Книга или автор
Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества

Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества

Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества
4,5
100 читателей оценили
287 печ. страниц
2018 год
16+
Оцените книгу

О книге

В тридцать с лишним лет переехав в Нью-Йорк по причине романтических отношений, Оливия Лэнг в итоге оказалась одна в огромном чужом городе. Этот наипостыднейший жизненный опыт завораживал ее все сильнее, и она принялась исследовать одинокий город через искусство. Разбирая случаи Эдварда Хоппера, Энди Уорхола, Клауса Номи, Генри Дарджера и Дэвида Войнаровича, прославленная эссеистка и критик изучает упражнения в искусстве одиночества, разбирает его образы и социально-психологическую природу отчуждения. Человечный, дерзкий и глубоко проникновенный «Одинокий город» – книга о пространствах между людьми, о вещах, которые соединяют людей, о сексуальности, нравственности и чудодейственных возможностях искусства. Это исследование неведомого и чарующего состояния, оторванного от обширного материка человеческого жизненного опыта, но глубинно присущего жизни как таковой.

Читайте онлайн полную версию книги «Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества» автора Оливии Лэнг на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: Шаши Мартынова

Дата написания: 2016

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785911034184

Дата поступления: 11 января 2018

Объем: 518.0 тыс. знаков

Купить книгу

  1. kinojane
    kinojane
    Оценил книгу

    Эта книга с красивым названием и минималистичной обложкой совсем не о том, не о заявленном. Разве что первая глава, в которой описывается городское одиночество в стеклянных аквариумах кафе и кинотеатров, воспеваемое одним из моих любимых художников – Эдвардом Хоппером. Он невероятно пронзительно рисует пустоту и тщетность суеты сует. Автор вплетает мотивы своего и любого другого человеческого одиночества в канву его картин, кричащих об отчужденности и обособленности человека в большом городе. Только эта глава было созвучна моему сердцу.

    Дальше была часть про Уорхола – уже менее интересный мне персонаж. Тем более Лэнг стала сбиваться на простой пересказ биографии с вкраплением подозрительно часто повторяющихся мыслей (ох уж эта самость и стигматизация на каждой странице) и речевых оборотов, всё это немного бездушно и механически, периодически теряя суть мысли. Дальше становилось все хуже: глава про фотографа Войнаровича, все искусство которого выражалось в том, что он наклеивал моделям лицо бунтаря Артюра Рэмбо, а потом шёл искать себя под мостом, где печально и нелегально совокуплялись сотни мужчин, актом свободной любви отрицая бессмысленность существования и бла-бла.

    «Ну ладно» - подумала я, может, дальше будет что-то про одиночество, но следом шла глава про уборщика-затворника Генри Дарджерса, у которого в квартире после смерти нашли огромную, всю жизнь писавшуюся, книгу про маленьких девочек с...членами. И про то, как солдаты над ними издевались, насиловали и развешивали их на деревьях. По Лэнг это типа символизирует гимн противления насилию, до чего же иносказательно, как же глубоко надо копать, чтобы это увидеть! Это уже не одиночество, это полная изоляция от мира людей, полный отказ от социализации.

    А про настоящих людей искусства нельзя написать? Как-то развить тему одиночества, а не одни деклассированные, с изломанной психикой, элементы превозносить? Неужели только нетрадиционная ориентация или психические отклонения отдаляют людей от других? Неужто других видов одиночества не существует и надо было посвящать 80 процентов книги людям с одинаковыми проблемами? Одиночество шире проблем с принятием другими твоей ориентации и половой самоидентефикации. Взять хотя бы одиночество с другими, в семье, в школе или на работе, в браке, в преддверие смерти, на войне или в безделии, в любви или дружбе. Оно несоизмеримо разнообразнее, а исследование Оливии чрезвычайно узко.

    А автора уже не остановить, словно она добралась наконец до того, ради чего затевалась книга: дальше про оперного певца со СПИДом. И ещё про кого-то больного спидом. И обвинения, лозунги, на злобу дня: мол, долой дискриминацию! Притеснение геев, женщин (в особенности проституток!), вопиющее неуважение к наркоманам (это, признаться, тема свежая, еще не обкатанная)! Неужели я одна устала от этой волынки современности, которая уже поглотила мир кино и вот начинает покушение на книги? Вся эта остросоциальная тематика, обвинения в нетолерантности/сексизме/ неуважении меньшинств... Оливия, вы вообще помните, что не манифест писали, а исследование на тему одиночества? Мы вместе с Хоппером устало сокрушаемся, не глядя друг на друга в ночном кафе.

  2. noctu
    noctu
    Оценил книгу

    На последней встрече книжного клуба поделилась с любящей читать нон-фикшн знакомой разочарованием по поводу "Счастливого города" Чарльза Монтгомери, после чего она рассказала о прочтенной недавно по схожей теме книге - "Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества" Оливии Лэнг.Это исследование на стыке искусствоведения, психологии и личного опыта.

    "Одинокий город" делится на три не совсем равнозначные части - истории жизней разных "аутсайдеров" от искусства (Эдварда Хоппера, Энди Уорхола, Клауса Номи, Генри Дарджера и Дэвида Войнаровича) соединяются с информацией о некоторых исследованиях одиночества (впрочем, очень скудный объем второго). Все это склеивается личной историей Оливии Лэнг, а какие-то ее переживания становятся подводкой к разным рассматриваемым явлениям. Она всегда присутствует в тексте как автор, perpetuum mobile сюжета, и сопереживающее героям существо, через интерес к их проблемам раскрывающая себя. Правда, она набросала свой портрет штрихами, не внеся чрезмерной ясности и не оставшись инкогнито.

