Книга или автор
Белый квадрат (сборник)

Белый квадрат (сборник)

Белый квадрат (сборник)
4,0
69 читателей оценили
115 печ. страниц
2018 год
18+
Оцените книгу

О книге

В новый сборник короткой прозы Владимира Сорокина вошли тексты последних лет – большинство из них публикуется впервые. Читателя традиционно ждет вихрь головокружительных аттракционов: жонглирование цитатами и эпохами, карнавальное смешение высокого и низкого, оживление метафор, вспышки эротических протуберанцев, мучительная или глупая смерть. Если раньше застывшая языковая, жанровая или поведенческая модель, которую ломает вырвавшееся наружу коллективное бессознательное, относилась скорее к прошлому, то теперь автор препарирует настоящее, в котором модели прошлого актуализируются, слом традиции и возвращение к ней меняются местами, а обломки перемешиваются в психоделической мозаике, детально отображающей реальность.

Читайте онлайн полную версию книги «Белый квадрат (сборник)» автора Владимира Сорокина на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Белый квадрат (сборник)» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2018

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785171091446

Дата поступления: 07 июня 2019

Объем: 208.0 тыс. знаков

Купить книгу

  1. MayallCatcher
    MayallCatcher
    Оценил книгу

    В мире российского кина, есть три ступени режиссеров:
    1. Нужные. Например: Н.Михалков, А.Учитель и так далее. Их миссия создавать фильмы про Родину, патриотизм и так далее. Ну нужны они Отечеству, без них тоже нельзя. Они не для кассы работают, у них принцип быть первыми!
    2. Богемные, артхаусные, со своим миром, зачастую непонятным обычному зрителю. Например: Р. Литвинова, А.Звягинцев и так далее. Их любят и понимают такие же как они сами, люди с высоким IQ и смотрящие на мир через призму высокого искусства. Зачастую это не кассовые фильмы, а фестивальные, им статуэтки важнее. А еще им важнее быть на виду в этом их высоком обществе.
    3. Простые, приземленные, для народа. Роман Каримов (к/ф - "Гуляй Вася"), Жора Крыжовников (к/ф "Самый лучший день"), Анна Меликян (к/ф -"Невеста по обмену") и так далее. Последняя тенденция всегда в плюсе, и по кассе и по всем другим параметрам.

    На мой взгляд, в литературе тоже самое и это сугубо личное мнение. Сорокин относится к второй тенденции писателей-богемному. У него есть свои любители, которые читают его с самого начала его литературного пути. Которым близка тема сравнения постсоветской эпохи с реальностью. Есть коллеги по цеху (богемному) которые видят в нем ВЕЛИКОГО ПРЕВЕЛИКОГО, хоть и "похихикивают завистливо" тихонечко за его спиной) Возможно он и есть такой - Великий, но, я не понимаю его прозу, честно. Конечно, и даже очень согласна с его изящным преподнесением смыслов в его контекстах, правду говорит как никак, хоть и параллельную. Но! От его интимных подробностей иногда даже наушники не выдерживают)

    Тут как говорится на вкус и цвет товарищи)

  2. Zangezi
    Zangezi
    Оценил книгу

    Новый сборник короткой прозы Владимира Сорокина слишком короток, чтобы рассчитывать на новое слово и новый этап в творчестве живого русского классика. Скорее, на его примере можно поговорить о некоторых незаживающих темах и усыновлённых приемах, которые я мог бы назвать визитной карточкой автора, если бы не рисковал после такой банальщины узнать себя в одном из его зловещих героев. А в том, что почти все они зловещи, сомневаться не приходится.

