Книга или автор
Крестьянин и тинейджер (сборник)

Купить книгу “Крестьянин и тинейджер (сборник)“

Премиум
Купить книгу “Крестьянин и тинейджер (сборник)“
4,0
6 читателей оценили
558 печ. страниц
2014 год
12+
Оцените книгу

О книге

«Свод сочинений Андрея Дмитриева – многоплановое и стройное, внутренне единое повествование о том, что происходило с нами и нашей страной как в последние тридцать лет, так и раньше – от революции до позднесоветской эры, почитавшей себя вечной. Разноликие герои Дмитриева – интеллектуалы и работяги...

Покупайте книгу «Крестьянин и тинейджер (сборник)» автора Андрея Дмитриева по доступной цене на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Книгу «Крестьянин и тинейджер (сборник)», а также сотни тысяч других можно купить и скачать в форматах fb2, txt, epub, pdf или читать онлайн в удобном приложении для iOS или Android.

Подробная информация

Дата написания: 2014

Год издания: 2014

ISBN (EAN): 9785969112247

Дата поступления: 27 ноября 2017

Объем: 1.0 млн знаков

Купить книгу

  1. More_Vanna
    More_Vanna
    Оценил книгу

    Марьиванна, прочитав одну тяжёлую книгу, о которой пока не готова высказываться вслух, снова пришла охотиться на полях и книжных полках одной своей подруги.
    — Что ты там ищешь? — с тщательно скрываемой тревогой в голосе возопила подруга из кухни, где пыталась заварить чай и выманить на него Марьиванну.
    — Да чего-нибудь полегче, мне нужно трудно пережитое зачитать!
    Подруга успокоилась, а Марьиванна тем временем «чего-нибудь полегче» себе нашла.
    Прихожу на кухню, машу у подруги перед носом обложкой со стрекозой, говорю:
    — Вот эту возьму?
    — Это «что-нибудь полегче»?
    — Ну да, это ж фантастика какая-то про попаданцев, так?
    Подруга отрепетированным движением вскинула одну бровь, но Марьиванна не смутилась, потому что нет у неё ни стыда ни совести.
    — Ты это с чего взяла? — осторожно спросила подруга.
    — Ну смотри: «тинейджер» — слово весьма современное, «крестьянин» — устаревшее. Ежели они как-то на страницах книги встречаются, то это же явно попаданчество!
    — Ну допу-у-устим, — протянула подруга.
    — Так попаданцы или нет?
    — Ну то есть что считать за секс… — это одна моя подруга очень любит пирожки.
    — За секс будем считать секс, — отрезала я, потому что не люблю все эти увиливания.
    — Тогда ничего не скажу, читай сама.
    На том и порешили.

    Кулстори закончилась, начинается рецензия. В общем, подруга меня даже ни в чём не обманула — действительно «что считать за».
    Попаданчество столичного бездельника, косящего от армии, в глухую российскую деревню, где вот уж точно никаких военкоматных облав, — это ведь тоже попаданчество. Мир-то совсем другой, страшный и пугающий поначалу, но достойный любви и сострадания к себе и своим обитателям, когда попаданец немного освоится.
    В какой-то степени книга Дмитриева — это «антипопаданческая» литература.
    Попаданцы всегда оказываются в неизведанных мирах какими-нибудь фантастическими методами — а здесь что повод неизведанный мир посетить, что способ туда добраться тривиальны до зевоты.
    Попаданцы находят себя либо в волшебном мире, либо где-то в исторической перспективе, в переломный момент и со всем своим скудным, но всё же багажом знаний об уже свершившемся — то есть имеют шанс раскрыть свои возможности, начать жизнь заново и далее по перечню тихих мечтаний унылых задротов. Здесь же юный герой, с коим потребитель попаданческой литературы должен ассоциировать себя, попадает в мир без возможностей, без шанса реализовать себя, антиволшебный мир, где даже обыденные чудеса цивилизации ещё недоступны. И из мира этого нельзя сбежать, потому что он тот же самый — просто угол обзора другой, просто другая сторона монеты. Даже если можно добраться до большого города, минуя, как в компьютерной игре, всех военных и полицейских, обходя их по широкой дуге, прибежать домой, накрыться одеялом с головой — всё равно нельзя сделать вид, что это был сон, нельзя нажать кнопку Escape и прекратить существование этого мира. Он есть, ты сбежал из него, но он остался, и все, кто в нём живут — по-прежнему там.
    В попаданческой литературе обязательно нагнетается атмосфера. У Дмитриева — нет. Я сейчас тут нарисовала драму over 9000, но это получается только по осмыслении фактов. Никакого давления на низменные читательские чувства автор себе не позволяет — поэтому у любого не желающего вчитываться есть возможность сказать, что это какая-то унылая пресная жвачка, а автору настолько наплевать на своих героев, что ему тоже не хочется тратить на них ни единой строго лимитированной слезы.
    В попаданческой литературе обязательно есть сюжет, сплошной и нескончаемый экшн. А то: как ещё реализовывать себя, как не в действии — ответном или атакующем реальность? У Дмитриева не происходит ни-че-го — и этот факт в наибольшей степени фрустрирует читателей. Тонны скучного и чуждого городскому жителю быта и полное отсутствие умственной нагрузки, даже в виде спонтанного дисижн-мэйкинга, порождают тонны же очень разных рефлексий у обоих персонажей.
    И за счёт этих очень разных рефлексий при полной, казалось бы, событийной тиши и глади развитие характеров происходит огого какое. Не по масштабам, на самом деле, а по усилиям — обоих героев в их текущих стадиях по разным причинам «заело», чтобы без серьёзных ударов судьбы измениться, им нужно было очень много работать над собой.
    Стиль у Дмитриева чрезвычайно хорош, но, зараза, очень уж неспешен. У меня высокая толерантность к внешним раздражителям во время чтения, но читать эту книгу «в маршрутке, вися одной рукой на поручне, коленями зажав сумку» я не смогла.
    Да, скажу ещё пару слов про сюжет: несмотря на всю вялость происходящего, то немногое, что случается, увязано в такой красивый узор из совпадений, что мне местами хочется снять шляпу и аплодировать стоя. Например, на эпизоде с мылом от покойника.

    И да, я жестоко ошиблась в выборе книги, я искала вовсе не этого. Да, стоило обратить внимание на эмблему «Русского Букера» на обложке и вспомнить, что развлекательно-сюжетным произведениям литературные премии такого уровня дают редко. Да, получилось так, что я оказалась влюблена по собственной невнимательности — но ничуть об этом не жалею.
    Более того — добавки хочу.

  2. SALNIKOF
    SALNIKOF
    Оценил книгу

    Лауреатом литературной премии "Русский Букер"
    в 2012 году стал роман Андрея Дмитриева
    "КРЕСТЬЯНИН И ТИНЕЙДЖЕР".

    Один ти-нейд-жер, (вот ведь, а!
    Всё иностранные слова,
    Родную речь, япона мать!
    Совсем мы стали забывать!)
    По-русски просто салабон,
    "Косил" в деревне от погон.
    Хотели в армию забрать,
    А он убёг, япона мать!
    И вот живёт у мужика.
    А жизнь в деревне не легка:
    Ни кабаков, ни интернета -
    Какой чувак забьёт на это?!
    И стал парнишка тосковать.
    Хотел назад, в Москву, съеЖать.
    (Я тут слегка, на кураже,
    Попутал буквы "Б" и "Ж".)
    Его мужик остановил.
    Всё рассказал и объяснил
    За жизнь, и, что к чему, да как...
    И изменился тут чувак.
    Он стал другим, япона мать!
    Парнишку просто не узнать!
    Он ИСТИНУ сумел постичь,
    Ту, что открыл ему Фомич -
    Простой крестьянин от сохи.
    Вот ведь в России мужики!
    На зависть бабам заграничным -
    Скромны! Трезвы! Философичны!

    Какой же автор красавЕц!
    Вот только разве что... конец*,
    Уж пусть меня Андрей простит,
    До неприличия открыт.

    _________________________________

    *есть в литературоведении такой
    термин – открытый финал (конец).

  3. Orakul25
    Orakul25
    Оценил книгу

    Как-то в одном разговоре один человек начал громко стенать о том, что "сейчас нет толковой современной отечественной литературы, и всё выходящее - один шлак..." Задал ему вопрос, а что же из последнего он читал? Ответ с хмыканьем-гыканьем: "Ну, Лукьяненко...". И всё? Что, кроме Лукьяненко нет никого ? Всё. Рекламная пауза...

    Радуюсь, что всё же, несмотря на стенания и вопли "особых" ценителей литературы, есть всё-таки на вспаханных-перепаханных литературных полях редко встречающиеся, но настоящие перлы. И одной из жемчужин является книга "Крестьянин и тинейджер". В ней есть особый, знакомый многим и в то же время совершенно неизвестный мир. В ней есть два главных героя - потрёпанный жизнью крестьянин, живущий в глуши, и мальчик, который скрывается от призыва в армию и который оказывается волею судьбы и родителей в этой самой глуши. С какой только любовью и филигранностью выписаны автором эти герои! Два одиноких человека, затерявшихся на задворках планеты Земля и старающихся найти общий язык друг с другом.

    Крестьянин Панюков, прошедший сквозь афганское пекло, потерявший свою любовь, прост и сложен одновременно. Кажется, всё в нём застыло: и чувства, и эмоции, и блеск в глазах. Этакий Кай-переросток и Бирюк в квадрате. Он любит свою корову, до дыр зачитывает любимую книгу детства и, кажется, что так и будет он "сеять разумное, доброе и вечное" где-то глубоко у себя в душе, ну очень глубоко... И юная, неокрепшая душа в лице мальчика Геры, страдающего от странной любви к странной девушке Татьяне, изучающего переписку Суворова, знающего, кто такой Лемешев, и в то же время любящего крепкие напитки и откровенного недотёпу, но ещё с оставшейся чистой душой. Два мира... Две галактики... Два слоя жизненных взглядов и принципов... Следить за их душевным взаимопроникновением безумно интересно и увлекательно. Отзвуки Шукшина и Астафьева незримо идут за этими героями, которых очень жалко и которым постоянно сочувствуешь и переживаешь.

    И ещё - цвет... Это особые цвета и картинки, которыми насыщен роман. Кажется, что видишь всё воочию - и ночную Москву, и глухую умирающую деревню, и пыльные проклятые дороги, по которым мечется туда-сюда и не может найти себя Гера. Роман очень грустный, читается только в подходящем настроении. Тем и планов в нём тьма-тьмущая, всего и не перечислишь. Финал тоже очень грустный, но в то же время какая-то микроскопическая частица крохотной надежды возьмёт да и мелькнёт на самых последних страницах.

    Не пожалел, что прочитал "Крестьянина и тинейджера", хотя продолжительное время ходил возле книги вокруг да около. Настоящая качественная литература!
    Считаю, что Андрей Дмитриев заслуженно получил за эту книгу премию "Русский Букер-2012". С чем его и поздравляю!