Книга или автор

Одна ласточка весны не делает: разбираем роман Али Смит «Весна»

6 книг
MyBook продолжает вести «Книжный обзор». Год назад популярные книжные блогеры объединились и создали собственную версию премии «Ясная Поляна»*. В этот раз мы будем вместе с ними обсуждать иностранный список премии. После обзора всех претендентов они назовут имя победителя и пояснят, почему выбрали именно его. Все материалы читайте по тегу «Блогеры читают».

Наши эксперты: Анастасия Петрич (в «Инстаграме» – drinkcoffee.readbooks), Виктория Горбенко (телеграм-канал «КнигиВикия»), Вера Котенко (телеграм-канал «Книгиня про книги») и Евгения Лисицына (телеграм-канал greenlampbooks).
 
Сегодня речь пойдет о книге британской писательницы Али Смит «Весна» – третьей части «сезонного квартета». Первая – «Осень» –  тоже претендует на премию, и мы о ней уже говорили.
 
 

«Весна», Али Смит

(Издательство «Эксмо», 2019)
 
 
На премию «Ясная Поляна» ее номинировала начальница отдела современной зарубежной прозы издательства «Эксмо» Юлия Раутборт со словами: «Это по сути лирическая проза – романное пространство, где цементирующим началом выступает отнюдь не сюжет, но настроение, полутона, детали. Чеховский звук лопнувшей струны стал у Али Смит основным приемом». Перевод с английского выполнен Валерием Нугатовым


– Оценки книге:

Вера Котенко: 10/10
Евгения Лисицына: 7/10 
Виктория Горбенко: 7/10 
Анастасия Петрич: 6/10
 
Итого: 7,5/10


– Как бы вы анонсировали роман в «Твиттере»?

Горбенко: Пожилой режиссер пишет сценарий про то, как по коридорам одного отеля в одно и то же время бродят Райнер Мария Рильке и Кэтрин Мэнсфилд. А потом рассказчик бросается под поезд. Его спасает странная девочка, которая многим помогла, но сама при этом, может, и не существует.

Котенко: Несколько человек собираются в одно якобы случайное путешествие, возглавляемое усовершенствованной версией Греты Тунберг для того, чтобы выяснить самые разные факты о своей стране, мире, о себе, а еще о том, что апрель – не самый простой месяц.

Лисицына: Сюжет настолько неважен, что через неделю после прочтения у людей вроде меня выветрится из памяти. Книга для эмоций, но при этом с актуальной повесткой, как-то так.

Петрич: Давно немолодой человек вспоминает свою жизнь, людей в ней, додумывает, крутит в голове воображаемые диалоги и будто бы совсем сходит с ума, пытаясь соединить Бетховена, Рильке, Шекспира, Чаплина, прошлое и настоящее.



– О чем эта книга – помимо общего сюжета?

Петрич: Книга о жизни и смерти, о нескончаемом круге смены судеб и сезонов, о дружбе и любви, о прошлом, настоящем и, конечно, будущем. Если есть весна, то есть и будущее.

Котенко: Мне кажется, что смысл весны как времени года в этой книге в том, что, по сути, всегда после всяких заморозков – в переносном ли смысле, в буквальном ли – расцветают цветы, поют птицы, принцесса открывает окошко, как в мультике, и все вокруг нее поет и живет. Среди героинь есть и такая условная принцесса, и такая вполне неусловная весна, которая просто есть, как данность, – и в самую темную зиму об этом стоит помнить.

Лисицына: Надежда есть всегда, даже если после холодной зимы кажется, что уже никогда не будет тепло.

Горбенко: Либеральный мир пытается прийти в себя после Брекзита. Герой-режиссер пытается оправиться после смерти подруги. Мир искусства борется с засильем пошлости. И все они обязательно справятся, потому что вселенная устроена так, что весна наступает каждый год, и все вокруг возродится.



– Почему для этого сюжета и замысла выбрана именно весна?

Горбенко: Кажется, я уже случайно ответила. Весной мир вокруг оживает, хотя на протяжении зимы иногда кажется, что этого никогда не произойдет. Али Смит прекрасно знает, что это правило работает и для замерзших человеческих душ, и в целом для мира, который, как ей кажется, сейчас покинула душа.

Лисицына: Чтобы подчеркнуть мотивы возрождения, надежды и обновления. Али Смит тут прозрачна, как анализ описания природы у пятиклассника.

Котенко: Мне кажется, мои коллеги классно развернут мысли про жизнь и смерть. Я добавлю, что в какой-то момент кажется, что весна благодаря таким вот мыслям особенна: «Я смотрю сейчас на Трампа, вижу их всех – новых мировых тиранов, всех вожаков стай, расистов, белых шовинистов, разглагольствующих новых борцов-провокаторов, отморозков по всему свету – и думаю о том, какая же это крепкая-прекрепкая плоть. Но и она растает, словно в мае снег».

