quiz_vacation

Рецензии и отзывы на Одинокий город. Упражнения в искусстве одиночества

Читайте в приложениях:
489 уже добавило
Оценка читателей
4.43
Написать рецензию
  • kinojane
    kinojane
    Оценка:
    31

    Эта книга с красивым названием и минималистичной обложкой совсем не о том, не о заявленном. Разве что первая глава, в которой описывается городское одиночество в стеклянных аквариумах кафе и кинотеатров, воспеваемое одним из моих любимых художников – Эдвардом Хоппером. Он невероятно пронзительно рисует пустоту и тщетность суеты сует. Автор вплетает мотивы своего и любого другого человеческого одиночества в канву его картин, кричащих об отчужденности и обособленности человека в большом городе. Только эта глава было созвучна моему сердцу.

    Дальше была часть про Уорхола – уже менее интересный мне персонаж. Тем более Лэнг стала сбиваться на простой пересказ биографии с вкраплением подозрительно часто повторяющихся мыслей (ох уж эта самость и стигматизация на каждой странице) и речевых оборотов, всё это немного бездушно и механически, периодически теряя суть мысли. Дальше становилось все хуже: глава про фотографа Войнаровича, все искусство которого выражалось в том, что он наклеивал моделям лицо бунтаря Артюра Рэмбо, а потом шёл искать себя под мостом, где печально и нелегально совокуплялись сотни мужчин, актом свободной любви отрицая бессмысленность существования и бла-бла.

    «Ну ладно» - подумала я, может, дальше будет что-то про одиночество, но следом шла глава про уборщика-затворника Генри Дарджерса, у которого в квартире после смерти нашли огромную, всю жизнь писавшуюся, книгу про маленьких девочек с...членами. И про то, как солдаты над ними издевались, насиловали и развешивали их на деревьях. По Лэнг это типа символизирует гимн противления насилию, до чего же иносказательно, как же глубоко надо копать, чтобы это увидеть! Это уже не одиночество, это полная изоляция от мира людей, полный отказ от социализации.

    А про настоящих людей искусства нельзя написать? Как-то развить тему одиночества, а не одни деклассированные, с изломанной психикой, элементы превозносить? Неужели только нетрадиционная ориентация или психические отклонения отдаляют людей от других? Неужто других видов одиночества не существует и надо было посвящать 80 процентов книги людям с одинаковыми проблемами? Одиночество шире проблем с принятием другими твоей ориентации и половой самоидентефикации. Взять хотя бы одиночество с другими, в семье, в школе или на работе, в браке, в преддверие смерти, на войне или в безделии, в любви или дружбе. Оно несоизмеримо разнообразнее, а исследование Оливии чрезвычайно узко.

    А автора уже не остановить, словно она добралась наконец до того, ради чего затевалась книга: дальше про оперного певца со СПИДом. И ещё про кого-то больного спидом. И обвинения, лозунги, на злобу дня: мол, долой дискриминацию! Притеснение геев, женщин (в особенности проституток!), вопиющее неуважение к наркоманам (это, признаться, тема свежая, еще не обкатанная)! Неужели я одна устала от этой волынки современности, которая уже поглотила мир кино и вот начинает покушение на книги? Вся эта остросоциальная тематика, обвинения в нетолерантности/сексизме/ неуважении меньшинств... Оливия, вы вообще помните, что не манифест писали, а исследование на тему одиночества? Мы вместе с Хоппером устало сокрушаемся, не глядя друг на друга в ночном кафе.

    Читать полностью
  • xbohx
    xbohx
    Оценка:
    11
    Одиноким можно быть где угодно, но у одиночества городской жизни, в окружении миллионов людей, есть особый привкус.

