Ореховый Будда

4,5
919 читателей оценили
427 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу

О книге

Роман «Ореховый Будда» описывает приключения священной статуэтки, которая по воле случая совершила длинное путешествие из далекой Японии в не менее далекую Московию. Будда странствует по взбудораженной петровскими потрясениями Руси, освещая души светом сатори и помогая путникам найти дорогу к себе…

Подробная информация

Правообладатель: АСТ

Дата написания: 2018

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785170825769

Дата поступления: 14 июня 2018

Объем: 384.7 тыс. знаков

ID: 254030

  1. Librevista
    Оценил книгу

    Как правило, когда пишут о времени правления Петра Первого, на первый план выходят грандиозные свершения, блестящие виктории, проекты имперского масштаба.
    Однако , каково оно было там на окраинах, как протекала жизнь, не вершителей судеб, а простых людей, далеких от большой политики?
    Об этом и рассказывает новая книга Бориса Акунина.

    Но Акунин не был бы нашим любимым писателем, если бы в рассказе о тех далеких временах не выбрал бы какую-нибудь оригинальную форму.
    А именно форму путешествия японского монаха в поисках утраченной реликвии.
    Если бы мне просто в качестве игры предложили каким-нибудь образом связать петровскую Русь и Японию, то я бы только руками развел . Однако получилось, очень даже кучеряво, как говаривал один из героев книги.

    В сюжет искусно вплетены и большая любовь, и погони, и драки, и неожиданные сюрпризы.
    Интересно, что непосредственно о житье бытье на Руси, рассказано очень мало.
    Однако очень хорошо передана атмосфера страха, жестокой эксплуатации, вот этих жерновов истории, которые перемалывали и больших и малых. Это вовсе не та история всеобщего подъема к новой жизни, которая преподавалась в школах. Возможно это и несколько односторонний подход, но тут надо разбираться, тем более книг сейчас о правлении Петра Первого вышло немало.

    Конечно, раз есть японский монах, не обошлось без множества наставлений в мудрости и рассуждений о Пути. Впрочем, мне показалось, что здесь скорее не изложение какого-то конкретного учения, хотя могу ошибаться, ибо их столько, что можно наплести, что угодно и с чем-нибудь да совпадет. Скорее всего Григорий Шалвович, как человек уже прошедший немалую часть Пути, делится своими правилами жизни. Ну, например:

    Есть люди, которые мучают себя, думая про мир, что он жестокий, страшный, некрасивый. Но это они сами делают его таким. Мир таков, каким ты его хочешь видеть
    Правило первое. Никогда не пугай себя тем, что еще не случилось, а лишь может случиться, ибо воображаемые ужасы отравляют кровь и ослабляют душу. Случится беда – воюй с ней или учись у нее, а заранее бояться ее нечего.
    Кстати вот тебе правило второе. Умирать не бойся.
    Есть вещи, имеющие продажную цену, и вещи, ее не имеющие. Значение имеют только вторые.

    Это только малая часть. Вполне себе неплохие напоминания, которые никому вреда не принесут.

    Придерживаясь еще одного жизненного правила, что нет мужчины и женщины, а есть человек, писатель создал очень интересный женский персонаж Катю, одного из главных героев книги. Замечательно показав, что по Пути может идти не только благородный муж. Она получилась такая живая, яркая, светлая, что было очень жалко с ней расставаться.
    И когда великолепный Александр Клюквин прочитал последние слова книги, невольно обиделся : «Как! И это всё!?»

    P.S
    В книге упоминается история про осакского купца Дандзюро, который променял всё свое богатство на одно чаепитие. Но вот саму историю Акунин не рассказал. Кто-нибудь знает в чем там дело?

  2. russischergeist
    Оценил книгу

    Известно, что подписчики Григория Шалвовича сами выбирали "направление", в котором должен будет развиваться роман, приуроченный к выходу очередной книги Азиатская европеизация о времени правления Петра Великого. Ну, а наш герой просто взял и легко, играючись, похулиганил и быстренько написал очередной приключенческий бестселлер, который по идее понравится группам "фандорианцев" и "японистов".

    Да, чертяка! Ну как же, не может же автор, подписывающий художественную книгу таким псевдонимом, оформить сюжет каким-то иным образом. Получилось в итоге путешествие из Голландии в Россию начала восемнадцатого века через глубокую призму буддийского вероучения и его преломления на современную действительность! Главный акунин остается верен себе даже творя в параллельном историческом мироконтексте!