    Метафизически Сорокин — чистейшей слезы гностик, для которого сей мир — ад настолько глубокий, что бесполезно и пытаться выбраться на свет. Да никто и не пытается; даже не приходит в голову пытаться. Когда-то дав уничижающую характеристику роду человеческому — «мясные машины», Сорокин занялся их коллекционированием, создав в итоге уже приличный автопарк. К роскошным предвидениям новых опричников или book’n’griller’ов «Белый квадрат» добавляет типажи поскромнее: богемных поэтов и инфернальных телевизионщиков. Впрочем, куда пронзительнее образ обывателя, нашего современника, всегдашнего эвримена, тщательно портретируемого ещё со времён «Нормы» и «Очереди». Здесь можно усмотреть один из главных рецептов короткой прозы Сорокина: начинается сюжет с вполне безобидного времяпрепровождения, застолья, светской беседы, которые вдруг прерываются безумным абсурдом вроде показывания друг другу анусов и совместного смертоубийства. Так в центральном рассказе сборника «Ноготь».

    Вообще все герои Сорокина много едят, дерутся, совокупляются, совершают всевозможные телесные движения. Есть соблазн назвать это новым раблезианством («Теллурия» наиболее близко подошла к воспеванию здорового животного начала), если бы гностицизм Сорокина не был так радикально противопоставлен ренессансному сознанию великого французского гуманиста. Где Рабле возвышает телесное, утверждая и его божественную природу, там Сорокин не усматривает ничего, кроме звериной плоти, низводя дух до естественного отправления, до бессознательного гула, до до-до да нет ух ох ах бей бери беги хватай давай могай блин блё бла ту-ру-ру отбирай наливай давай-давай ох ух ах бессмысленного междометия. На месте того, что когда-то называлось человеком, теперь образовалась зияющая пустота, гудящая сквозняком дыра, страшное в своей незримости ничто. Попробуйте нарисовать на холсте или бумаге белый квадрат — вот это оно и будет.

    Вслед за человеческими закономерно развалились и прочие скрепы, например государственные. На тему «Россия в произведениях В. Сорокина» впору задавать школьные сочинения (впрочем, с пометкой 18+, так что всё же университетские). Материалу добавляет и «Белый квадрат». В одноимённом рассказе герой воображает родину в виде гиганской спящей вши, очередного пробуждения которой мы «ждём с нетерпением и ужасом». Ещё более иллюзорной представляется Россия в рассказе «Фиолетовые лебеди». Здесь она «как бы страна»: с «как бы царем, как бы боярами, как бы холопами, как бы церковью, как бы законом, как бы бизнесом» и т. п. Реальны только ядерные боеголовки, да и они на поверку оказываются сахарными, сахар растворяется в чайном стакане, а стакан — во сне; в финале лебеди, подобно Ивиковым, готовы изобличить убийство традиции и смысла, да только перед кем? На мавзолее одни зооморфы...

    Лишь один рассказ выбивается из этого минорного гностического ряда. «Ржавая девушка» выглядит скабрезной шуткой, эротическим анекдотом, но при всём своём постмодернизме и антифеминизме он неожиданно предлагает естественное, «человеческое» решение; проблема устранена, желание сбылось, солнце светит и радует снова. Вина ли Сорокина в том, что это единственный рассказ сборника, чьё действие происходит явно не в России? Сколько ни черти квадрат на снегу, дом не построишь...

  3. manic_jason
    manic_jason
    Оценил книгу

    Короткий рассказ, с претензией на препарирование каких-то там нутряных русско-российских архетипов. Вторично, натужно, по-самоэпигонски. Автор давит из себя непотребство, но получается плохо, без задора, нет уже ожидаемой от Сорокина глазури отвратительного. И еще осталось ощущение, что рассказ писали и дописывали второпях, "для галочки".

  1. В таком случае что есть наша биография? – сумрачно произнесла Виктория, обращаясь к панораме залитой неярким солнцем Москвы. – Череда вынужденных событий, обидных паллиативов, зигзагов в темном лабиринте экзистенциальной беспомощности?
    29 сентября 2018
  2. – Нам так не хватает взаимного доверия и элементарного взаимо-пони-ма-ния! – произнес почти нараспев худощавый мужчина с заплывшими глазами, колючей бородкой и развалом белых волос, в карминовом сари с косым воротом, расшитым православными крестами, с медалью “За оборону Донбасса”, в белых брюках и желтых кроссовках.
    22 сентября 2018
  3. Надо уметь наслаждаться жизнью. Надо жить клево
    2 сентября 2018