    Оливия Лэнг переехала из Великобритании в США к мужчине, но отношения не сложились, и она осталась в чужом городе одна. Состояние одиночества привело ее к исследованию этого самого состояния: как оно влияет на людей, воздействует негативно или наоборот позитивно, откуда возникает. Проанализировав истории некоторых известных людей мира искусства, она пришла к выводу, что одиночество носит не только деструктивный характер для личности, ведь оно также может помогать развивать творческие навыки. Сознательно или нет, но люди вдохновляются одиночеством, впускают его вглубь себя и дают творить от своего имени.
    Среди личностей, рассмотренных в книге, художник Эдвард Хоппер, икона поп-арта Энди Уорхол, художница и писательница Валери Соланас (совершившая покушение на Уорхола), фотограф Дэвид Войнарович. Про всех, кроме Уорхола, я слышала впервые, так что мне было вдвойне интересней знакомиться с их историями. Приготовьтесь гуглить названия картин. Для меня, например, почти все они были открытием (ну да, я не большой знаток изобразительного искусства, но Моне от Мане отличаю). Немного затрагивается в книге и вопрос так называемого “одиночества в сети”.

    Одиночество, вызванное виртуальным отчуждением, столь же болезненно, сколь и то, что возникает от общения в настоящей жизни, — такой же горестный шквал эмоций, какой почти кто угодно в Сети так или иначе переживал.

    Книга не только об одиночестве, она еще и об искусстве, о принятии себя и о самореализации. И очередное напоминание о том, что толпы людей вокруг (поклонников, друзей) не сделают вас счастливее, потому что главное не то, как принимают вас они, а то, как принимаете себя вы.

    Читать полностью
  • Lusia_Ditskaya
    Lusia_Ditskaya
    Оценка:
    8
    Одиноким можно быть где угодно, но у одиночества городской жизни, в окружении миллионов людей, есть особый привкус.

    Насколько легко и открыто можно говорить об одиночестве? О своем, о чужом, о явлении в целом.

    С одиночеством знаком каждый из нас, возможно именно поэтому рассуждения Оливии Лэнг настолько глубоко трогают и будоражат чувства, которые убраны глубоко внутрь.

    Оливия Лэнг - английская писательница, которая однажды приехала в Нью-Йорк по любви, но очень быстро осталась одна в толпе незнакомых людей и в улицах незнакомого города. Именно в больших городах ярче всего ощущается, что можно чувствовать себя одиноким и быть окруженным толпой.

    В поисках ответов, друзей и других ощущений она обратилась к искусству. На страницах ее книги появляется Эдвард Хоппер, признанный знаток одиночества человека в американском городе. Вслед за ним ярко врывается Энди Уорхол и история о том, что за всем поп-артом, вечеринками и шумом стоял очень одинокий человек, который был заперт в собственном теле и так и не смог по-настоящему разделить свою жизнь с кем-то. И еще одним ярким персонажем становиться Дэвид Войнарович, со своей жизнью, которая началась с насилия, с попыток все чувства передать через фотографии и с конечной смертью от безразличия окружающих и СПИДа.

    Истории этих людей переплетаются с мыслями Оливии Лэнг, то углубляясь в прошлое, то возвращая читателя назад. Все это делается искусно, легко и с некоторой долью грусти.

    Одиночество - штука личная и политическая. Одиночество коллективно - оно есть город. Правил, как в нем обитать, нет, как нет нужды и стыдиться, но стоит помнить, что поиск лично счастья не отменяет наших обязанностей друг перед другом, не превосходит их. Мы в этом вместе - в этом накоплении шрамов, в этом мире предметов, в этом физическом временном раю, какой часто похож на ад. Важна доброта, важна общность. Важно оставаться чутким, открытым, потому что из миновавшего нам известно по крайней мере одно: время чувств - недолго.

    Читать полностью
  • foxy_hipster
    foxy_hipster
    Оценка:
    5

    «Если б я могла облечь в слова то, что чувствовала, получился бы младенческий крик: "Я не хочу быть одна. Я хочу быть кому-нибудь нужной. Мне одиноко. Мне страшно. Мне надо, чтобы меня любили, прикасались ко мне, обнимали"».

