Железные люди в «Игре престолов»: историк читает исторические романы
image
  1. Главная
  2. Все подборки
  3. Железные люди в «Игре престолов»: историк читает исторические романы

Железные люди в «Игре престолов»: историк читает исторические романы

6 
книг

В прошлый раз мы рассматривали происхождение дотракийцев, а сегодня поговорим о самом необычном и жестоком народе Вестероса, «ужасе морей» – железных людях – и об их «предках» в истории, викингах.

Железные люди (или, как они сами себя называют, железнорожденные) живут наособицу даже по сравнению с самыми необычными народами и племенами континента. Джордж Мартин подчеркнул их отрезанность от цивилизованного мира, расположив на семи больших и множестве малых островов к западу от Вестероса. Тому есть прямая историческая аналогия: викинги, селившиеся на архипелагах Северного моря, откуда было проще совершать набеги. Местами их обитания были Шетландские и Фарерские острова. Поселения на них существовали десятками лет, но часто и оставлялись – бывало, что целое поколение викингов погибало или возвращалось в Скандинавию, Северные страны.
 
 
Это напоминает образ жизни железных людей, не слишком цепляющихся за землю. Но здесь есть важное отличие: они живут разрозненными общинами, и каждая держится за свой остров. Железные люди осознают себя единым народом и помнят об исторической родине – когда-то они жили в самом плодородном краю Вестероса, Речных землях, но ко времени действия «Песни льда и огня» они противопоставляют себя жителям «большой земли». Железнорожденные хоть и являются, возможно, дальними родственниками северян, на деле живут несколько южнее их и не проявляют тяги к постоянной жизни в северных землях. Им свойственна и своего рода островная демократия, так как короля они выбирают, причем в русских переводах эти выборы переданы словом «вече».
 
Избрание нового короля Джордж Мартин описал ярко, сделав его настоящим обрядом, напоминающим назначение военного вождя перед походом. Сначала будущий король излагает нечто вроде своей политической программы, его сторонники помогают ему криками и раздачей денег, драгоценностей и оружия. Потом уже кричат и сами железные люди, поддерживая желающего взять морской трон. Это и правда напоминает выборы предводителя в грядущей войне или битве (в Северных странах им мог стать хевдинг – то есть богатый дружинник). Но правитель железных людей будет принадлежать к королевской династии Грейджоев или хотя бы состоять в отдаленном родстве с ней – что в условиях небольшой численности населения несложно.
 
Существенным отличием железных людей от викингов оказываются замки, где живут их правители. Разумеется, невозможно представить себе викинга, обитающего в таких условиях. Мир викинга, представленный прежде всего морем, был почти исключительно горизонтальным. Вертикальными в нем могли быть только холмы и горы.
 
Еще одно важное отличие железных людей от викингов – их невосприимчивость к прекрасному. Дело в том, что благодаря удивительно развитой устной традиционной культуре викинги обожали рассказывать друг другу истории по поводу и без. Не будет преувеличением сказать, что это было их излюбленным времяпрепровождением дома. Благодаря тому, что истории строились по более или менее одинаковым законам, викинги могли помнить их десятками и пересказывать, незначительно меняя подробности.
 
Ключевое значение имеет рассказчик (как и в случае с сиром Джорахом Мормонтом, через которого мы узнаем новые сведения о дотракийцах). В данном случае это Аша Грейджой (Яра – в сериале «Игра престолов»), дочь короля Бейлона, сестра Теона и племянница Эурона, Виктариона и Эйерона. Благодаря своему высокому положению она хорошо знает генеалогию и историю железных людей и часто вспоминает предания о прошлом, а также имеет весьма амбициозные планы стать королевой. Сделать это – в пятой части «Песни льда и огня» – ей пока не удалось, титул получил Эурон. Стремление во что бы то ни стало иметь собственного правителя – как и в остальных землях Вестероса – подчеркивает независимый дух железнорожденных, однако кажется странным, что при всей своей самобытности они подражают в церемониале другим королевствам.
 
 
Некоторое удивление вызывает и название железных людей – производное от Железных островов, где они и живут. Напомним, что железа – как, кажется, и других металлов – на островах нет, жители испытывали его постоянную нехватку в производстве оружия. Сталкиваясь с теми же трудностями, викинги получали качественное оружие у соседей – торговлей или грабежом. 
 
