«Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества» читать онлайн книгу 📙 автора Оливии Лэнг на MyBook.ru
image
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Библиотека
  3. Оливия Лэнг
  4. «Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества»
Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.46 
(155 оценок)

Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества

287 печатных страниц

2018 год

18+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

В тридцать с лишним лет переехав в Нью-Йорк по причине романтических отношений, Оливия Лэнг в итоге оказалась одна в огромном чужом городе. Этот наипостыднейший жизненный опыт завораживал ее все сильнее, и она принялась исследовать одинокий город через искусство. Разбирая случаи Эдварда Хоппера, Энди Уорхола, Клауса Номи, Генри Дарджера и Дэвида Войнаровича, прославленная эссеистка и критик изучает упражнения в искусстве одиночества, разбирает его образы и социально-психологическую природу отчуждения. Человечный, дерзкий и глубоко проникновенный «Одинокий город» – книга о пространствах между людьми, о вещах, которые соединяют людей, о сексуальности, нравственности и чудодейственных возможностях искусства. Это исследование неведомого и чарующего состояния, оторванного от обширного материка человеческого жизненного опыта, но глубинно присущего жизни как таковой.

читайте онлайн полную версию книги «Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества» автора Оливия Лэнг на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2016Объем: 518008
Год издания: 2018Дата поступления: 8 апреля 2021
ISBN (EAN): 9785911034184
Переводчик: Шаши Мартынова
Правообладатель
187 книг

Поделиться

__Dariij__

Оценил книгу

Эта книга не так проста, как кажется на первый взгляд. Ведь она об истоках одиночества и его сложных, но плодотворных отношениях с искусством; о месте и роли человека в мегаполисе; о жизни известных и талантливых людей XX века и социальных исследованиях природы одиночества самого автора.

"Одинокий город" поделён на три части: истории жизней различных "аутсайдеров" искусства (Эдвард Хоппер, Энди Уорхол, Клаус Номи, Генри Дарджер, Дэвид Войнарович) соединяются с информацией об исследованиях одиночества, а личная история Оливии Лэнг становится подводкой к рассматриваемым явлениям.

Спасибо автору за увлекательно раскрытые личности, без скучных биографических сводок.

Согласитесь, что мы все порой ощущаем себя одинокими. Но обычно, это кажущаяся видимость, которая быстро растворяется, стоит нам вновь начать взаимодействовать с социомум.

А теперь попытайтесь представить, насколько изолированно чувствует себя человек, который очень сильно отличается от людей вокруг.

У него может быть плохо развита речь или он боится общения, из-за чего ещё больше замыкается в себе. Причины различны, но результат один — одиночество. Вынужденное или добровольное, каждый решает сам. Но выбраться из этого состояния бывает крайне трудно.

Труд Оливии Лэнг заставляет задуматься, но читать его не так уж и легко. Я приступила к изучению книги в одном настроении, а закончила совершенно в другом. И у меня осталось ощущение, что где-то на этом пути я упустила нечто важное.

29 ноября 2019
LiveLib

Поделиться

moorigan

Оценил книгу

Глупо было бы думать, что книга под названием "Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества" будет действительно об одиночестве. Что это такой вариант "помоги-себе-сам" с кучей советов о том, как завести новых друзей, стать душой компании и каждую пятницу ходить на свидание. Вовсе нет, "Одинокий город" - это прекрасная, захватывающая, пробирающая до дрожи книга об американском искусстве второй половины XX века, о судьбе художника-творца (в широком смысле) в современном обществе и о том, как одиночество порождает творчество и какое творчество порождается одиночеством. Поэтому если тема современного искусства вам не близка, а оно здесь будет очень современным, провокативным и шокирующим, то эта книга не для вас.

Композиция "Одинокого города" такова: несколько аналитико-биографических эссе, обрамленных историей девушки, оказавшейся одной в Нью-Йорке. Одна-одинешенька посреди большого города, девушка начинает искать тех, кто мог бы разделить ее опыт, ее переживания, и с удивлением находит собратьев-одиночек среди знаковых художников прошлого века. Все они жили и творили на Манхэттене, вдохновляясь этим символом большого города (еще со времен Чаплина): Эдвард Хоппер, Энди Уорхолл, Дэвид Войнарович, Генри Дарджер, Клаус Номи, Джош Хэррисс, Зои Леонард. Не все они были художниками в прямом смысле. Клаус Номи был певцом, а Джош Хэррисс - праотцом социальных сетей, но все они самовыражались посредством того или иного вида искусства: живописи, писательства, музыки, фотографии, перформанса. Текст насыщен названиями их произведений, а также именами их соратников и современников. Львиную долю времени, потраченного на чтение, я провела в интернете, рассматривая образцы художественной фотографии и слушая уникальный контртенор. Оливия Лэнг щедро делится историями личной жизни своих героев, начиная с раннего детства, как правило, несчастливого, полного унижений и боли, и заканчивая сексуальной ориентацией, чаще всего нетрадиционной, что естественно тоже ведет к унижению и боли в нашем отнюдь не толерантном мире. Сквозь призму жизни этих выдающихся аутсайдеров, а они оставались аутсайдерами, даже будучи обласканными славой, Лэнг говорит с нами о проблемах современного социума - насилии в семье, СПИДе, наркомании, расизме, гомофобии, мизогинии, всеобщей отчужденности, возникшей из-за интернета и социальных сетей. Собственно, для того и нужно искусство, чтобы говорить о проблемах.