    Чтобы понимать и создавать искусство, нужно стать по-настоящему одиноким, потерять всё, что связывало тебя с обществом и внешним миром. Истинное искусство не может быть здоровым. Оно должно просачиваться, пробиваться из недр глубокого, почти осязаемого чувства покинутости, словно цветок, растущий сквозь асфальт. Кто-то отрекается от людей по своему желанию, а кого-то изолирует общество, оставляя умирать на периферии мира, оплевывая все то, что когда-то являлось личностью.

    Что объединяет Энди Уорхолла, Дэвида Войнаровича, Клауса Номи и Оливию Лэнг, автора книги? Всепоглощающее, обволакивающее, цепляющее за горло одиночество. Они стали отверженными, потеряли собственное "я" посреди одинокого безразличного пространства, именуемого городом.

    Эта книга - нерасплетенный клубок тем, сердцевиной которого является общество, его предрассудки, его жестокость ко всем "неправильным", "нетаким", "непохожим на других".

    Оливия Лэнг приехала в Нью-Йорк, чтобы зажить счастливой жизнью с любимым человеком, но в итоге оказывается отверженной и покинутой в неизвестном городе - не к кому обратиться, некого позвать на помощь. Не ощущая физической близости, теряясь в закоулках собственных мыслей, она постепенно начинает исследование о таких же, как она - отвергнутых, изолируемых, покинутых всеми. Среди них художники, фотографы, музыканты. Их одиночество усугубляется стигматизацией - намеренной изоляцией по причине расы, сексуальной ориентации или только зарождающейся в 1980-е эпидемии "болезни геев" - СПИДа - пугающего своей непредсказуемостью даже самих врачей.

    Они становятся "новым классом изгоев" - изгоями внутри стигматизируемой, изолируемой группы. Парадоксально, что в самом демократичном уголке земли становится небезопасно появляться на улице, если ты гей или если ты странный, не такой как все. Всю это боль "изгои" выражают через искусство: Энди Уорхолл стремится к механизации, обыденности, одинаковости сквозь исккусство поп-арта, Дэвид Войнарович отражает несправедливость посредством фильмов и фотографий, Клаус Нуми наоборот подчеркивает свою инаковость, он ходит по сцене невесомым существом, инопланетянином, пока сам не растворяется в молекулах, первый из всех поверженный СПИДом.

    Книга тяжелая, болезненная, но, безусловно, нужная, особенно сейчас. Плавно переходя к современности, Оливия Лэнг касается темы одиночества в сети, способности интернета усугублять разобщенность и без того отчаянно одинокого общества.

    "Безопасные города, чистые города, богатые города, города, что делаются всё более одинаковыми, — за риторикой Оперативной группы улучшения качества жизни таится страх грязи и заражения, нежелание позволить сосуществовать разным формам жизни. А это значит, что города перестают быть местами связи, где взаимодействуют очень разные люди, — и становятся пространствами, похожими на изоляторы, где подобное гнездится с подобным."

    Пропустив через себя этот болезненный опыт, Оливия приходит к ценному выводу. Одиночество - это то, что делает нас живыми, поэтому его не стоит стыдиться словно чумной болезни. Именно общество наделяет нас ярлыками, выталкивает на обочину жизни - и никому не дано предугадать, кто следующий окажется за бортом. Невозможно противостоять обществу, как невозможно ужиться в нем без внутренней целостности, без ощущения значимости своего "я".

    Признать себя, склеить себя по кусочкам, со всеми своими изъянами и недостатками - это единственная возможность остаться на борту.

