Пять четвертинок апельсина

4,5
853 читателя оценили
366 печ. страниц
2012 год
Оцените книгу
  1. svetaVRN
    Оценил книгу

    Cкелет в шкафу однажды оживёт.
    Быть может, я почувствую тревогу,
    Когда плечом он дверцу подтолкнёт
    И выйдет побеседовать о многом…

    Игорь Снопок

    Есть у апельсинов особый сорт - горький апельсин, или померанец, который также иногда называют Citrus vulgam или Citrus bigaradia. У этого апельсина более тонкий аромат и пряный вкус с дикой горчинкой… Так и эта книга Джоанн Харрис, где причудливо переплетаются жестокая радость и сладкая боль, где у каждого героя припрятана СВОЯ ТАЙНА.
    Фрамбуаз много лет скрывала свою, спрятала ее от других людей, да и от самой себя. Но прошлое и настоящее неразрывно связаны между собой, а значит, наступает момент, когда рассказать все просто необходимо. Нельзя вечно хранить в себе секреты и жить во лжи - тайна будет разрывать тебя изнутри, пока не вырвется наружу…

    Эта книга не детектив, почти все отгадки перед глазами читателя, осталось лишь сложить все воедино. Вместе с Фрамбуаз я прочла книгу рецептов ее матери, вернулась в прошлое и узнала всю историю Тайны от начала и до конца. А когда точка была поставлена, пришло и Освобождение…
    Харрис написала об ужасном времени оккупации Второй Мировой войны глазами ребенка, ребенка живого и беззаботного, свободолюбивого и по-детски жестокого. Буаз катается на велосипеде, сбегает в кино, мечтает поймать огромную щуку и узнает каково чувство первой влюбленности… А еще она совершает поступки, которые причиняют боль другим людям и, в конце концов, приводят к страшной трагедии.

    Дети ведь, как известно, жестоки. И если уж нанесут рану, то до кости; и в цель попадают куда точнее любого взрослого.

    А почему пять «четвертинок»? Был апельсин. Было четыре человека. И вроде бы они его разделили между собой. Но была ПЯТАЯ ТАЙНАЯ ЧЕТВЕРТИНКА, которая помогла совершиться всему…

    Боль, страх, угрызения совести, отчаяние – вот что обычно преследует человека после совершенных проступков. О них страшно вспоминать, не говоря уже о том, чтобы доверить кому-то. Кажется, что самое правильное не думать о переживаниях по этому поводу, которые могут быть настолько сильными, что в одиночку с ними не справиться.
    Если бы вы могли вернуться в прошлое, то что бы Вы изменили? Все мы сожалеем о чем-то, а такие книги как «Пять четвертинок апельсина» заставляют задуматься о своей жизни, помогают осознать прошлое.

    Чтобы было в будущем меньше тайн и сожалений…

    И понял я, что верно утверждение!
    Вы думаете, что уж у Вас-то его нет?
    Я голову даю на отсечение,
    У каждого в шкафу есть свой скелет
    !

    Евгений Гусаченко

  2. Arlett
    Оценил книгу
    Я страсть как люблю истории о скелетах. Не кладбищенских, нет, а тех самых, которые гнездятся в шкафах. Они питаются липким страхом своих хозяев и будят их по ночам, нашептывая угрозы разоблачения. Вот вылезу из своего укрытия и не миновать тебе позора!
    Начало у книги почти сказочное.
    После смерти матери нам досталось наследство: мой брат Кассис получил ферму; моя сестра Рен-Клод – роскошный винный погреб; а я, младшая, – материнский альбом и двухлитровую банку с заключенным в нее черным трюфелем (из Перигё) размером с теннисный мяч, одиноко плававшим в подсолнечном масле; стоило приоткрыть крышку банки, и сразу чувствовался густой аромат влажной земли и лесного перегноя.

    Мягко говоря, не равное распределение благ, но мы-то, наблюдая из своего читательского партера, понимаем, что фигулька – фигулька только с виду. За такие фигульки в последствие обычно предлагают коня и полцарства. И если ты не дурак, то от обмена откажешься. На этом сказка заканчивается. Хотя почему, собственно? На свете много сказок не только о принцах, самые интересные как раз о другом. Ведьмы, чудища, предательства. Всё как в жизни. А там уж, если повезет, то может и принц появится. Побитый маленько молью, но после всего пережитого это мелочи жизни. Удалось добраться до безопасного убежища и славно.