    Мне даже кажется, автор слегка переборщил с призмой. Ведь именно идеи, связанные с сохранением орехового будды - небольшого шейного оберега - история путешествия которого является главной сюжетной линией романа, пронизались через 90 процентов материала книги и, на мой взгляд, на порядок превзошли заявленную тему частичного раскрытия элементов истории российской государственности времен Петра I. Да, исторический фон воссоздать и предложить читателю удалось, его можно воспринимать и сравнивать с текущей действительностью (а это же главный конек Акунина в художественных произведения - показывать отличие и постоянно намекать, что ничего в России современной не поменялось, ведь менталитет людей является константой при любом уровне государственности). Но степень реализации, возможно, могла бы быть приближенной, или, скажем так, разнообразной. Как-то долго шли главные герои по берегам рек, лесам и полям, и только несколько неожиданных поворотов показали нам нравы и отражение жизнеописания того времени, мне не хватило их количества, хотя приключенческо-драматических аспектов тут хватило сполна.

    Что касается приключенческо-героико-детективного аспекта, тут получилось все выше всяких похвал! Это был ожидаемый праздник в самых привычных стилях Эраста, Николаса или романов-кино и он реально оправдался. Красивые герои, в том числе и второстепенные, правильные поступки, стройная сюжетная канва и логика продвижения, красивый "полуфинал" и финал истории. Здесь только восторги, а особенно если такую удивительную историю озвучивает Народный артист Александр Клюквин. Роман очень понравилось, ну а свою оценку я постарался объяснить. Выпусти книгу в другой издательской серии поставил бы безусловно максимальную оценку. Кстати, после прослушивания понял, что прекрасные иллюстрации бумажного издания бы точно повысили градус восприятия романа в критикуемом аспекте.

    На бонус предлагаю вам цитату дня из романа, а также желаю всем друзьям приятного чтения и прослушивания очередной книги главного акунина страны:

    Разослав письмо, Синэяро злорадно думал про хранителя: побегай по Руси в одиночку, поищи ветра в поле. Сколь изобретателен и ловок ни будь один человек, а государственный невод всегда ухватистей. Царь Петр тем и велик, что понял эту истину: решил превратить расхристанную, беспорядочную страну в стройный бакуфу, как это сделал сто лет назад в Японии великий Иэясу. Конечно, России еще далеко до японского порядка. Там от самого сияющего верха до самого глухого низа расходятся лучи государственного присмотра, вплоть до каждого пятидворья, за которым бдит свой наблюдатель. Однако ж и русские учатся, стараются.

    Так-то оно так, но премудрый фискал Ванейкин не учел одной русской особенности, с которой ничего не мог поделать и сам царь. Столичные приказы понизу схватывались рьяно, да выполнялись бестолково. Всякий местный начальник думал не о том, как лучше справить дело, а как бы не получить по шапке и как бы заслужить награду. Страха и алчности у российских казенных людей много больше, чем ума. И главное правило такое: поскорей доложи наверх об исполнении.

  3. Count_in_Law
    Оценил книгу
    Идущие по Пути не ведают отчаяния. Они знают, что верность, усердие и терпение превозмогают всё и что главный смысл Пути - не достижение цели, а сама дорога.

    Несколько последних лет я твердо верю в то, что мой Путь в книжных магазинах - это прямая дорога к стеллажам, на которых выложены новые книги Акунина. Мои верность, усердие и терпение превозмогают всё - странные выверты позднего Фандорина, экспериментальные нравоучительные манифесты "Аристономии" и даже скатывающиеся во всё большую слезливую чернуху беллетристические дополнения "Истории Российского государства".
    Я верю, что главное тут не достижение цели получения истинного удовольствия от чтения, а сама дорога - последовательное знакомство со всеми новыми произведениями любимого мною за слишком многое автора. Но порой и у такого Идущего по Пути, как я, случаются затмения, так что начинает хотеться отведать отчаяния, даже несмотря на понимание всяких таких высших смыслов.

    С "Ореховым Буддой" затмение вышло настолько сильным, что я едва не влепила книге "трояк" и только самопровозглашенное звание "Идущего по Пути" не дало мне опохабить сэнсэя столь низкой оценкой.
    Да, я отлично помню то голосование в его "Фейсбуке" в ноябре прошлого года, когда подписчикам предложили выбрать любое из трех заявленных направлений развития авторской мысли. Увольте, но я тогда не голосовала за "жапонизм". Моим фаворитом был приквел к брусникинскому "Девятному Спасу" (благо, время действия там вписывалось идеально), а на втором месте шел перевал Дятлова. Японистика настораживала возможностью самоповторов. И этот страх оказался оправданным - в этой книге мы фактически получили нещадную вторичность, замешанную на самоповторах и очередных авторских манифестах.