Петрич: Причина для каждого романа серии одна и та же – демонстрация движения жизненного цикла, сменяемости жизни смертью и наоборот на фоне природных декораций соответствующего времени года.



– Можно ли читать «Весну» отдельно от других частей?

Петрич: Абсолютно. Все книги цикла можно читать отдельно, все они донесут главную идею автора. Просто, читая циклом, есть возможность проследить мысль, которая лежит на один идейный пласт глубже.

Горбенко: Я не читала «Зиму» и вполне могла бы не читать «Осень» до прочтения «Весны». Идейно и структурно они связаны (недаром объединены в цикл), но каждая часть – это законченное и самостоятельное произведение.

Лисицына: Считайте, что все романы квадрологии – это наборы «Лего». С каждым из них можно играть самостоятельно и получать удовольствие, а можно собрать все вместе в одну грандиозную инсталляцию. Ну или наступить на одну из острых деталей и расплакаться, каждый волен с литературой поступать по собственному усмотрению.

Котенко: Отмечу, что с ними удовольствия так или иначе больше, с этим спорить сложно. Но было бы жаль, что прекрасную книжку кто-то может пропустить, побоявшись так называемых «а вот что было в предыдущих сериях». Читать можно и так, не играя в игру «отсылки к отсылкам отсылок» или «а ведь это уже было в “Осени”» (просто знайте, что тут это есть).



–  Что делать с Али Смит и другими настроенческими авторами, если не понимаешь какой-то поэтический пассаж?

Лисицына: Пропустить. Даниэль Пеннак много лет назад разрешил нам всем не читать то, что не читается. Давайте его послушаем. А с Али Смит такое может случиться.

Котенко: «Что делать, если чего-то не понимаешь», окей, Гугл! Мой ответ – СТРАДАТЬ.

Петрич: Если можете, читать в оригинале без словаря. И сразу все-все встанет на свои места. У Али Смит очень сильный и яркий язык, переплетенный с настроением.

Горбенко: Смело пропускать то, что непонятно или не находит отклика. С «Весной» у меня такого не было. Но, начав «Осень», я, кроме шуток, испугалась, что книга в принципе состоит из одного сплошного поэтического эпизода. Это не так, романы Смит работают на нескольких уровнях, поэтому, если с поэзией отношения совсем не складываются, это не должно стать критичным.



– «Лета» на русском еще не существует. Давайте сыграем в угадайку: о чем там могла бы написать Али Смит?

Горбенко: Там обязательно будет линия, посвященная какому-то творческому человеку. Вероятно, не самому известному. Будет герой, на которого это творчество оказало какое-то важное влияние. Будет обязательный выпад в сторону правого политического лагеря. И будет не от мира сего девушка, которая выступит связующим звеном для всех заложенных месседжей.

Котенко: В «Лете» совершенно наверняка будет жаркий поэтический зной, много солнца, тягучих монологов и чего-то испепеляющего, чего-то совсем невеселого; по ощущениям после «Весны», «Лето» не оставит совсем никакой надежды, не могу объяснить этого чувства, но оно такое. Ненавижу лето всю жизнь, извините.

Лисицына: Должны быть жара, страсть, накал, скандалы, интриги, расследования. И кто-то шибанутый на всю голову, кто ходит и приводит читателя в недоумение.

Петрич: Так как я «Лето» на английском уже читала, то спойлеры кидать не буду. Но могу сказать, что эта книга несколько выбивается из общей линии, хоть и сохраняет поэтику цикла.



– Кому может не понравиться эта книга?

Лисицына: Тем, кто представляет Британию и остальной мир помимо России по картинкам из учебника географии и анекдотам.

Горбенко: Любителям конкретики и четких причинно-следственных связей. И представителям правого политического спектра.

Петрич: Я уже как-то говорила, что перевод «съел» оригинальный текст, поэтому мне сложно сказать, кому она понравится или нет. Если бы я не знала, как пишет Али Смит на самом деле, то и мне бы она не понравилась. Из-за топорного и примитивного слога, лишенного красок.

Котенко: Людям, которые не любят поэзию в прозе (да и без прозы), весну, всякое там философствование про жизнь, и тем, кого бесит то, что некоторые модные блогеры называют «повесточкой», – ее, этой повесточки, тут с горкой.



— Посоветуйте что-нибудь похожее для чтения.

Котенко: В прошлый раз к Али Смит я советовала Ольгу Токарчук с ее «Бегунами», а в этот раз вдруг вспомню совсем неожиданное – Стивена Кинг и его «Сердца в Атлантиде». Здесь тоже есть дружба не совсем обычного героя с условно обычным, ребенка и взрослого, есть лирика, много воздуха и света, надежды. Кажется, что «Сердца» будут ближе к будущему «Лету», но это мы еще поглядим – пока они для меня и про «Весну».

Петрич: Конечно, другие книги цикла – «Осень» и «Зима».

