Ad Marginem: издатель на карантине
image
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Все подборки
  3. Ad Marginem: издатель на карантине

Ad Marginem: издатель на карантине

12 
книг

Вместе с Афишей Daily продолжаем беседовать с представителями крупнейших издательств. В третьем выпуске нашими гостями стали генеральный директор Ad Marginem Press Михаил Котомин и главный редактор Александр Иванов, которые рассказали о том, как изменила пандемия их привычную жизнь. 




Александр Иванов, главный редактор Ad Marginem Press
 
 
Карантин, конечно же, поменял все наши планы, остановил кучу проектов, заставил общаться в Zoom или в мессенджерах, планировать работу в Trello короче, началась новая жизнь. Мы, вообще-то, пережили уже много кризисов, и самый первый из них, в 1998 году, показал, что в такие времена нужно входить с востребованными книгами на складе они-то как раз и позволяют выживать. 

Но особенность нынешнего блокаута в том, что закрылись магазины, люди оказались запертыми в квартирах, и единственным местом продаж с конца марта остались интернет-площадки. Чтобы направить туда наших покупателей, нам пришлось в разы увеличить свою активность в соцсетях, делать две информационные рассылки в неделю вместо одной, придумывать новости в условиях, когда новых книг издается все меньше.

В каком‑то смысле способом борьбы с последствиями атаки вируса стал апгрейд классического вирусного маркетинга: пытаемся лечить подобное подобным.

Мы, например, издали электронную версию «Частных случаев» Бориса Гройса еще до выпуска бумажной книги и постарались задействовать все возможные контексты для информ-buzz вокруг этого проекта: автор по нашей просьбе написал предисловие к русской версии электронной книги, наши соиздатели из музея «Гараж» устроили онлайн-презентацию с участием Гройса и художника Арсения Жиляева, мы повесили на сайте и в фейсбуке много материалов вокруг уже изданных нами книг Гройса и видео его выступлений, лекций и интервью. Мы просим наших авторов, переводчиков и редакторов включаться в онлайн-коммуникацию с читателями, сочинять короткие авторецензии и блёрбы для наших интернет-публикаций и анонсов.

Что касается планов
то их придется пересматривать: по моим ощущениям, даже начало возобновления работы магазинов к середине-концу лета не позволит книжному рынку вернуться к показателям марта еще минимум год.

Иными словами, книжная отрасль будет восстанавливаться и приходить в чувство по крайней мере до лета следующего года. Скорее всего, онлайн-торговля окончательно вытеснит офлайн на обочину, произойдет превращение большинства магазинов в шоурумы и точки выдачи интернет-заказов.

Самое трудное впереди: как заново запускать остановленный процесс выхода книг, весь способ функционирования которого состоял в его непрерывности? Это похоже на запуск остановившегося сердца. Я думаю, никто из книжников толком не знает ответа. Уменьшать и без того крошечные тиражи? Но это приведет к еще большему снижению маржинальности. Издавать только проверенные хиты? Но это не панацея: во-первых, хитов не так уж и много, а во-вторых, если бы издатели всегда знали «размер» своих хитов, они были бы не издателями, а инвестбанкирами. Ясно, что издавать книги так, как это делалось до кризиса, никто
даже крупные издательские холдинги уже не сможет. Все мы пребываем в состоянии, которое по-английски выражается словом anxiety: тревоги, беспокойства, напряженного всматривания в будущее и негативных ожиданий от него.

На мой взгляд, главное напряжение момента создают взаимоисключающие тренды. Например, (само)изоляция жестко локализует наш внешний опыт, сводя его к обстановке квартиры, размеру двора, выбору продуктов в ближайшем супермаркете. Никаких путешествий, никаких вернисажей, никаких выходов «в свет»: «Было нечего носить, стало некуда надеть». Но в то же самое время мы как никогда открыты виртуальному общению, его времени, его маршрутам и компаниям
впрочем, почти всегда не нами проложенным и образованным.

Карантин одновременно локализует и глобализирует. Раньше дифференциал мировых скоростей работал так, что экономически побеждали те, кто могли ускориться и «продать» свою быстроту тем, чья скорость ниже. Сейчас же, когда мировая скорость упала, побеждают те, кто в состоянии продать искусство медленной жизни быстрее и эффективнее других. Настоящая «глокальность» наконец-то стала реальной, хотя и не в том виде, как мы ее представляли еще совсем недавно. Может, в этом и состоит новый шанс для книги?
 
 
Михаил Котомин, генеральный директор Ad Marginem Press
 
 
У меня много друзей и знакомых, в том числе издателей, по всему миру, родители жены вообще живут в Нью-Йорке, поэтому серьезность ситуации стала меня понятна довольно рано: международная лента новостей фейсбука сработала быстрее официальных информканалов. А когда ушел на самоизоляцию наш партнер и один из крупных продавцов наших книг музей «Гараж», стало понятно, что надо готовить офис к дистанционной работе. Мы перешли в удаленный режим 18 марта.

