Всеобщая теория забвения

4,3
32 читателя оценили
114 печ. страниц
2019 год
Оцените книгу
  1. ortiga
    Оценил книгу

    Поразительная, очень ёмкая история, где есть несколько героев сами по себе, но в финале все они чудесным образом сплетаются воедино, так как повлияли друг на друга, сами того не зная.
    Луду страдает агорафобией, усугубившейся после Происшествия, о котором вскользь упомянуто в середине книги и более подробно на последних страницах (честно, я расплакалась), так что из дома она выходит лишь в крайних случаях. А оказавшись в одиночестве после начала революции в Анголе (сестра с мужем, у которых Луду проживала, загадочно исчезли), женщина и вовсе решает забаррикадироваться от внешнего мира и прожить как сумеет, ведя дневник своей скудной на события жизни. Она из тех, кто предпочитает смириться и забыть. И жила она так 28 лет! Страна стала другой, когда её укрытие внезапно обнаружили.

    Как я уже сказала, в романе довольно много героев, и поначалу неясно, как они связаны друг с другом. Половина событий происходит в замкнутом пространстве Луду, другая половина отражает историю Анголы и её влияние на эту замкнутую жизнь. И ещё это роман о чуде. Несмотря на военную тему, читается он довольно легко. Все пазлы плотно прилегают друг к другу в финале, когда появляется чёткое понимание того, что ты прочитал.
    И некоторые предпочитают помнить всё, чтобы бороться. Чтобы жить.

    ПС в книге 272 страницы, но на деле меньше, так как главы небольшие и отделяются друг от друга чистым листом, так что я прочла её за полдня. Перечитывать вряд ли стану, но думаю о некоторых моментах (с обезьянкой Че Геварой, например, или с псом Призраком) уже третий день. Разве не это главное в любом произведении - след, который оно оставляет в наших сердцах?

  2. sibkron
    Оценил книгу

    "Общая теория забвения" - роман о памяти и забвении, о кровавых страницах в истории Анголы, о старом и новом и о надежде на светлое будущее.

    Во время военных беспорядков (обретение независимости Анголы) жизнь героини - Людовики (Людо) Фернандес Мано - меняется навсегда. Сестра с мужем пропадают, а она замуровывает выход из квартиры кирпичной стеной, оставляя лишь окно и выход на террасу, на которой ранее зять раскинул небольшой сад, где росли в том числе и бананы, для сообщения с миром. Людо пытается выжить, питается голубями, сжигает мебель для отопления. Она следит за событиями во внешнем мире по радио и через окно. Параллельно развивается история людей, с которыми сталкивает Людо жизнь, в том числе и мужчин в военном, из-за столкновения с которыми она и заложила выход. Проходит тридцать лет и лишь мальчику Сабалу, неожиданно появившемуся на террасе (залез по строительным лесам), удается вернуть Людо к жизни.

    На протяжении романа я не раз задавался вопросом, зачем героиня поступила именно так. Ответ будет найден лишь ближе к концу. Людо страдала агорафобией, отчасти из-за изнасилования в подростковом возрасте. Но с другой стороны это может быть такой же осознанный выбор как у братьев Кольер Доктороу. Она закрылась от ужасов нагрянувшей гражданской войны и только мальчик Сабалу стал её лучиком надежды, на новое будущее, на другой мир, мир без войны.

    Лучшие страницы романа - обрывочные дневниковые записи самой Людо, написанные с болью, надрывом и чувством безысходности. И именно они дают нам портрет человека, погруженного в хаос войны и страха, пытающегося по-своему приспособиться к враждебному окружению.

  3. nata-gik
    Оценил книгу

    Ну конечно, только ленивый не сравнивает Агуалузу с Амаду. Ну а как не сравнивать, когда Жузе вольный или невольный, но стопроцентный продолжатель традиций великого баиянца. На этом, пожалуй, и хватит сравнений. Потому, что это будет сильным преуменьшением достоинства ангольского автора, говорить, что он лишь последователь. Мы же не ставим на ступень ниже музыкантов одного жанра и направления в зависимости от времени их появления. Амаду, коненчно, был первым, кто извлек такие "звуки" и сюжеты из канвы жизни. Но после него эту мелодию играли многие. Но на мой взгляд пока только Агуалуза, взяв почти те же инструменты и настроив их в ту же тональность, извлек совершенно самостоятельное произведение.

    Интересное ощущение от произведения. Я бы не назвала его очень изысканным и вычурным. У автора совсем немного описательных предложений, он не очень часто использует прилагательные. Но ощущение от романа очень поэтическое, песенное. Каждый маленький блок текста воспринимается не главой романа, а стихом в поэтическом сборнике. Но при этом роман воспринимается очень насыщенным, информативным, сюжетным. За эмоциональной окраской скрывается загадочная и увлекательная история, за которой интересно следить. Хотя это непросто.

    Больше всего это произведение напоминает плед пэчворк. Кажущиеся разрозненными лоскуты идеально прилегают друг к другу, дополняют друг друга и все вместе образуют гармоничное полотно. Мой совет – читать произведение быстро (это несложно, роман очень легко написан), чтобы помнить всех героев, которые сначала появляются с калейдоскопической скоростью, а потом на некоторое время исчезают. Но появляются в финальном акте. Вот в этот момент важно помнить, кто есть кто.

    И самое поразительное ощущение от этого романа, то, что отличает его от классической пост-колониальной прозы, отсутствие гнетущей тоски. Перевороты, революции, смерти и жестокости проходят в очень приглушенных тонах. Гораздо важнее в этом романе люди, чувства, природа, любовь. Очень много любви. И прощения. И понимания.

    C.R.
    Мне нравится наша обложка. Она как-раз похожа на это лоскутное одеяло. Обложка с голубями скучна, хоть и подходит по теме. Обложка на английском такая же, как наша – одеялко. А вот центральная оригинальная влюбила меня в себя. Роскошная и очень близкая к сути романа.

  1. Некоторые биологи утверждают, что одна пчела, один муравей – это лишь малая живая частица одной особи. А полноценные организмы – это уже улей и муравейник.
    3 июня 2019
  2. Строки короткие как зов к Богу     Прочь от порога чертей отгоняют     Режу наречия и предлоги     Вены оберегаю
    2 июня 2019
  3. Я была счастлива в этом доме, в те дни, когда солнце навещало меня на кухне. Я садилась за стол. Приходил Призрак и клал мне морду на колени.
    2 июня 2019