    С аннотации над книгой повисло чувство стыда, хотя, конечно, для современного человека стыдного там, пожалуй, не много. Соблазнившись обещаниями мужчины, она уезжает из Англии, от своей старой жизни, чтобы прощупать новый уровень одиночества в многоликом Нью-Йорке. Здесь она бок о бок живет с остывающими в архивах следами страдавших, чувствовавших и переживавших художников, фотографировавших от бедра и скрывавшихся за слоем грима в толпе почитателей. Они чувствовали себя отщепенцами, как показывает Лэнг, выпавшими, отчужденными, жаждавшими близости и ее избегающими. Такие разные, но схожие по духу. Они справлялись с этой психологической ношей, взваленной на них в детстве побоями, осознанием своей ориентации (зачастую, нетрадиционной) и прочими проблемами через искусство, выражение своего состояния и видения в творческой форме.

    В книге много теплоты, которую Лэнг расточает на художников, что очень сильно контрастирует с холодными периодами одиночества всех и вся. Даже далекий от понимания этого направления в искусстве читатель, пожалуй, сможет прочувствовать тот интерес, который сподвиг Оливию Лэнг написать книгу. Однако рядом с теплотой соседствуют недомолвки, которые подпортили общее впечатление, и уже набившие оскомину темы вроде разных -измов. Даже так - недомолвки и усиление. В какой-то момент я стала сочувствовать Лэнг как жертве ужасной социальной катастрофы, а потом сказала себе: "Погоди-ка!". Белая женщина из хорошо развитого с разных точек зрения общества, с образованием и источником дохода, не имеющая серьезных проблем с деньгами и прочими моментами с чего-то строит из себя жертву. И вот тогда начало рушиться ощущение погружения, а на нёбе появилась липкая пленка сомнений. Рассказано все ладно и хорошо, но вывернуто наизнанку, где царит субъективизм. Лэнг пишет про одиночество, про то, как одиноким людям становится труднее взаимодействовать, покрываясь коркой сомнений и неуверенности, но сама активно пользуется соцсетями, встречается с друзьям, ходит по архивам... Моя мысль идет к тому, что проблемы героев книги - психологические (за исключением СПИДа, сопутствующих болезней и пулевого ранения), которые еще можно списать на уровень психологических знаний того времени и разные стигматизации в обществе. Лэнг же живет уже в наше время, все еще цепляясь за фрейдизм, говоря о тесноте гендера, подпитывая собственные проблемы, не решая их. Чувство одиночества и травмы сейчас решаемы, нужно только захотеть. И в какой-то момент я сказала себе, что мне не нравится то, чем Лэнг меня кормит. Получается, что автор сидит в грязной луже и не хочет из нее выбираться, или пишет нам об этой луже, а сама в ней не сидит, а только слегка промочила ноги.

    Феномен одиночества, конечно, "Одинокий город" не раскрывает. За этим нужно идти в другое место. Он поднимает вопросы, на которые мы с вами дадим разные ответы. Замечу только, что эмоциональное чтение здесь будет идти плохо, если не резонировать со всеми героями, если не попасть на одну волну с автором. Вспоминается фраза из "Степного волка", но довольно мне уже везде за собой тянуть Гессе.

  3. xbohx
    xbohx
    Оценил книгу
    Одиноким можно быть где угодно, но у одиночества городской жизни, в окружении миллионов людей, есть особый привкус.

    Оливия Лэнг переехала из Великобритании в США к мужчине, но отношения не сложились, и она осталась в чужом городе одна. Состояние одиночества привело ее к исследованию этого самого состояния: как оно влияет на людей, воздействует негативно или наоборот позитивно, откуда возникает. Проанализировав истории некоторых известных людей мира искусства, она пришла к выводу, что одиночество носит не только деструктивный характер для личности, ведь оно также может помогать развивать творческие навыки. Сознательно или нет, но люди вдохновляются одиночеством, впускают его вглубь себя и дают творить от своего имени.
    Среди личностей, рассмотренных в книге, художник Эдвард Хоппер, икона поп-арта Энди Уорхол, художница и писательница Валери Соланас (совершившая покушение на Уорхола), фотограф Дэвид Войнарович. Про всех, кроме Уорхола, я слышала впервые, так что мне было вдвойне интересней знакомиться с их историями. Приготовьтесь гуглить названия картин. Для меня, например, почти все они были открытием (ну да, я не большой знаток изобразительного искусства, но Моне от Мане отличаю). Немного затрагивается в книге и вопрос так называемого “одиночества в сети”.

    Одиночество, вызванное виртуальным отчуждением, столь же болезненно, сколь и то, что возникает от общения в настоящей жизни, — такой же горестный шквал эмоций, какой почти кто угодно в Сети так или иначе переживал.

    Книга не только об одиночестве, она еще и об искусстве, о принятии себя и о самореализации. И очередное напоминание о том, что толпы людей вокруг (поклонников, друзей) не сделают вас счастливее, потому что главное не то, как принимают вас они, а то, как принимаете себя вы.

  1. Если к вам вообще не прикасаются, речь — самая тесная связь, какую вообще можно установить с другим человеком.
    31 мая 2018
  2. Одиноким можно быть где угодно, но у одиночества городской жизни, в окружении миллионов людей, есть особый привкус.
    19 апреля 2018
  3. Мы все способны влиять друг на друга — оставаясь достаточно открытыми, чтобы давать друг другу почувствовать себя менее отчужденными.
    21 сентября 2019

Интересные факты

Американская писательница Ханья Янагихара в статье для журнала The New Yorker назвала "Одинокий город" Оливии Лэнг "прекрасной книгой-мозаикой".

Автор

Другие книги автора