В дискурсе Лэнг одиночество становится синонимом отчужденности, хотя в жизни это не всегда так. Но если мы говорим о современном творце, то видим, что он почти всегда одинок, духовно или материально. Генри Дарджер был одинок до такой степени, что ему не с кем было перекинуться словом. Энди Уорхолл был постоянно окружен толпой, "свитой", но он был одинок не меньше. Почему они были одиноки, волею обстоятельств или по собственному желанию, сформулированному однажды или вовсе не высказанному? Я думаю, тому есть две причины. Все эти люди очень сильно отличались от окружающей среды в том или ином плане. Отличались внешне, были некрасивыми. Принадлежали к другой национальности и плохо владели языком. Имели нетрадиционную сексуальную ориентацию и не скрывали этого. Имели проблемы с физическим и ментальным здоровьем. Все эти люди находились за гранью привычного, традиционного, общепринятого социального круга. С одной стороны, это делало их отщепенцами, отчуждало, приводило к вынужденному одиночеству. С другой, увидеть картину можно только если ты вне ее. Увидеть и запечатлеть. Увидеть и переработать в своем сознании. Переработать и отразить увиденное. Переработать и создать новое, новый мир. Стать творцом мира можно, только если ты вне этого мира. Иными словами, творец одинок всегда.

Но этот тезис очень трудно принять, если ты обыкновенный человек. Например, тощий недоедающий парнишка, конечно, гей, скорее всего торгующий своим телом практически за еду, рискующий жизнью каждую ночь, еще не осознавший собственной исключительности (ее вообще не многие осознают), типичный обитатель Манхэттена. Поэтому творец-одиночка еще и всегда несчастен. Он отвергаем социумом, ему сложно найти язык с окружающими людьми, он, глядя на себя в зеркало, не верит, что его можно полюбить. Он вызывает у вас жалость? Напрасно. Без этих гениальных аутсайдеров наш мир был бы населен банальными обывателями и был бы невероятно скучен.

Но давайте поговорим об искусстве, которое рождается среди таких аутсайдеров. Такое искусство те же обыватели сочтут скандалом, шок-контентом, не искусством вовсе. Искусство аутсайдеров - это не идеально красивые картинки, услаждающие слух мелодии или божественные рифмы Золотого века поэзии. Это образы, которые скребут по вашему сознанию, как скребется за вашим порогом одинокий котенок, который может оказаться совсем не котенком, как только вы откроете дверь. Это тревожные образы, пугающие, будоражащие. Наполненные символами, реминисценциями, аллюзиями, а главное, служащие отличным проводником во внутренний мир художника. Оливия Лэнг говорит, что

Люди творят вещи — создают искусство или предметы, подобные искусству, — как выражение своей нужды в связи или страха ее; люди творят вещи, чтобы разобраться со стыдом, со скорбью. Люди творят вещи, чтобы обнажиться, чтобы оглядеть свои рубцы; люди творят вещи, чтобы противостоять подавлению, чтобы создать пространство, где они вольны двигаться. Искусство не обязано выполнять задачи восстановления — как не обязано быть красивым или нравственным.

Искусство не обязано быть красивым - я так давно это чувствовала, как же это верно. Искусство обязано задевать нас, заставлять переживать и сопереживать. Оно обязано быть на несколько шагов впереди нашего общего культурного развития, оно обязано всегда опережать свое время. Поэтому творец обязан быть аутсайдером, всегда. Он просто не может родиться в свое время, он всегда рождается раньше - на десятилетия, на века.

По большому счету, книга Оливии Лэнг для меня оказалась великолепным стартом, возможностью заглянуть в мир культурного процесса, осознать, что он происходит, и постараться за ним проследить. Лэнг очень хорошо объясняет, почему тот или иной художник творил так или иначе. Она обращает наше внимание на определенные детали их биографии, а затем раскрывает то, как эти детали отразились в их работах. С одной стороны, ее одинокое пребывание в Нью-Йорке вряд ли можно сравнить с одиночеством Генри Дарджера или одиночеством больного СПИДом Клауса Номи. С другой, определенный опыт помогает нам достичь того самого сопереживания, к которому стремится искусство. С этой точки зрения, книга получилась безупречной.

Графики

9 мая 2021
LiveLib

Поделиться

noctu

Оценил книгу

На последней встрече книжного клуба поделилась с любящей читать нон-фикшн знакомой разочарованием по поводу "Счастливого города" Чарльза Монтгомери, после чего она рассказала о прочтенной недавно по схожей теме книге - "Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества" Оливии Лэнг.Это исследование на стыке искусствоведения, психологии и личного опыта.