    В "Ореховом Будде", как обычно у Акунина, превосходный язык и яркие, сочные герои.
    И в ней, конечно, много самого автора, его высших ценностей и смыслов, которые с каждым новым произведением проступают всё ярче, так что вскоре рискуют затмить собой увлекательность художественного произведения.
    Ушлая голландская женщина с пониженной социальной ответственностью увозит в Россию некий священный талисман (вырезанный на обычном орехе лик Будды назвать "статуэткой" у меня, в отличие от авторов аннотации, язык не поворачивается; впрочем, авторы аннотации вообще не утруждают себя условностями - то, что внутри книги они назвали "романом", на обложке уже называется "повестью"). Волей обстоятельств Будда оказывается у 16-летней девчонки, работающей писцом у опального князя Василия Голицына, которая в определенный момент пускается в бега, не имея представления об истинном интересе к себе страшного человека из фискального ведомства. Остальная часть книги - это бесконечные дорожные приключения той самой Каты и её спутника, Хранителя реликвии, который по ходу пьесы будет жестко учить её японской науке самосовершенствования.

    А теперь поговорим о повторах и авторских манифестах.
    Какие темы в последнее время больше всего занимают господина Акунина (помимо иллюстративного сопровождения петровской эпохи, каковая тут набросана хотя всего несколькими штрихами, но очень умело)?
    Особо неправильный путь России - это раз. И с этим оказывается проще всего, поскольку петровские старания по обустройству флота любой ценой и зверства преображенцев живописать можно даже и фоном, всё равно их яркости хватит, чтобы прочувствовать дух эпохи.
    Суть умственных и моральных стремлений человека - это два. Как выжить мыслящему в поганом мире, не уронив себя и не поступившись принятыми на себя высокими принципами? Как стать по-настоящему хорошим человеком? Об этом у него всё, но только тут, как в "Аристономии", подведена прочная теоретическая основа - сэнсэй с абсолютно серьезным видом выдает нам длиннейшую, на пол-книги, практику реализации некого псевдобуддистского учения, призванного сгладить все возможные нравственные противоречия. И тут, конечно, сильно веселят легковерные читатели, узревшие в сочиненных мастером теориях краткое переложение истинных постулатов буддизма. После "Черного города", помнится, тоже многие верили, что теперь знают, как надо вести настоящий японский дневник никки-до. Вот только что та практика, что здешнее учение Мансэя - совершенная выдумка. Да, они основаны на некоторых известных восточных идеях, но переработаны, дописаны и подогнаны автором под свои цели. Что, впрочем, не лишает их ценности как возможного морального ориентира и прочего, коли кому захочется считать их таковыми.
    Третья сильно интересующая Акунина тема - любовь. В особенности, её соотношение с Большим Миром, когда герою приходится выбирать, остаться ли верным узкокорыстным интересам личного счастья или презреть особое биение сердца ради высших целей улучшения мира.
    Четвертая тема - старость. Григорий Шалвович, как ни крути, подошел к тому возрасту, когда об этом думается даже тогда, когда совсем не хочется. Научиться жить с этим действительно нужно. Жаль только, что теперь нам приходится учиться этому вместе с ним буквально в каждой книге.

    Эти четыре и без того уже обсосанные со многих сторон темы в очередной раз породили некий сюжет, вот только и он получился слишком вторичным, до того избиты его изгибы и повороты.
    Злодей, конечно, гонится за героями вовсе не по той причине, по которой они думали.
    Сами герои будут раз за разом попадать в передряги, но выкручиваться из них способом, даже более невероятным, чем все экзерсисы ниндзя-Фандорина вместе взятые.
    Кое-кто не ко времени помрет, так что обрыдаться.
    Народная доля такая народная, что жуть берет.
    А в финале нам отсыпят чуток сладковатого сатори, и мы, просветленные, либо начнем лепетать что-то об умилительной душевности произведения, либо поймем, что нас, кажется, надурили.
    Не представив ровно ничего нового, Акунин снова сотворил бестселлер, душещипательность и квазифилософия которого, я уверена, некоторое время продержат его в верхних строчках продаж.
    Вот только что стоит за всем этим? Ничего нового. Всё те же старые мотивы, разве что разыгранные на экзотических восточных инструментах, непонятно за каким лядом впертых в петровскую эпоху.

    - Нет ничего более великого, чем Пустота, - засмеялся Симпэй, - но про это мы пока говорить не будем.

    Приятного вам шелеста страниц!

  1. Никогда не пугай себя тем, что еще не случилось, а лишь может случиться, ибо воображаемые ужасы отравляют кровь и ослабляют душу. Случится беда – воюй с ней или учись у нее, а заранее бояться ее нечего.
    27 июня 2018
  2. Правило первое. Никогда не пугай себя тем, что еще не случилось, а лишь может случиться, ибо воображаемые ужасы отравляют кровь и ослабляют душу. Случится беда – воюй с ней или учись у нее, а заранее бояться ее нечего.
    20 июня 2018
  3. Есть люди, которые мучают себя, думая про мир, что он жестокий, страшный, некрасивый. Но это они сами делают его таким. Мир таков, каким ты его хочешь видеть. Он – твой. Хочешь, чтобы был красивым – красивый. Добрым – добрый. Всё внутри тебя, всё в твоей воле.
    18 июня 2018