    Фрамбуаз Дартижан вернулась в свою родную деревню спустя полвека. Вернулась под фамилией покойного мужа. Её настоящее имя – ключ от шкафа со скелетом и добра не жди, если жители узнают в ней «ту самую Фрамбуаз». А пока она налаживает свою жизнь на ферме, которую выкупила у брата, открывает свою блинную у дороги и пытается расшифровать дневник-рецептник матери, своё наследство. Ей предстоит заново узнать свою мать, примириться с ней, понять с высоты своего жизненного опыта. Постараться успеть исправить то, что еще возможно исправить со своими собственными детьми. Дети близоруки, оценить родителей могут лишь став ими.
    Что посеешь, то и пожнешь. Спорное утверждение, особенно в вопросе «отцов и детей», эти отношения бывают непредсказуемы. Но в семье Дартижан всё было закономерно. Скотские условия жизни дают свои уродливые всходы. Да, их мать человек суровый, человек больной, измученный страшными болями и изнурительной работой на ферме. У нее не остается сил на душевное тепло. Если она и была когда-то на него способна, то годы болезни вытравили его без остатка. Быть ребенку не только матерью, но и другом, товарищем – это тоже труд и время. Редкие и запоздалые попытки были уже бесплодны. Дети жестоко отплатят ей. Особенно младшая. Её изворотливость и предприимчивость принимает поистине чудовищные формы.
    Говорят, в семье не без урода. Харрис создала семью без исключений, каждый уродив на свой манер. Живут в своем доме, как пауки в банке.

    Как я уже сказала, я люблю истории о скелетах. Но это, друзья мои, полный хардкор. Смесь гадливости, сочувствия и любопытства. Я не витаю в розовых облаках, отнюдь, но после этой книги мне хотелось хорошенько вымыть руки.
    Есть о чем подумать.

  3. Deli
    Оценил книгу

    Похоже, теперь я могу с полной уверенностью утверждать, что мои опасения подтвердились – у Харрис действительно все книги разные. Дальнейшее чтение картину еще больше прояснит, но пока что я приятно удивлена. Не буду расписываться в каких-то бурных восторгах, однако читать ее книги интересно, нескучно, а главное они очень легко идут, что очень важно – в последнее время у меня пробуксовывает даже фф, что уж говорить о реалити.

    Жанр, наверное, ближе всего к семейной драме. Повествование параллельно разворачивается в двух временных пластах:
    Жаркое лето 1942 года. Франция под немецкой оккупацией, в центре внимания у нас деревенька, где живет семья главной героини: мать и трое детей. Фрамбуаз – самая младшая.
    Наши дни (примерно начало 2000х), и уже постаревшая Фрамбуаз рассказывает историю прошлого, которое надеялась навсегда похоронить и забыть. Иногда забыть проще всего для собственного спокойствия, но иногда покой недостижим и единственным способом восстановить справедливость становится правда.
    Правда безгранична и многогранна: у врага может быть человеческое лицо, самым главным злодеем может оказаться вроде бы невинный ребенок, родители могут иметь личные тайны, а обычная шалость оказывается главным предательством. Палачи поневоле, скажем так. Вилы и факелы актуальны всегда.
    Что, на мой взгляд, можно назвать плюсом "Апельсинов" в общей массе похожих произведений, так это то, что рассказчик из настоящего времени – не застывший истукан, который просто говорит. В настоящем разворачивается целая параллельная сюжетная линия, не менее интересная, чем тайны темного прошлого. Половина тайн осталась тайнами, и раскрывать их будут сейчас, на фоне настоящих семейно-экономических баталий, не уступающих военным действиям.

    Это история о преступлении, за которое ни один судья не посмел бы осудить, но последствия которого помнили весь остаток века. Это история о вере, доверии и доверчивости, о несовершенстве близких, из-за которого мы вынуждены тянуться к посторонним, что кончается порой плохо. Это очередная история о том, что надо быть осторожным в своих желаниях. И это история о французской кухне, которую нельзя читать на голодный желудок.
    Красивая природа, готовка и дра-ама – все лучшие ингредиенты для услады нашего извращенного вкуса.

  1. Лето плавно перекатилось в осень, таща за собой мягкий шлейф опавших листьев.
    4 декабря 2017
  2. Вино – продукт, который холят и лелеют, начиная с плодовой почки до сбора урожая, который подвергается стольким сложным и трудоемким процессам, прежде чем превратится в достойный напиток, – безусловно, заслуживает лучшей участи, чем быть выхлебанным каким-то пустоголовым пьяницей. Вино достойно уважения и нежной обходительности, ведь оно дарит людям радость.
    27 апреля 2015
  3. Господи, это же, в конце концов, не искусство! Съел – и все, проглотил – а с другого конца вышло.
    16 апреля 2017