Нам повезло: мы успели построить собственный продающий сайт до пандемии, и нам не пришлось изобретать велосипед в стремительно падающем самолете. Кроме того, у нас уже был наработан опыт удаленной коммуникации: основной редактор живет в Петербурге, исполнительный директор
в Казани. Стремительная цифровизация отношений, которая свалилась на издательство, не всем далась легко, но потихоньку рабочий костяк встроился в новую работу. Мы оперативно поставили наши книги в Wildberries, так что теперь продаемся на всех основных онлайн-площадках. Пересмотрели портфель, успели остановить почти все тиражи без финансовых потерь, наметили план выпуска книг в электронном формате. Ну и главное активно развиваем и дорабатываем собственный сайт, обжили рубрику «Журнал», где публикуем фрагменты из наших книг.

Вообще, надо сказать, опыт подготовки публикаций на сайте, пересмотр и ревизия портфеля, а также личное чтение в эпоху пандемии погрузили меня в такое странное марево из текстуальных атомов, фрагментов, глав, ударных, актуальных или любимых страниц из прочитанных давным-давно или читаемых в настоящее время книг. Я думаю, эта атомизация, когда от сборника остается одно стихотворение, одно эссе, несколько страниц
плата за перевод книги в электронный формат, который сейчас набирает невиданные обороты. Почти все уже подготовленные книги выйдут в электронном формате в ближайшие три месяца, причем не только у нас, но и у коллег-издателей.

Нас ждет расцвет электронных книг, который будет абсолютно параллелен традиционному книгоизданию.

Когда, и если, книжный рынок начнет восстанавливаться, часть этих электронных публикаций дождется бумажного воплощения, а часть так и останется в интернете. Это будет процесс наподобие смены виниловых пластинок iTunes, только минуя стадию компакт-дисков. Поэтому сейчас мне интересно думать о том, как сделать отдельную электронную книгу, которая будет отличаться от простого перевода верстки из формата в формат. Первой такой попыткой, и при этом сразу в аудиоформате, станет наш альманах «Поле», который мы сейчас записываем с друзьями из Казани, студией UniVoice, любезно предложившей поэкспериментировать в аудио. Альманах составлен из глав, каждая глава
эссе или фрагмент из изданных нами книг, при этом слушать можно и отдельно, но лучше подряд, так как все тексты соединены несколькими лейтмотивами и выстроены как диджей-сет. Чем‑то подобным мы уже занимались в серии «Minima» или в проекте «Библиотека парка Горького».

Я стал больше общаться с коллегами и по издательству, и в целом по книжному цеху, в том числе по Независимому альянсу [книгоиздателей], чем в мирное время. Мы попробовали обратиться к правительству с петицией, которая пока ни к чему не привела, но сама попытка стала каким-никаким актом солидарности с магазинами, которым сейчас тяжелее всего. Опять стал читать не только по работе, но и для удовольствия, отдавая дань этому завораживающему и медитативному процессу переворачивания страниц.

Мне кажется, это сложное время
лучший шанс для того, чтобы переизобрести себя, свою профессию, книгу, подумать зачем ты этим занимаешься. Мы неожиданно оказались там, где everything that is solid melts into air. И это оказалось страшно, но интересно.
 
 

5 книг, изданных Ад Маргинем (в прошлой жизни), которые стоит (пере)читать на карантине

 
 

«Кинематограф (сборник)», Вирджиния Вулф

 
 
 
Шесть блистательных «непредметных», то есть непосвященных конкретному поводу, автору, книге, картине и т.д., эссе в великолепном переводе Светланы Силаковой. Чистое литературное удовольствие. 
 
 
 

«Гриб на краю света. О возможности жизни на руинах капитализма», Анна Лёвенхаупт Цзин

 
 
Оптимистическая история о том, что катаклизмы и разрушения в одной системе ценностей могут привести к зарождению жизни и новых отношений в другой. Теоретический нон-фикшн, из которого читатель может узнать о тайной жизни гриба мацутаке, а также прояснить для себя смысл терминов «ассамбляж», «перевод» и «прекарность». 
 
 

«Лето с Гомером», Сильвен Тессон

 
 
Первоначально эта книга серия радиопередач известного французского путешественника, то есть устная речь, записанная в виде главок-подкастов, посвященных «Илиаде» и «Одиссею», своего рода нулевому километру европейской литературы. Насколько важна островная география для понимания Гомера? Что такое «судьба» в понимании древних греков? Идеальный текст для припоминания и смакования когда-то читанной классики, ну или повод для нового параллельного прочтения первоисточника.
 
 

«Долг: первые 5000 лет истории», Дэвид Гребер

 
 
Душеспасительное чтение в эпоху экономического кризиса о том, что деньги – это долговые расписки, долг – это продукт насилия, а настоящая экономика – это экономика добрососедства, человеческих отношений и неоплатных долгов, вроде родительского. Альтернативная история западной экономики глазами американского антрополога, профессора Лондонской школы экономики, а также анархиста, активиста и антилидера движений «Оккупай Уолл Стрит».
 
 

«Зачем смотреть на животных?», Джон Бёрджер

 

Одна из последних прижизненных книг британского писателя, искусствоведа, критика и эссеиста Джона Берджера – образчик того самого non-fiction, который и fiction, и поэзия, и исследование. Собственно, сам факт чтения этой книги и является ответом на вопрос, вынесенный в ее название.


 
Поделиться