Горбенко: Серия книг про муми-троллей Туве Янссон, потому что «я вернусь в первый весенний день, и мы будем вместе строить запруду».

Лисицына: Подсюжет про Мэнсфилд и Рильке напомнил мне «Часы» Каннингема. А так, конечно, Али Смит похожа на многих хороших британских авторов, есть у них что-то общее. Например, «Одна история» Барнса подойдет, чтобы поймать похожую волну.


* Литературная премия «Ясная Поляна» — ежегодная общероссийская литературная премия, учрежденная в 2003 г. Музеем-усадьбой Л. Н. Толстого «Ясная Поляна» и компанией Samsung Electronics.
Поделиться
  • Али Смит - Весна
    4,1
    Премиум
    Третья часть Сезонного цикла.Что объединяет Кэтрин Мэнсфилд, Чарли Чаплина, Шекспира, Бетховена, Рильке, прошлое, север, юг, запад, восток, мужчину, жалеющего о прошлом, и женщину, запертую в настоящем?Весна, великий соединитель.Во времена стен и границ Смит открывает двери. Во времена, зацикленн...
    Третья часть Сезонного цикла.Что объединяет Кэтрин Мэнсфилд, Чарли Чаплина, Шекспира, Бетховена, Рильке, прошлое, север, юг, запад, восток, мужчину, жалеющего о прошлом, и женщину, запертую в настоящем?Весна, великий соединитель.Во времена стен и границ Смит открывает двери. Во времена, зацикленн...
  • Али Смит - Осень
    4,0
    Премиум
    Воображению одного из самых одаренных британских писателей Али Смит почти нет равных. «Осень» – это роман-коллаж, состоящий из обрывков памяти, размышлений о природе искусства, комических эпизодов из современности. Это небольшая книга о большой любви, которая пересекает столетия.
    Воображению одного из самых одаренных британских писателей Али Смит почти нет равных. «Осень» – это роман-коллаж, состоящий из обрывков памяти, размышлений о природе искусства, комических эпизодов из современности. Это небольшая книга о большой любви, которая пересекает столетия.
  • Али Смит - Зима
    4,0
    Премиум
    Суровая зима.Мир съеживается, все оголяется, то, что было ранее невидимым, становится видимым. То, что скрывалось, вспыхивает огнем.Али Смит воссоздает стремительно меняющийся мир, где корни бытия: смех, любовь, искусство – не всегда открыты нашему глазу. В эпоху постправды не только прошлое, но ...
    Суровая зима.Мир съеживается, все оголяется, то, что было ранее невидимым, становится видимым. То, что скрывалось, вспыхивает огнем.Али Смит воссоздает стремительно меняющийся мир, где корни бытия: смех, любовь, искусство – не всегда открыты нашему глазу. В эпоху постправды не только прошлое, но ...
  • Туве Янссон - Маленькие тролли и большое наводнение
    4,7
    Стандарт
    Близится осень, а это значит, что муми-троллю и его маме нужно поскорее найти уютное местечко и построить там дом. Раньше муми-троллям не нужно было бродить по лесам и болотам в поисках жилья – они жили за печками в домах людей. Но теперь печек стало совсем мало, а паровое отопление муми-троллям ...
    Близится осень, а это значит, что муми-троллю и его маме нужно поскорее найти уютное местечко и построить там дом. Раньше муми-троллям не нужно было бродить по лесам и болотам в поисках жилья – они жили за печками в домах людей. Но теперь печек стало совсем мало, а паровое отопление муми-троллям ...
  • Майкл Каннингем - Часы
    4,2
    Премиум
    “Часы” – самое известное сочинение Каннингема, признанное лучшим американским романом 1999 года и удостоенное Пулитцеровской премии и награды ПЕН / Фолкнер. Как устроено время? Как рождаются книги? Как сцеплены между собой авторские слова-сны? Как влияют события (разнесенные во времени и простран...
    “Часы” – самое известное сочинение Каннингема, признанное лучшим американским романом 1999 года и удостоенное Пулитцеровской премии и награды ПЕН / Фолкнер. Как устроено время? Как рождаются книги? Как сцеплены между собой авторские слова-сны? Как влияют события (разнесенные во времени и простран...
  • Джулиан Барнс - Одна история
    4,0
    Премиум
    Впервые на русском – новейший (опубликован в Британии в феврале 2018 года) роман прославленного Джулиана Барнса, лауреата Букеровской премии, командора Французско го ордена искусств и литературы, одного из самых ярких и оригинальных прозаиков современной Британии. «Одна история» – это «проницател...
    Впервые на русском – новейший (опубликован в Британии в феврале 2018 года) роман прославленного Джулиана Барнса, лауреата Букеровской премии, командора Французско го ордена искусств и литературы, одного из самых ярких и оригинальных прозаиков современной Британии. «Одна история» – это «проницател...
Другие материалы по теме «Блогеры читают»
10 подборок