    Читать полностью
  • Оценка:
    «Если б я могла облечь в слова то, что чувствовала, получился бы младенческий крик: "Я не хочу быть одна. Я хочу быть кому-нибудь нужной. Мне одиноко. Мне страшно. Мне надо, чтобы меня любили, прикасались ко мне, обнимали"».<br /><br />Чтобы понимать и создавать искусство, нужно стать по-настоящему одиноким, потерять всё, что связывало тебя с обществом и внешним миром. Истинное искусство не может быть здоровым. Оно должно просачиваться, пробиваться из недр глубокого, почти осязаемого чувства покинутости, словно цветок, растущий сквозь асфальт. Кто-то отрекается от людей по своему желанию, а кого-то изолирует общество, оставляя умирать на периферии мира, оплевывая все то, что когда-то являлось личностью.<br /><br />Что объединяет Энди Уорхолла, Дэвида Войнаровича, Клауса Номи и Оливию Лэнг, автора книги? Всепоглощающее, обволакивающее, цепляющее за горло одиночество. Они стали отверженными, потеряли собственное "я" посреди одинокого безразличного пространства, именуемого городом.<br /><br />Эта книга - нерасплетенный клубок тем, сердцевиной которого является общество, его предрассудки его жестокость ко всем "неправильным", "нетаким", "непохожим на других".<br /><br />Оливия Лэнг приехала в Нью-Йорк, чтобы зажить счастливой жизнью с любимым человеком, но в итоге оказывается отверженной и покинутой в неизвестном городе - не к кому обратиться, некого позвать на помощь. Не ощущая физической близости, теряясь в закоулках собственных мыслей, она постепенно начинает исследование о таких же, как она - отвергнутых, изолируемых, покинутых всеми. Среди них художники, фотографы, музыканты. Их одиночество усугубляется стигматизацией - намеренной изоляцией по причине расы, сексуальной ориентации или только зарождающейся в 1980-е эпидемии "болезни геев" - СПИДа - пугающего своей непредсказуемостью даже самих врачей.<br /><br />Они становятся "новым классом изгоев" - изгоями внутри стигматизируемой, изолируемой группы. Парадоксально, что в самом демократичном уголке земли становится небезопасно появляться на улице, если ты гей или если ты странный, не такой как все. Всю это боль "изгои" выражают через искусство: Энди Уорхолл стремится к механизации, обыденности, одинаковости сквозь исккусство поп-арта, Дэвид Войнарович отражает несправедливость посредством фильмов и фотографий, Клаус Нуми наоборот подчеркивает свою инаковость, он ходит по сцене невесомым существом, инопланетянином, пока сам не растворяется в молекулах, первый из всех поверженный СПИДом.<br /><br />Книга тяжелая, болезненная, но, безусловно, нужная, особенно сейчас. Плавно переходя к современности, Оливия Лэнг касается темы одиночества в сети, способности интернета усугублять разобщенность и без того отчаянно одинокого общества.<br /><br />"Безопасные города, чистые города, богатые города, города, что делаются всё более одинаковыми, — за риторикой Оперативной группы улучшения качества жизни таится страх грязи и заражения, нежелание позволить сосуществовать разным формам жизни. А это значит, что города перестают быть местами связи, где взаимодействуют очень разные люди, — и становятся пространствами, похожими на изоляторы, где подобное гнездится с подобным."<br /><br />Пропустив через себя этот болезненный опыт, Оливия приходит к ценному выводу. Одиночество - это то, что делает нас живыми, поэтому его не стоит стыдиться словно чумной болезни. Именно общество наделяет нас ярлыками, выталкивает на обочину жизни - и никому не дано предугадать, кто следующий окажется за бортом. Невозможно противостоять обществу, как невозможно ужиться в нем без внутренней целостности, без ощущения значимости своего "я".<br /><br />Признать себя, склеить себя по кусочкам, со всеми своими изъянами и недостатками - это единственная возможность остаться на борту.
    Читать полностью
  • Оценка:
    Потрясающая книга.

Другие книги подборки ««Коммерсантъ WEEKEND» рекомендует»