Необычным ходом в описании железных людей стали имена, которые они дают своим кораблям. Это только подчеркивает их связь с морем – даже более крепкую, чем у викингов. Наречение всегда считалось одним из самых важных и священных обрядов, поэтому в христианской Европе долгое время не было принято давать названия кораблям – это считалось кощунством. Точно так же и викинги не испытывали потребности как-то называть свои суда – в отличие от железнорожденных.
 
Вообще они предстают мореходами гораздо более уверенными, чем викинги: их корабли больше и прочнее и могут преодолевать огромные расстояния без захода в порт. Напомним, что Железный флот под предводительством Виктариона Грейджоя – этого колоритного персонажа, к сожалению, нет в сериале – плывет почти на другой край света, в бывший Залив работорговцев, где новый король железных людей хочет взять в жены Дейенерис Таргариен, а в финале «Игры престолов» Арья Старк отправляется к неизведанным землям на Западе на корабле железнорожденных.
 
 
Вооружены железные люди почти как викинги – прежде всего топорами, оружием, которое в Средние века позволяло пробивать доспехи. Судя по всему, производят они его сами, однако из-за недостатка металла вообще и железа в частности топоры есть не у всех.
 
Джордж Мартин наделил особым характером и войну железных людей, постоянно совершающих нападения на соседей. В отличие от них викинги почти никогда не позволяли себе воевать с сопредельными народами и странами – это грозило сделать вражду бесконечной, враг был слишком силен, а главное, у него нечего было грабить. Гораздо выгоднее было отправиться в дальний морской поход и привезти из него единственные в своем роде вещи, которых не имелось у соседей. У железных людей подобным образом действует самый – на данный момент – успешный их вождь, ставший предводителем всего народа, Эурон Грейджой.
 
Основная же их часть промышляет набегами на побережье, а попытки укрепиться на твердой земле ни к чему хорошему не приводят: в Винтерфелле попадает в плен Теон, а через какое-то время и Аша (Яра). Можно предположить, что такую войну всех против всех железные люди ведут уже не одно десятилетие – по крайней мере ничто не мешает любому желающему присоединиться к дружине, собирающейся на корабле доплыть до северных земель и пограбить. В свою очередь, жители разоренных земель мстят обидчикам, нападая на них в море при первом удобном случае. Это взаимное ожесточение объясняет, почему железнорожденных немного: очевидно, что большинство из них гибнет в битвах. «В жестоких местах рождаются жестокие люди – помни об этом, Бран, когда имеешь дело с жителями Железных островов», – учил мейстер Лювин одного из сыновей Неда Старка.
 
Викинги, напротив, очень хорошо умели ценить человеческую жизнь и, согласно самым современным исследованиям, были в большей мере торговцами, чем воинами. Правда, как только исчезали предпочтительные для торговли товары (к примеру, вырубались корабельные леса или иссякали жилы с драгоценными металлами), викинги сразу же брались за оружие. В отличие от них, железным людям торговать нечем изначально. Джордж Мартин рисует их обществом, обреченным на войну. Кроме того, море постепенно отвоевывает участки суши Железных островов – в не столь уж отдаленном будущем они могут полностью исчезнуть. Думается, это и придает воинам смелость, граничащую с отчаянием.
 
Наверное, читатели (и зрители) особенно хорошо помнят удивительное божество, которому поклоняются железные люди, – Утонувшего бога. Его культ очень необычный для жителей Вестероса (и Европы – прообраза материка). Дело в том, что его изображение (и, соответственно, герб Железных островов) – кракен. Представления о нем действительно были распространены в средневековом мире воображаемого, и первыми о кракене, судя по всему, рассказывали викинги. Элемент фантастического в этих историях был связан с тем, что именно викинги плавали дальше всех других мореходов своего времени и, следовательно, могли поведать о том, чего никто, кроме них, не видел. Таким образом, кракена «поселили» на западе Океана. Возможно, что его видели предки железных людей и сохранили эти предания. Однако самое интересное, что ничего подобного этому культу у самих викингов не было. Оно и понятно: слишком много моря присутствовало в их жизни, чтобы еще и поклоняться морскому божеству. В удивительно разработанной скандинавской мифологии для различных морских богов почти не нашлось места. В целом религия Утонувшего бога имеет схожие черты с древними культами Ближнего Востока, в том числе и с мрачным Дагоном, о котором писал Говард Филлипс Лавкрафт.
Поделиться