"Одинокий город" делится на три не совсем равнозначные части - истории жизней разных "аутсайдеров" от искусства (Эдварда Хоппера, Энди Уорхола, Клауса Номи, Генри Дарджера и Дэвида Войнаровича) соединяются с информацией о некоторых исследованиях одиночества (впрочем, очень скудный объем второго). Все это склеивается личной историей Оливии Лэнг, а какие-то ее переживания становятся подводкой к разным рассматриваемым явлениям. Она всегда присутствует в тексте как автор, perpetuum mobile сюжета, и сопереживающее героям существо, через интерес к их проблемам раскрывающая себя. Правда, она набросала свой портрет штрихами, не внеся чрезмерной ясности и не оставшись инкогнито.

С аннотации над книгой повисло чувство стыда, хотя, конечно, для современного человека стыдного там, пожалуй, не много. Соблазнившись обещаниями мужчины, она уезжает из Англии, от своей старой жизни, чтобы прощупать новый уровень одиночества в многоликом Нью-Йорке. Здесь она бок о бок живет с остывающими в архивах следами страдавших, чувствовавших и переживавших художников, фотографировавших от бедра и скрывавшихся за слоем грима в толпе почитателей. Они чувствовали себя отщепенцами, как показывает Лэнг, выпавшими, отчужденными, жаждавшими близости и ее избегающими. Такие разные, но схожие по духу. Они справлялись с этой психологической ношей, взваленной на них в детстве побоями, осознанием своей ориентации (зачастую, нетрадиционной) и прочими проблемами через искусство, выражение своего состояния и видения в творческой форме.

В книге много теплоты, которую Лэнг расточает на художников, что очень сильно контрастирует с холодными периодами одиночества всех и вся. Даже далекий от понимания этого направления в искусстве читатель, пожалуй, сможет прочувствовать тот интерес, который сподвиг Оливию Лэнг написать книгу. Однако рядом с теплотой соседствуют недомолвки, которые подпортили общее впечатление, и уже набившие оскомину темы вроде разных -измов. Даже так - недомолвки и усиление. В какой-то момент я стала сочувствовать Лэнг как жертве ужасной социальной катастрофы, а потом сказала себе: "Погоди-ка!". Белая женщина из хорошо развитого с разных точек зрения общества, с образованием и источником дохода, не имеющая серьезных проблем с деньгами и прочими моментами с чего-то строит из себя жертву. И вот тогда начало рушиться ощущение погружения, а на нёбе появилась липкая пленка сомнений. Рассказано все ладно и хорошо, но вывернуто наизнанку, где царит субъективизм. Лэнг пишет про одиночество, про то, как одиноким людям становится труднее взаимодействовать, покрываясь коркой сомнений и неуверенности, но сама активно пользуется соцсетями, встречается с друзьям, ходит по архивам... Моя мысль идет к тому, что проблемы героев книги - психологические (за исключением СПИДа, сопутствующих болезней и пулевого ранения), которые еще можно списать на уровень психологических знаний того времени и разные стигматизации в обществе. Лэнг же живет уже в наше время, все еще цепляясь за фрейдизм, говоря о тесноте гендера, подпитывая собственные проблемы, не решая их. Чувство одиночества и травмы сейчас решаемы, нужно только захотеть. И в какой-то момент я сказала себе, что мне не нравится то, чем Лэнг меня кормит. Получается, что автор сидит в грязной луже и не хочет из нее выбираться, или пишет нам об этой луже, а сама в ней не сидит, а только слегка промочила ноги.

Феномен одиночества, конечно, "Одинокий город" не раскрывает. За этим нужно идти в другое место. Он поднимает вопросы, на которые мы с вами дадим разные ответы. Замечу только, что эмоциональное чтение здесь будет идти плохо, если не резонировать со всеми героями, если не попасть на одну волну с автором. Вспоминается фраза из "Степного волка", но довольно мне уже везде за собой тянуть Гессе.

16 февраля 2019
LiveLib

Поделиться

«Человек есть его работа. Ничто не возникает из ничего».
9 марта 2022

Поделиться

Среди лоска позднего капитализма нас пичкают представлением, что все трудные чувства — депрессия, тревога, одиночество, ярость — попросту следствия неуравновешенной химии, задачка для решения, а не отклик на системную несправедливость или же на природное свойство жизни в теле, «отбывания срока», как памятно называл это Дэвид Войнарович, в арендованном теле, со всеми сопутствующими горестями и хандрой.
5 ноября 2021

Поделиться

Я отдирала себя от компьютера и выглядывала в окно — и на меня перли экраны Таймс-сквер: исполинские наручные часы, складчатое лицо Гордона Рамзи [150], увеличенное в сто раз против настоящих размеров. Заброшенная в такой противоестественный пейзаж, я могла быть где угодно: в Лондоне, в Токио, в Гонконге, в любом технологически модифицированном городе будущего, которое все более косило под «Бегущего по лезвию» Ридли Скотта — с плавающей рекламой «Кока-колы» и внеземных колоний, с тревогами о размытии границ между искусственным и настоящим.
4 сентября 2021

Поделиться

Интересные факты

Американская писательница Ханья Янагихара в статье для журнала The New Yorker назвала "Одинокий город" Оливии Лэнг "прекрасной книгой-мозаикой".

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой