительным…
Потом мы отправились в Музей Ленина. Зал за залом-кусочек человеческой жизни. Мне кажется, что в мире не найдется более задокументированной жизни.Ленин, по всей вероятности, ничего не выбрасывал. В залах и в застекленных витринах можно видеть его записки, чеки, дневники, манифесты, памфлеты; его карандаши и ручки, его галстуки, одежда ― все здесь. А на стенах развешаны большие картины, на которых изображены эпизоды из его жизни, с самого детства. Каждое событие революции, в котором он принимал участие, также отражено на гигантских полотнах. На стенах укреплены его книги, высеченные из белого мрамора, названия ― в бронзе. Здесь находятся статуи Ленина, изображающие его в разных позах, а позже к нему присоединяется фигура Сталина. Но во всем музее нельзя найти изображения Троцкого. Троцкий, как учит русская история, перестал существовать и вообще никогда не существовал. Такой исторический подход нам непонятен. Это та история, которую хотелось бы иметь, а не та, что была на самом деле. Нет никакого сомнения в том, что Троцкий оказал огромное историческое влияние на русскую революцию. Не вызывает ни малейшего сомнения также и тот факт, что его смещение и изгнание имели большое историческое значение. Но для русской молодежи его никогда не было. Для детей, которые ходят в Музей Ленина и наглядно знакомятся с историей революции, Троцкого, хорошего ли, плохого ли, никогда не существовало.

Как такая страна могла выиграть Великую Войну было загадкой для американцев. После поездки в СССР, по крайней мере для двоих из них, этот вопрос отпал сам собой. Чего уж там, ведь "американцы такие же люди, как и мы!".  

Ну вот и все. Это о том, за чем мы поехали. Мы увидели, как и предполагали, что русские люди ― тоже люди, и, как и все остальные, они очень хорошие. Те, с кем мы встречались, ненавидят войну, они стремятся к тому, чего хотят все: жить хорошо, в безопасности и мире.
Мы знаем, что этот дневник не удовлетворит никого. Левые скажут, что он антирусский, правые ― что он прорусский. Конечно, эти записки несколько поверхностны, а как же иначе? Мы не делаем никаких выводов, кроме того, что русские люди такие же, как и все другие люди на земле. Безусловно, найдутся среди них плохие, но хороших намного больше.

Читать полностью
russian_cat
russian_cat
Оценка:
38

Стейнбек известен многим как писатель, очень правдиво и без прикрас изображающий реальную действительность, какой бы она ни была. И вот, узнав, что существует книга, в которой он описывает свое путешествие в СССР в послевоенные годы, я захотела ее прочесть. Было любопытно увидеть страну его глазами - иностранца, но иностранца объективного.

Строго говоря, "Русский дневник" - не совсем книга. Это что-то вроде сборника путевых заметок, впечатлений о поездке по городам Советского Союза. Будучи верным своей традиции, Стейнбек много внимания уделяет бытовым деталям, стремясь создать у своих читателей наиболее реалистичную картину этого чуждого для них мира.

Как можно почувствовать из его произведений, на первом плане для него всегда были люди. О чем они думают? Что они едят? Как они одеваются? Любят ли танцевать? Где учатся? Каков их уровень жизни? Ответы на такие и подобные вопросы он и хотел получить в первую очередь, отправляясь в свою поездку. Понять самому и рассказать другим - какие они, эти русские люди?

Его знакомые американцы, вполне предсказуемо, отнеслись к его затее без энтузиазма.

Как только стало известно, что мы едем в Советский Союз, нас начали засыпать советами и предостережениями. Делали это, в основном, те люди, которые никогда не были в России.

Чего только не услышали Стейнбек и его спутник: и что они пропадут без вести, как только пересекут границу, и что их схватят и будут пытать, и совет взять с собой бомбу... Сам писатель говорит об этом так:

Мы обнаружили, что тысячи люди страдают московитисом - состоянием, при котором человек готов поверить в любой абсурд, отбросив очевидные факты. Со временем, конечно, мы убедились, что русские, в свою очередь, больны вашингтонитисом, аналогичным заболеванием. Мы обнаружили, что в то время, как мы изображаем русских с хвостами и рогами, русские точно так же изображают нас.

Стейнбек изначально поставил себе целью ничего не оценивать, не выносить никаких суждений, просто максимально объективно описать увиденное. Думаю, ему это удалось, учитывая, конечно, то ограниченное время, что было в его распоряжении и тот факт, что к иностранцам относились, мягко говоря, с предубеждением.

С мягкой иронией он описывает некоторые примеры проявления русского характера:

Мы слышали о русской игре - назовем ее «русский гамбит», - выиграть в которой редко кому удается. Она очень проста. Чиновник из государственного учреждения, с которым вы хотите встретиться, то болен, то его нет на месте, то он попал в больницу, то находится в отпуске. Это может продолжаться годами. А если вы переключитесь на другого человека, то его тоже не окажется в городе, или он попадет в больницу, или уедет в отпуск.
Мы должны были лететь в Тифлис через 20 минут, но экипаж самолета решил иначе. Летчики взяли машину и поехали купаться в море; они отсутствовали два часа, пока мы бродили по садам аэропорта.

Было забавно прочитать и о чрезмерных проявлениях гостеприимства, когда в полвторого ночи гостям накрывают "второй ужин", и о походе в театр на пьесу "Гроза" ("было уже за полночь, когда героиня наконец утопилась в реке"), и о советском цирке, в котором клоуны изображаются богатых американцев, и о пьесе Симонова про "Русский вопрос".

С большой долей юмора автор рассказывает и о различных неприятностях "бытового" характера - ванная в гостинице, самолеты, дороги. В его книге вы не найдете ни одного слова возмущения или раздражения - просто описание фактов, приправленное иронией (хотя в те моменты ему явно было не до смеха).

Кстати, зацепил внимание один факт. Всем известно, что среди иностранцев существует стереотип, будто русские постоянно пьют водку. Так вот, если бы я, предположим, ничего не знала о России, но прочитала бы эту книгу, у меня бы тоже возник такой стереотип. Потому что здесь ее пьют все время. На завтрак, обед и ужин. Стаканами. Не знаю, с чем это связано - традиционным гостеприимством или чем-то еще, но после этого понимаешь, что у таких представлений основания-то таки имеются, и серьезные. Потому как если все иностранцы, попадавшие в Россию, встречали подобный прием, то неудивительно, что у них сложилось такое впечатление.

Но Стейнбек бы не был Стейнбеком, если бы не стремился понять людей, о которых он пишет, за внешними проявлениями рассмотреть характер. Конечно, не всегда ему это удавалось, все-таки культурный и языковой барьер давал о себе знать. Но уже одно это стремление непредвзято рассказать о людях, к которым в его стране традиционно относятся с большим негативом, делает ему честь.

Он не раз обращает внимание, насколько сильно страна пострадала во время войны, сколько они видели разрушенных деревень и городов, изрытых копами и траншеями полей. Особенное впечатление производит его описание руин Сталинграда, в котором не осталось буквально ни одного целого здания. И вот здесь, наблюдая за тем, как город буквально восстает из пепла, как люди, живущие в развалинах, отстраивают его заново, он говорит:

Если какой-либо народ и может извлекать из надежды энергию, то это именно русский народ.

Работы часто ведутся практически голыми руками, потому что экономика еще не перестроилась на мирные рельсы, в стране катастрофически не хватает тракторов, бульдозеров и прочей техники.

Гостям показывают подарки, присланные жителям города-героя из разных стран, и Стейнбек не упускает случая лишний раз показать, насколько правительства - любые - всегда далеки от народа и его реальных потребностей.

Нас вдруг охватило чувство печали, когда мы увидели все эти подношения от глав правительств: копию средневекового меча, копию старинного щита, несколько фраз, написанных на пергаменте, и множество напыщенных слов <...> А в эту минуту нам вспоминались только закрытые железными масками лица мужчин, стоящих у печей на тракторном заводе, девушки, выходящие из подземных нор, да маленький мальчик, который каждый вечер приходит навестить своего отца на братскую могилу... И это были не пустые и аллегоричные фигуры. Это были маленькие люди, на которых напали и которые смогли себя защитить.

Стейнбек и Капа побывали в Москве, Киеве, Сталинграде, Грузии. Что они увидели? Большую многонациональную страну, где люди так же похожи и непохожи на других, как и в любой другой стране. Культ личности - да, переписывание истории - тоже. Но главное - все-таки люди.

Мы увидели, как и предполагали, что русские люди ― тоже люди, и, как и все остальные, они очень хорошие. Те, с кем мы встречались, ненавидят войну, они стремятся к тому, чего хотят все: жить хорошо, в безопасности и мире.
Читать полностью
Лучшая цитата
четырех яиц, по две огромные жареные рыбы и по три стакана молока. После этого появилось блюдо с соленьями, стакан домашней вишневой наливки, черный хлеб с маслом; потом принесли полную чашку меда с двумя стаканами молока и опять стакан водки. Кажется невероятным, что мы съели это все на завтрак, но мы действительно это съели, и нам было хорошо. А что мы переели и неважно себя почувствовали – так это было потом.
В мои цитаты Удалить из цитат
Другие книги подборки «Новинки недели от 1 апреля»